Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Древний Муром и Дивное Дивеево. Дивеево – Русская Земля Обетованная.
11-12.06.2007

Оглавление:

 
           
            О Дивеево писать трудно. До поездки сюда я читала разные отзывы про него и всегда удивлялась их аскетичному стилю повествования. Я люблю, и сама имею склонность, к цветистости изложения, к подробностям и деталям, а такая скупость слов и чувств меня озадачивала. Но, теперь, вернувшись из этого воистину дивного места, сама не знаю, ни с чего начать, ни как написать о том, что мы там увидели и прочувствовали – очень трудно найти нужные слова. Попытаюсь.
            Дивеево – это особая земля. Это особый кусочек нашей планеты, где человек имеет возможность очистить свою душу.
 
Дорога.
            В Дивеево мы едем из Москвы через Муром. Из Москвы до Дивеево – 430км, от Мурома – 130км. Дорога из Мурома до Дивеево – уникально красивая. Но Высоцкий явно несправедлив к ней в своей песне: «В заповедных и дремучих, страшных Муромских лесах всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх. В заколдованных болотах там кикиморы живут, – защекочут до икоты и на дно уволокут. Будь ты конный, будь ты пеший – заграбастают, а уж лешие так по лесу и шастают. Страшно, аж жуть!». К этой потрясающей природной красоте лучше подходит размашистая песня Руслановой: «На муромской дорожке, стояло три сосны...». Cосен там, конечно, уже не три, а целый бор. Сосны – классические – здоровые, мощные, стройные, янтарные стволы и пушистые зелёные колючие шапки. А ещё невероятные по красоте синие люпиновые поля. Это не поля вообще, а моря. Особенно, так кажется, когда мчишься мимо них в машине. Такое синее бесконечное буйство-раздолье по обеим сторонам дороги. И медовый аромат.
            Мы собирались в Дивеево из Москвы с замиранием сердца. Но Дивеево – это не просто прекрасная природа и красивый монастырь. Дивеево – это очень сильное энергетически и обдирающее от всего лишнего душу место. Дивеево – это ваша проверка – на прочность, на вшивость, на силу духа, на веру. Это лакмусовая бумажка.
            Дивеево нас протрясло в самом буквальном смысле этого слова. По дороге туда мы получили одно «известие», которое было для нас как тёрка. Назовём его сейчас «стресс». Это событие выбило нас из приятной путешественнической расслабленности и поместило в несколько иное измерение. Дивеево – дало нам испытание и сразу проверило нас таким образом на прочность. Два дня там нас трясло. Сразу скажу, забегая вперёд, по возвращению из Дивеево, «проблема» удивительным и непостижимым образом исчезла. Как будто её и не было. Но, я до сих пор не уверена, где-то там, на тонком плане, выдержали ли мы это испытание. Но не об этом речь.
 
Гостиница.
            Мы останавливались в гостинице «Заречная». Мы выбрали эту гостиницу не потому, что она была самая дешёвая, а потому, что мы поздновато спохватились с бронированием и мест в двух других - «Дивеевская слобода» и «Московская» - уже не было. Только, на удивление, в одной «Заречной» были номера, да ещё и на выбор. Мы забронировали полулюкс за 1,7т.р., и в принципе и гостиницей, и всеми условиями проживания в ней остались вполне довольны. Внешне она выглядит просто – 2х этажное здание-прямоугольник, серый сайдинг, находится на одной из деревенских улиц. У гостиницы есть парковка. Наш номер-полулюкс впечатлял «богатством» - линолеум под тёмно-зелёный малахит, яркие виниловые обои в убойную сине-бежевую полоску, белая блестящая мебель и прочие вычурности в стиле нэпа и Остапа Бендера. Но это – если придираться, то есть просто несовпадение вкуса, а в целом номер был большой, чистый, с диваном, трюмо, вазами с гербарием, телевизором, даже с зубными щётками в душевой. В гостинице отличное кафе (о нём ниже). До центра села, т.е. до монастыря идти пешком минут 15-20, на машине минут 5-7.
            Для сравнения: гостиница «Дивеевская слобода» - это гигантский гостиничный комплекс на краю села в виде какой-то древнерусской крепости-башни. (Принадлежит Елене Батуриной). До монастыря идти пешком тоже ~ 20 минут. Гостиница «Московская» - самая центральная, расположена чуть ли не на территории самого монастыря. Выглядит очень красиво – такой нежно-кремового цвета свежеотреставрированный особнячок. (Принадлежит олигарху Олегу Дерипаске).
 
О селе Дивеево: Наши впечатления.
            Дивеево – даже сейчас – стоит перед глазами. Золотая такая картинка. Храмы и купола. Но начну с села Дивеево. Это Нижегородская область. Только въехав туда, мы сразу поняли, что такие сёла и называют богатыми. Село огромное, асфальтовые улицы, речка Вичкинза, пруд, крепкие дома, центр – монастырь, а также разные общие кирпичные постройки – магазины, администрация, школа, почта и т.д. Есть провинциальные города, которые выглядят, как деревни, а село Дивеево, наоборот – называется село, а на самом деле настоящий маленький городок. Главная улица, которая тянется вдоль монастыря – Октябрьская. Около монастыря есть большой плакат со схемой улиц и их названиями, чтобы туристы не заблудились. Представляете – какое большое село.
            Сначала глазам было очень непривычно видеть очень много людей в тёмной монашеской одежде. Конечно, мы раньше видели и монахов, и монашек, но здесь в Дивеево, их очень, очень много. Мы встречали их не только в монастыре, и не только около, а на всех улицах, даже в деревнях. И если поначалу воспринимали этих людей, как что-то необычное, то потом, наоборот – как что-то само собой разумеющееся.
 
О монастыре: Наши впечатления. Канавка Богородицы.
            Сам Серафимо-Дивеевский монастырь занимает достаточно большую по площади территорию, но даже и её, похоже, мало – очень много паломников и людей, которые сюда приезжают. В монастырской ограде с улицы Октябрьской есть несколько входов в монастырь. Мы совершенно случайно пошли правильным путём – через Колокольню. Правильным – потому что так получается более торжественно, не просто выскочить где-то сбоку на территорию, а именно пройти через арку колокольни, увидеть Троицкий собор салатового цвета через ажурные чугунные ворота, большую мощёную площадь, яркие цветники, за ними величественный Преображенский собор кипенно- белого цвета, почти копию первого, только с более округлыми формами. Купола на этом соборе и колокольне – не просто горят золотом, а ослепительно сияют, как полноценные дополнительные солнца к основному светилу. Очень много золота в небе. Это очень красиво.
            На территории монастыря, почему-то отчётливо ощутилось, что Троицкий собор (там находятся мощи святого Серафима Саровского) – мужского рода, а Преображенский – женского. Хотя, на самом деле, конечно, такого разделения нет. Может быть, так кажется, исходя из их внешнего облика: Троицкий – высокий, чуть угловатый, зелёный, серо-стальные маковки, а Преображенский – стройный, мягкий, белее снега и купола золотые.
            Мы зашли в Троицкий собор. Шла служба и внутри было чрезвычайно много людей, поэтому мы немножко постояли, вышли и стали обходить его кругом. Слева увидела большую очередь. Она стояла к мощам святого Серафима Саровского, вход к которым отдельный. Мы стоять не стали. Не знаю, как объяснить честно почему, скажем так – почувствовали себя невправе обращаться к нему в том состоянии, в котором мы тогда находились. Конечно, это очень обидно, что так у нас нелепо получилось. Но с другой стороны его невидимое присутствие в Дивеево чуть ли не материально ощутимо. Рассказывают, что и монашки часто встречают седобородого старца у Святой Канавки, и строители, видели его в храме, и дети, которых он особенно любил, часто рассказывают родителям о добром дедушке, который с ними разговаривал. В Троицком соборе можно также увидеть некоторые вещи, принадлежавшие отцу Серафиму: мантию, нательный крест, епитрахиль, кожаные рукавицы, башмаки и чугунок.В этом соборе также находится любимая икона батюшки Серафима «Божья Матерь Умиление».
            Мы ходим по территории, присматриваемся, ориентируемся, прислушиваемся к многочисленным экскурсоводам, водящим группы. Слушать очень интересно, тем более что мы никуда не торопимся в отличие от тургрупп, поэтому слушаем, как несколько гидов рассказывают об одном и том же, но по-разному. За Троицким собором расположен небольшой некрополь. Здесь нашли своё последнее пристанище игуменьи, несколько блаженных стариц из монастыря, монахи. Такого мы никогда не встречали. О них расскажу чуть ниже. Могилки – бархатные зелёные холмики все в цветах почитаются святыми местами. Сюда люди специально приезжают, чтобы мысленно пообщаться с блаженными, попросить их помощи.
            Дальше мы заходим в Преображенский собор. Там внутри тоже стоит очередь, чтобы приложиться к мощам трёх дивеевских блаженных (о них тоже расскажу отдельно). Здесь в соборе я узнаю о святом масле, о сухариках из чугунка преподобного, и о землице с Канавки (подробности будут ниже, сейчас не хочу отвлекаться). Но нам сейчас не до этого. Выходим из Собора и спрашиваем, где Канавка. Она начинается сразу за Преображенским собором, чуть правее, а заканчивается тоже примерно за ним, но уже левее.
            Я подготовилась к ней ещё заранее. По Канавке можно, конечно, прогуляться и просто так, но что-то я сомневаюсь, что это удастся. Это очень намоленное и сильное место, и когда заходишь за кованую калиточку, там, где её Начало, и вступаешь на эту высокую дорожку на гребне вала, а внизу под тобой высокий склон и узкая канавка, это как переходишь из земного притяжения в отсутствие гравитации. Здесь совсем другой воздух даже и совсем другое направление мыслей – старое осталось за калиткой.
            Святую Канавку надо проходить, читая молитву Пресвятой Богородице или Архангельское приветствие (этими словами приветствовал Архангел Гавриил Деву Марию при Благовещении): «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою; благословенна ты в женах и благословен плод чрева твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Отец Серафим говорил так: «Канавка эта – стопочки Божией Матери. Кто Канавку с молитвой пройдёт, да полтораста «Богородиц» прочтёт, тому всё тут: и Афон, и Иерусалим, и Киев».
            У меня в руках чётки, правда, признаюсь, они буддистские, сувенирные и в них 108 бусинок-горошинок, а молитву Пресвятой Богородице надо прочитать 150 раз, поэтому дома я нужную бусинку отметила красной ленточкой. Чётки очень удобно использовать, они нужны для того, чтобы не сбиться со счёта. Люди, которые ходят по Канавке, безусловно, все очень разные, и есть очень и очень своеобразные. Когда кто-то громко нараспев вслух читает молитву, это, конечно, неудобно, но терпимо, но и встречается и пуленепробиваемый контингент, который впереди тебя буднично и самозабвенно обсуждает «поведение Надьки с Ленкой» - это за гранью моего понимания.
            Канавка – очень длинная, у неё ломаная траектория, она по-разному изогнута, окружена цветами. Весной здесь на склонах (вижу) цветут ландыши, летом – разные цветы, есть даже очень ухоженные огородики вдоль неё.
            Начинать читать молитву нужно сразу же, как только вы на неё ступили, иначе не успеете прочитать 150 раз. Её длина и количество молитв продуманы ещё самим святым старцем Серафимом.
 
О монастыре: История обители. Серафим Саровский.
            Серафимо-Дивеевский монастырь – женский. Девичья обитель. Взятая под крыло святым старцем Серафимом.
            Всегда удивляет – как, почему именно здесь, в этом месте появился монастырь? Почему выбрал для себя именно Дивеево?
            Его основоположница – матушка Александра, монахиня из одного киевского монастыря.
            И ей было видение. Богородица повелела ей идти на север России, обходить все великорусские святые места, и там она ей укажет место для великой обители, для своего четвёртого удела. Богородица имела в виду четвертый после Иверии (Грузии), Афона (Греция) и Киева удел, где она по преимуществу обитает. Монахиня пошла. Путь далёкий, много городов, сёл, деревень. Она прошла Муром и направилась в Саров. Но, не доходя до него километров пятнадцать, в деревушке Дивеево, на отдыхе, в тонком сне ей снова явилась Богородица. Божия Матерь сказала: «Вот это место». Это было ~ в 1760 году.
            В мирской жизни матушка Александра была богатая помещица Агафия Мельгунова. Она продала своё имение, поселилась в Дивеево. И построила первую там каменную Казанскую церковь. Так возникла Казанская обитель.
            Но как же интересно переплетаются судьбы людей, которые, казалось, текут параллельно и не имеют возможных точек соприкосновения.
            В 1754 году в Курске в семье купцов Исидора и Агафьи Машниных родился сын – Прохор. Когда он родился, один блаженный человек сказал матери: «Счастливая ты Агафья! Твоё дитя, когда вырастет, станет великим молитвенником за весь мир!...».
            В 10 лет мальчик взобрался на колокольню церкви, которую строила его семья, и сорвался. Упал с большой высоты, но остался невредим. С этого времени в нем стало крепнуть стремление к богу.
            В 24 года Прохор Машнин поступил в Саровскую пустынь «для духовного делания». Там, через 8 лет послушничества, он принял постриг с именем Серафим. Однажды настоятель Саровского монастыря Пахомий и два его монаха Исайя и Серафим шли по делу мимо Дивеева. Матушка Александра попросила саровского старца не оставлять без попечения место указанное Богородицей. Пахомий указал на Серафима. Потом все пошли своими путями – монахи дальше, по своим делам, а матушка Александра со спокойной душой в мир иной. Так духовным отцом Казанской обители стал отец Серафим. Ему было 33 года.
            Но Серафим отказывается пока от назначения. Его искренне не интересуют мирские хлопоты. Он пока не готов. Поэтому в 40 лет он удаляется в лес, в Дальнюю пустынь и становится отшельником. Ни его иконах можно увидеть истории про то, как он приручил медведя, как на него напали злодеи и жутко избили.
            В 53 года он берёт на себя ещё обет молчания и столпничества. Он стал молчальником – совсем перестал разговаривать – потому что молчальники так ценят время, что ни на минуту не хотят отвлекаться от молитвы – рассеиваться. А столпниками называли монахов, которые молились, стоя день и ночь на широком столбе-башне. Отец Серафим заменил столб огромным камнем-валуном и молился, стоя на нём на коленях, с воздетыми к Богу руками. В Саровском лесу он провёл 15 лет…
            В 56 Серафим возвращается в монастырь, но становится затворником, т.е. уходит в келейный затвор, на 5 лет закрывается в своей келье. Что он там делал? Молился….Когда Серафим вышел из своего затвора, это был уже не тот человек, что ушел. Да и остался ли он после этого человеком? Скорей уж он стал духом, сгустком благодатной энергии. Ему были дарованы два дара – целительство и прозорливость. За тридцать молитвенных лет Серафим накопил такую энергию духа, что легко мог творить любые чудеса. Мог мгновенно перемещаться на любые расстояния, внушать человеку любые мысли, ясно видеть будущее, исцелять больных и так далее.
            В 61 год отец Серафим выходит из затвора и начинается его новый подвиг – старчество. Старец Серафим исцеляет больных людей, утешает несчастных советами. В это время к нему снова явилась Богородица и спросила: «Зачем ты хочешь оставить заповедь рабы моей Агафии?» Далее она в мельчайших деталях объяснила, как обустроить новую обитель рядом со старой, Казанской. Главный принцип: ни одной вдовицы, все должны быть девушками. Кончив речь, Богородица ударила жезлом о землю, и в том месте пробился источник (о нём будет ниже).
            Тогда отец Серафим сам начинает валить деревья в Саровском лесу для постройки ветряной мельницы будущей девичьей общинки, от которой (по замыслу Богородицы) девицы должны были питаться. Это было зимой, а летом она уже замолотила. И сюда были перевезены те девушки, на которых отцу Серафиму указала сама Богородица. Первоначально их было двенадцать, по числу апостолов. Восемь из них были взяты из Казанской общины. Новая обитель стала называться Мельничной.
            Своим чудесным даром отец Серафим исцелил от ужасного недуга одного богатого помещика – Михаила Мантурова. Мантуров в знак благодарности, продал своё имение и на эти деньги был купленучасток земли рядом с Казанской церковью и рядом к ней начали пристраивать Рождественскую церковь (Рождества Христова, в ней всегда перед образом Спасителя горит неугасимая свеча) для новой общины. А через несколько лет тоже рядом стали возводить вторую Рождественскую церковь (Рождества Богородицы, в ней звонят особые маленькие колокола).
            А также отец Серафим дал указание сёстрам по обустройству Канавки. 
            В 1829г. (Серафиму – 75 лет!) Мельничной обители выделили большой участок земли. По её получении Старец приказал обходить её и обкладывать камешками, а затем по полученному следу опахать землю сохой по одной борозде три раза. После Серафим велел обрыть её канавкою в три аршина глубины и три аршина ширины, а вынимаемую землю бросать так (вовнутрь обители), чтобы образовался вал в три аршина. Для укрепления вала он велел посадить на нём крыжовник. (Аршин - ~72см, три аршина – сажень – 215см). Канавку рыли 2,5 года. Она представляет собой замкнутый 7-миугольник.
            Так появился Дивеевский монастырь, вернее, Казанская и Мельничьи девичьи общины объединились после ухода преподобного старца и стали именоваться Серафимо-Дивеевским монастырём.
 
Очевидное-невероятное.
О вторичном обретении мощей святого Серафима Саровского.
            В 1927 году Серафимо-Дивеевский монастырь – был разгромлен. Мощи святого старца Серафима Саровского – исчезли.
            О вторичном обретении святых мощей я прочитала удивительный рассказ. Просто потрясающий. Вот выдержки (с удовольствием дала бы ссылку, чтобы прочитать весь рассказ целиком, но боюсь, что её уберут):
            «В юности я волею судьбы устроился работать в Казанский собор… Мало кто в курсе, что Музей Атеизма в Казанском соборе планировали переделать в настоящий в буквальном смысле Храм Атеизма. Был готов даже алтарь с Лениным и Хрущевым за столом как во время тайной Вечери и космонавтами, парящими над ними, как Ангелы. Но при Брежневе этот проект заморозили.
            В то время, когда я там работал, ходили слухи, что Казанский Собор вот-вот из Храма Атеизма снова превратиться в Действующий Храм. Там даже стали проводить регулярные службы по выходным, не дожидаясь официального решения. Шла большая разборка запасников и возвращение различным религиозным конфессиям предметов культа, изъятым во времена воинствующего атеизма. И мы – я и мои друзья, работавшие со мной, принимали в этом непосредственное участие, между пьянками и наркотическими трипами.
            Чем глубже шли чердачные разборки, тем чаще один из рабочих по экспозиции Юра Шилов, мой приятель-хиппи, с восторгом сообщал, что они нашли. На перекурах в подвале, где встречались научные сотрудники, рабочие и музейные смотрители, шло живое обсуждение находок. (Подвал раньше был дополнительным залом, в котором демонстрировались орудия пыток Святой Инквизиции, но теперь был захламлен и превращен в склад и несколько каморок для обслуживающего собор персонала).
            Практически все найденное почему-то было связано с буддизмом, исламом и даже синтоизмом. Администрация музея превратила его в какую-то свалку предметов культа. Не архив и хранилище, а именно свалку и помойку, так как все хранилось в ужасном состоянии, вперемешку и хаотично брошенное, лишь бы только скрыть и укрыть от народа его святыни. Какой-то сумбурный склад оголтелых безбожников – вот что представляли гниющие и запыленные запасники Казанского собора. Полвека, не рассортированные и наваленные друг на друга, там лежали священные предметы разных религий, собравшихся в единый сгусток Духа, перестав враждовать и объединившись перед своим Общим Врагом – Безверием. Храня молчание и ожидая своего воссоединения с верующими, они скрывались на чердаках Казанского Собора годами. Будда, Иисус, Магомет стали Едины там. Только благодаря Высшим Силам, Забывчивости и Лености сотрудников многое не было разобрано, разбито, расколото, уцелело и не было выброшено в буквальном смысле на помойку истории.
            И вот в один из дней наших исследований и раскопок в центре Санкт-Петербурга с чердаков временной экспозиции Отдела Буддизма по винтовой лестнице слетел вышеупомянутый рабочий экспозиции Юра Шилов, с выпученными глазами и как будто вмазанный чем-то не по-детски…
            Первое, что я услышал, было:
- Я нашел Труп! Там труп на чердаке! Слышите?!
            В тот же миг мурашки пробежали у меня по спине, и я в шоке отшатнулся от выбежавшего приятеля… При мысли о страшной находке, которая находилась в данный момент наверху, над нами, мне стало реально не по себе. Вскоре вокруг Юры собрались все работники Музея… Он, волнуясь, стал им все рассказывать, а потом повел наверх директора и зама. Те вернулись бледные и взволнованные, как и Юра. Началось, подумал я. Началось, действительно. Можно было и не думать. Уже вскоре в Музей вошли два священника, явно приехавшие с каким-то высшим заданием и проверкой. Все было как в кино. Они поднялись все вместе наверх, вслед за Юрой. Побыли там немного и вскоре вышли, неся на руках то, что могло быть только одним – завернутым в ткань человеческим телом.
            Как в калейдоскопе я вижу произошедшее в те дни. Яркую, призрачную, состоящую из осколков моей памяти мозаику, складывающуюся с каждым поворотом воспоминаний в более новый и необычайной красоты узор.
Официальная информация гласила следующее: «…в январе 1991г., в запасниках Музея истории религии и атеизма, который располагался в здании Казанского собора в Ленинграде, неожиданно для всех были найдены мощи преподобного Серафима Саровского – одного из самых почитаемых русских православных святых». Парень, нашедший великого русского Святого, был наркоман и хиппи Юра Шилов. В Чекистском кожаном плаще. Выглядящий внешне как Чарли Мэнсон.
            …В тот миг, когда тело спустили сверху, мои губы беззвучно стали произносить «Господи Иисусе Христе (вдох через нос), помилуй мя (выдох через рот). «Господи Иисусе Христе (вдох через нос), помилуй мя (выдох через рот). «Господи Иисусе Христе (вдох через нос ), помилуй мя (выдох через рот).
            Уже гораздо позже в зрелом возрасте я читал, что Серафим Саровский был канонизирован Русской Православной Церковью при соучастии Св. Царя Николая II летом 1903 года. И о том, что Он предсказал, что Его мощи будут утеряны в смутные времена для России и будут снова обретены. Когда я писал этот текст, я выяснил, сколько Мощи Серафима пролежали спрятанными, а потом утерянными в Казанском Соборе.
            В 1920 году Новой Властью Мощи были изъяты из Дивеевского монастыря под Арзамасом, откуда и переправлены в Страстной монастырь, который был осквернен в 1921 году, когда из него сделали первый Музей Атеизма. В 1934 году Мощи исчезли из Страстного монастыря, который взорвали во время кульминации развернувшейся антирелигиозной кампании.
            С 1934 по 1991 год. 57 лет. Больше полувека. На чердаке, над головами нескольких поколений, приходивших в Музей Религии и Атеизма поглазеть на диковинки, лежали мощи Святого, и об этом никто не знал. Включая тех, кто их должен был оберегать, если не как священную реликвию, то хотя бы как музейный экспонат. Они просто потерялись, как и многое другое в наших замечательных музеях. Затерялись среди раритетного барахла.
            Внимание – цитата из слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, сказанного им в Троицком соборе Александро-Невской лавры 12 января 1991 г., на следующий день после подписания протокола о передаче св. мощей преподобного Серафима Саровского Русской Православной Церкви.
            «Уже при первой встрече с директором Музея истории религии, - говорил Патриарх Алексий II, - мы договорились о том, что мощи, как православные святыни, должны быть возвращены Церкви. Первая святыня, которая была возвращена, - мощи святого благоверного князя Александра Невского. Вскоре были переданы Церкви и мощи преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких. Считалось, что никаких других мощей в музее нет, но в связи с намеченным переездом из Казанского собора сотрудники музея заново проверяли запасники, и в помещении, где хранились гобелены, обнаружили зашитые в рогожу мощи. Когда их вскрыли, то на перчаточке прочитали надпись: «Преподобный отче Серафиме, моли Бога о нас!" Чьи это мощи? Кроме надписи на перчатке, никакой другой информации не было: ни номера, ни описания».
            Далее хроникеры говорят нам о следующем – опять цитирую: «Патриарх Алексий II начал поиски акта о вскрытии мощей преп. Серафима, который вскоре был найден. «И, сопоставив два акта - о канонизации в 1903 году и о вскрытии в 1920 году, - говорит Святейший Патриарх, - я направил в Ленинград двух архипастырей – епископов Тамбовского и Мичуринского Евгения и Истринского Арсения, которые исследовали мощи... Архипастыри, которые производили осмотр, свидетельствовали о чувстве благодатности и благоухании мощей, которые им пришлось обследовать. После сопоставления появилась уверенность, что это действительно мощи преподобного Серафима. До передачи оставалось одиннадцать дней. Была изготовлена рака, в которую мощи были переложены накануне возвращения их Русской Православной Церкви».
            Вот этих двух бородатых молодых священников, стоявших возле завернутого в рогожу тела, я боязливо, памятуя Имя Господа, наблюдал девятнадцатилетним юношей. Мумия в рогоже лежала перед ними на четырех составленных стульях. А они неспешно ходили рядом с ней, взволнованные не на шутку.
            Будучи найденными, действительно, чудесным образом, св. мощи преп. Серафима Саровского начали свой «крестный ход» по Руси. Из Ленинграда в Москву и оттуда в Дивеевский монастырь, основанный преп. Серафимом… Мощи перевозили в микроавтобусе, который сопровождал повсюду автомобиль Патриарха, с остановками в городах и монастырях по пути следования, где Патриарх служил Литургию, и массы верующих приходили на поклонение к Святым Мощам. 1 августа 1991 г., в день памяти преп. Серафима Саровского, его св. мощи были возвращены в Дивеево. Безусловно, это стало одним из самых ярких чудес русской церковной истории XX века.
            И этому чуду я был свидетелем. Каждый раз, как я вспоминаю эту историю, мне приходят на ум рассказы о временах, когда христианская религия находилась в состоянии постоянного ощущения чуда и потустороннего мира. Меня всегда потрясали рассказы о Первосвященниках, которые во время воскресного служения, заходя в алтарную часть, привязывали к ноге веревку. Конец веревки оставался в руках остающихся в этом мире священнослужителей. Ведь Алтарная часть обозначалась как воплощенное Царствие Божие на Земле. Как Иной Мир. И уход в Него на каждую Службу был равносилен выходу в открытый космос, прогулке по Луне первых астронавтов. Веревка была единственной связующей нитью с реальным миром. Священник каждый раз не знал, что с ним случится в этом измерении. Он входил в транс и начинал таинственный ритуал поклонения Богу. С ним действительно могло произойти что угодно, и Бог мог Явиться ему в любую секунду, так как трепет веры разносился вибрациями со сверхсветовой скоростью во все стороны Вселенной и за ее пределы. Священник мог лишиться чувств от их переизбытка. Потерять сознание в любую секунду. И тогда служки его вытаскивали за эту веревку наружу, чтобы привести в себя. Священники были те же самые шаманы. Каждая служба была глубочайшим таинством. Только когда священники потеряли страх божий и перестали привязывать веревку к ноге, за ними потеряла этот страх и их паства, и потеря этого страха привела к потере Храмов и превращения Домов Бога в Гостиницы человеков.
            И я именно тогда, в тот день, испытал в первый раз в жизни, тот самый страх Божий. Я боялся подойти близко и видел только стопы Святого, торчащие из обворачивающей Его ткани, напоминающей холст. Стопы Тела, уложенного на стулья музейных смотрительниц. Все, что мне хотелось тогда – это наблюдать из-за угла и повторять Иисусову молитву. Страх Божий снизошел на меня, и я побоялся приблизиться. Вокруг найденных мощей бродили священники и о чем-то толковали между собой, осматривая мумию. Чувствовалось, какой переполох наделала случайная находка хиппи во всем мироздании.
            Сейчас я понимаю, что был в тот момент настоящим русским Бен Гуром. Современником Христа, не принимавшим никакого участия в Евангельской Истории, но бывшим ее немым и боязливым свидетелем.
            Но тогда не было никакого осознания, только чувство. Спустя много лет пришло понимание произошедшего в те дни соприкосновения с Историей.
            «10 лет назад, в рождественские дни 1991г., в запасниках Музея истории религии и атеизма, который располагался в здании Казанского собора в Ленинграде, неожиданно для всех были найдены мощи преподобного Серафима Саровского – одного из самых почитаемых русских православных святых».
            Когда я наткнулся на эту статью в «Православной газете» «Чудо обретения мощей», то подумал: Боже ж Ты Мой! Это же мы! Это же мы Его нашли!» (Рассказ написал Дима Мишанин).
О Дивеевских матушках.
            Когда мы заходили в Рождественский и Преображенский соборы, внутри них всегда стояли очереди к мощам дивеевских блаженных женщин, а за первым собором в некрополе экскурсоводы подводят группы к зелёным бархатным холмикам и тоже рассказывают про них. Кто это? Оказывается, Дивеево выбрали своим местом несколько блаженных стариц. Их всем сердцем привечал батюшка Серафим.
            Блаженные – это особые люди. Блаженность – очень трудно объяснить словами материалистически настроенному человеку, потому что это не врождённое качество, а приобретённое. В книжках пишут, что это – «один из труднейших подвигов христианства», что юродивые это – «люди, которые представлялись как бы лишёнными рассудка». Для чего? – Чтобы побороть гордость, чтобы, изъясняясь иносказательным языком, сильнее воздействовать на людей, мимо которых слова обычные проходят мимо.
            Но это не совсем понятное объяснение: получается, что какое-нибудь актёрство или любое сумасбродство, тоже можно назвать блаженностью. А это неправильное понимание.
            Блажённые – это полуспящие люди. Мы с вами тоже спим, и видим сны, и знаем, что сон это всегда иная, другая реальность. Особенно эта граница отчётливо ощущается, когда мы просыпаемся – где мы – там или тут? Блажённые люди – находятся больше Там, чем Здесь. Но их другая реальность – всегда светлая. Там – они очень близко видят Бога. Там – они разговаривают с Богом, а не с тёмными сущностями. Поэтому они ясновидят, поэтому они говорят правильные вещи, хотя при этом они ведут себя по- разному – играют в куклы, передразнивают, выясняются образно, а также здесь могут присутствовать и сопли, грязь, лохмотья, т.е. весь тот набор, который обычных людей отпугивает и внушает (может внушать) страх, презрение, отвращение. Но блажённым нет никакого дела до искусственных правил нашей обыденной жизни. Они – светлые люди, они – взрослые дети. А вот мы, обычные нормальные люди, имея и трезвый ум, и здравую память, находясь в этой реальности и говоря красивые слова, часто творим ужасные гадости.
            Вот ещё одно интересное понимание блаженности: «В какой-то момент на Руси стали считать, что юродивый – это умный человек, прикидывающий дурачком. Смирение гордого ума – это, может, и очень большой подвиг, но все-таки в первую очередь это всего лишь притворство. Настоящее же юродство – отнюдь не притворство, не имитация дурости, но – неподдельная дурость. Которая, впрочем, вовсе не отменяет подлинный ум. Ты просто впадаешь в состояние, когда обыденный ум (умение ориентироваться в условностях мира) вдруг отлетает, и на его место приходит что-то другое: мудрость, которой уже нет никакого дела до глупых условностей».
            И ещё пришла в голову странная мысль (Дивеево ведь): блаженные – это удивлённые люди. Удивлённые Богом.
            В некрополе (за Рождественским собором), помимо других священнослужителей, захоронены блаженные – Пелагия (в центре), Параскева (справа), Наталья (слева).
Блажённая Пелагия (Пелагия Ивановна Серебрянникова, в монастыре прожила до 1884г.) – «безумная Палага», «дурочка» для одних людей и «великий светильник света», «духовная мать», «второй Серафим» для самого батюшки и остальных. Она была замужем, родила детей, но её душа стремилась к иному. Её очень любил отец Серафим. Когда Пелагея с мужем приехали в Саров (в 1828 году), Серафим беседовал с ней шесть часов наедине. Провожая, прилюдно ей поклонился до самой земли и сказал, чтобы скорей шла в Дивеевскую обитель.
Блаженная Параскева - Паша Саровская (Параскева Ивановна, в монастыре прожила до 1915г.) – «третий Серафим». У неё очень была тяжёлая судьба. Она крепостная. Помещица придралась к ней, навела ложь из-за якобы «воровства», отдала её, честную жену, пьяным солдатам. Параскева потом ушла в Киевскую Лавру и там приняла схиму, что для женщин практически недоступно. 30 лет жила в лесу, там её нищую, тоже ограбили разбойники, так же, как и святого Серафима, а вдобавок отрезали ей ухо. Она пришла в Дивеево, в монастырь и здесь осталась. Жила блаженная Паша в маленьком домике-келье, который называла «пустынькой». Играла в куклы, за её переменчивым настроением, иносказательными разговорами и поступками скрывалась высочайшая любовь, смирение и сострадание. К ней вереницей текли люди. Она привечала всех и никого не выделяла ни по чину, ни по регалиям, ни по званиям. Только блажённые так могут поступать. К ней приезжали Николай II с женой. И Паша ему всё предсказала: революцию, гибель династии… Она даже показала куклу мальчика и сказала: «Это ваш». Но Императрица проявила недопонимание: не верю. Тогда блаженная протянула ей кусок кумача: «Это твоему сынишке на штанишки. Когда он родится, поверишь».
            Здесь на территории монастыря есть её голубой домик, та самая «пустынька», а сейчас в нём размещается её музей и паломнический центр.
Блажённая Наталья (Наталья Дмитриевна, в монастыре прожила до 1900г.). Она также обладала даром совета.
            Как это ни странно звучит, в советское время на месте их захоронения стоял …пивной ларёк.Там среди местных алкашей часто появлялись и сидели на лавочке эти блаженные старицы - Пелагея, Паша и Мария, чьё место было попрано ларьком. Особенно смущалась ларечница при виде этих трёх неведомо откуда взявшихся блаженных старушек.
 
            Там же в некрополе, но чуть подальше захоронены блаженная Мария и отец Владимир.
Блаженная Мария (Мария Ивановна Федина, в монастыре прожила до 1931г.) – преемница Паши Саровской, она получила от неё благословление. Обладала даром прозорливости с детства. Скиталась, голодная, нищая. Никто не слышал от неё ни жалобы, ни стона, на раздражительности или сетования на несправедливость. По её молитвам люди исцелялись, её советы – помогали жить. Монастырь закрыли в 1927г., блаженную старицу даже арестовывали, но потом всё же отпустили. Она предсказывала даже в те тёмные времена возрождение монастыря.
Отец Владимир (Владимир Шиков). Мы удивились, увидев одну могилку всю в букетиках цветов, свечках и записочках, которые были заложены даже за большой деревянный крест. Оказалось, это иеромонах Владимир, который отмаливал людские грехи. Брал их на себя. В материальном мире, конечно, такое звучит странно, а в тонком – доступно и понятно. Он забирал грехи людей к себе и потом отмаливал их перед Богом. Но один грех – болезнь – отмолить не получилось, и она перешла на него. Исцелённый человек уехал, а отец Владимир ушёл в мир иной. Но к нему до сих пор приходят толпы людей, и просят, и просят, и просят.
 
            Помимо захоронений блаженных и монахинь на территории монастыря, в самих церквях и обоих соборах находятся мощи святых блаженных в деревянных раках. К ним тоже приходят люди.
            В Казанском церкви (на входе, недалеко от Колокольни) находятся мощи блаженных Пелагии, Параскевы (Паши Саровской) и Марии.
            В пристроенной к ней Церкви Рождества Богородицы находятся мощи основательницы монастыря матушки Александры и духовных дочерей отца Серафима - схимонахини Марфы (слева) и Елены Мантуровой (справа).
Матушка Александра (Агафия Семёновна Мельгунова). Основательница Казанской общины в Дивеево, которая потом стараниями отца Серафима объединилась с Мельничной общиной, а потом превратилась в Серафимо-Дивеевский монастырь (О ней писала выше. В самом Дивеево есть источник её имени, на нём возведены бревенчатая часовня и купальня).
Марфа (Мария Семёновна Милюкова) – 19-летняя девушка, принявшая схиму. Любимица Серафима – «избранный сосуд благодати Божией», «начальница Дивеевская на небе».
Елена Мантурова – 26-летняя девушка, сестра духовного друга отца Серафима, излечённого им Михаила Мантурова, помещика, на чьи деньги был и построен Рождественский собор, «начальница Дивеевская на земле».
            (Единственное, похоже, что сейчас их мощи из маленькой Рождественской церкви перенесли на время в  большой Преображенский собор – летом очень много паломников).
 
Любимая икона Серафима Саровского.
Это Божия Матерь «Умиление» (http://eparhia.sakha.ru/html/calendar/Life/life4329.htm).
            Перед этим образом всегда молился и коленопреклоненно скончался батюшка Серафим. Божия Матерь изображена без младенца Иисуса, с перекрещенными на груди руками и нежной чуть заметной улыбкой. На этой иконе запечатлён момент Благовещенья, когда Пресвятая Дева отвечает Архангелу Гавриилу на весть о будущем рождении ею сына: «Се раба Господня, буди Мне по глаголу твоему». Серафим Саровский очень любил этот образ и называл его «Всех радостей радость». Николай II подарил для этой иконы очень богатую золотую ризу, украшенную драгоценностями - нимб, в виде сияющих лучей, состоит из драгоценных камней и жемчуга. Когда на икону падают солнечные лучи, она сияет необычным образом: лик Богородицы становился живым, краски - нежными, а украшения, написанные маслом, трудно было отличить от настоящих драгоценных камней. С иконы было сделано множество списков, некоторые из них тоже стали чудотворными. В Троицком соборе в Дивеево сейчас висит список, а оригинал находится в Москве, в Патриархии.
            Отец Серафим оставил сёстрам монастыря заповедь – по воскресеньям совершать особое молебное пение Пресвятой Богородице по уставу Афонской горы – Параклис. «И если эту заповедь мою исполните, то все хорошо у вас будет, и Царица Небесная не оставит вас. Если же не исполните, то без беды беду наживете». Эта заповедь свято исполняется в обители.
           
Что привезти из Дивеева.
Иконы, конечно же.
А также масло и сухарики святого Серафима, и землю со Святой Канавки.
            Пакетики для них – небольшие прозрачные – настоятельно рекомендую взять с собой. Иначе за ними вы будете стоять в большой очереди в церковную лавочку на входе (притворе) в Преображенский собор, и их ещё может и не быть. Бутылочки для маслица продаются здесь же. Напротив этой лавочки – окошко, где вам в них нальют маслица, освященного на мощах преподобного Серафима, а также на мощах святых блаженных – Дивеевских матушек.
            Сухариков (горсточку) вам насыплют в пакетик в бревенчатой часовенке имени отца Серафима (там, где заканчивается Святая Канавка) - летом, или в притворе Преображенского собора (там, где наливают масло) – зимой. Считается, что нужно капнуть буквально капельку такого маслица в бутылку обычного, и всё масло приобретёт благодатные свойства.
            Сухарики – маленькие кусочки ржаного хлебца. Когда я стояла за ними в очереди в часовенку, то прочитала на деревянной доске, что «в Дивеевском монастыре после кончины великого старца появилась традиция раздавать сухарики в память о преподобном и как его благословение. Отец Серафим многим приходящим к нему давал в благословение сухарики – кому горсточку, а кому и большую ношу. В наши дни эти сухарики освящаются в чугунке батюшки Серафима, в котором старец готовил себе скудную пищу, а потом отдавал дивеевским сёстрам для церковных нужд (в нём хранили уголь в алтаре). Многие паломники увозят эти сухарики в разные страны и потом пишут об чудесных исцелениях и необычных случаях, связанных с ними». Сухарики раздаются монашкой бесплатно, но своё вознаграждение любого размера вы можете оставить в рядом стоящем ящичке с пожертвованиями.
            Земля со Святой Канавки имеет силу очищать «от бесов помещения и территорию». Совсем небольшую часть этой землицы можно смешать с речным песком или обычной чистой землёй в любой пропорции, и эта смесь будет благодатной и сохранит все свойства земли со Святой Канавки. Целая насыпь этой землицы находится за часовенкой, где раздают сухарики. Это место, где раньше стояла та самая первая монастырская Мельница. В монастыре просят брать её по горсточке, не более, чтобы досталось всем.
            Ещё здесь в монастыре продаётся уникальная книжка «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Её автор – митрополит Серафим (Чичагов). Мы её видели, но не купили, потому что ничего о ней не знали. Только позже прочитали в книжечках про Дивеево.
 
Дивеевские Источники. Про купание.
            Мы были на 2х источниках – открытом источнике преп. Серафима на речке Сатис близ д. Цыгановка (14км от Дивеево) и источнике явления Божией Матери близ с. Кременка (10км от Дивеево).
            Узнали о них так – купили на лотках книжечки про Дивеево и в одной («Святые источники Дивеева и округи») увидели описание источников. Всего их 8.
            Первый - Серафимовский – самый известный. Но это сейчас нам легко писать, а до этого мы никогда не были на таких источниках, и не имели о них ни малейшего, ни приблизительного представления. Мотив был один: «время есть, что будем делать, давай поедем на источники – давай поедем».
            Кое-как разобрались с дорогой. Указатели, понятное дело, в дефиците. Из Дивеева мы выехали по улице Октябрьская, у бензозаправки на развилке поворот направо в сторону Сарова и Сатиса. Будьте внимательны, на карте есть ещё один Сатис, но в сторону Арзамаса. До источника ехать ~14км, и надо отметить, что при подъезде к нему видели один-единственный указатель: Саров - налево, источник - прямо, Сатис - направо. Откровением почему-то для нас стал тот факт, что кроме нас в направлении источника двигалась целая кавалькада машин. Мы пристроились за ними. Дорога к источнику идёт через густой лес, который скоро закончился и мы выехали на большую площадку – сувенирно-парковочную. Мы остановились осмотреться и почему-то очень шокировались ассортиментом на сувенирных лотках: ситцевые ночные рубашки и семейные трусы соседствовали с иконами и картинами на камнях с ликом святого Серафима. «Совсем обалдели», - подумала я. Мы уже поняли, что источник находится впереди и решили не парковаться здесь на обочине, а проехать всю эту достаточно длинную дорожку, с обеих сторон уставленную лотками, и по возможности подъехать поближе (мы хотели набрать воды в источнике и не хотели бегать потом туда-сюда с полными канистрами).
            Подъехали. Припарковались. Зашли за металлические ворота с надписью «Собственность Серафимо-Дивеевского монастыря». Место очень красивое. Видим впереди деревянный крутой мостик через журчащую по камням речушку, бревенчатую часовню и густейший, в основном сосновый лес стеной вокруг.
            И ещё очень удивило, что навстречу нам, немного скованным из-за проблем ориентирования на местности, шли толпы народу с мокрыми волосами или полотенечными тюрбанами на головах, розовощёкие, с блестящими глазами и довольные. Впереди слышатся визги, и вообще атмосфера такая, какую дарит лето, хорошая погода и вода.
            Мы подходим ещё ближе и наконец-то видим сам источник. Это довольно большое, скорее овальное озеро с водой изумрудного цвета и кажущейся какой-то плотной консистенцией. На противоположном от нас береге – линия бревенчатых домиков-купален, и там же сходы в воду с деревянных мостиков, на которых толпится народ. Люди делятся на одетых – тех, кто пришёл сюда за водой, т.е. чтобы налить водички из святого источника в свои ёмкости, и раздетых – тех, кто пришёл сюда окунуться в источник. Эти люди как раз и облачены в те самые ночные рубашки и семейные трусы, которые мы только что видели на лотках. Я чуть не шлёпнула себя ладонью по лбу: «Эх, Семён Семёныч! Это ведь источник-купальня!» Ну, надо же, вот оказывается в чём причина столь странного лоточного соседства – как мы сразу не догадались!?
            На нашей стороне тоже есть раздевалка, но сход в воду просто с берега – он предназначен для торопыжек и нелюбителей стоять в очереди. Мы с открытыми ртами наблюдаем процесс купания. Держась руками за перила, люди, осторожно, по ступенькам заходят в воду и ныряют с головой по нескольку раз, кто-то с визгом, кто-то мужественно, кто-то вылетает мгновенно, как ошпаренный, кто-то сидит в воде подолгу, булькая, как бегемот.
            Но про купаться– мы даже и не думали, даже близко такой мысли не было. Мы стоим с канистрами, которые захватили с собой из дома. Вообще-то, как выяснилось, можно было их с собой и не тащить – они в изобилии и любого размера продаются на лотках (~20-30р. штука). Поэтому мы топаем под деревянный навес к источнику-роднику (он за спинами купающихся). Оказывается, здесь действуют свои правила и методы наливания воды.
            Источник-ключ – это глубокий колодец в деревянном полу. Надо общее ведро (кочует из рук в руки) зацепить специальным багром, опустить в колодец, зачерпнуть воды и вытащить. Потом взять общую воронку (кочует из рук в руки) и на деревянных длинных столиках, изловчась, наливать воду из ведра в свои бидоны-канистры. При этом всё делается в большой толчее, повсеместном пихании и толканием локтями друг друга (без этого не обойтись, навес над ключом небольшой, а желающих много), также надо сторожить () все нужные ещё общественные предметы у вас в руках, так как за ними уже ведётся охота новоприбывшими. Всё надо делать аккуратно и не заливать водой себя и соседей, а также отмахиваться от здоровенных комаров, которые вовсю пользуются своей мобильностью и вашим статичным положением. 
            Наконец мы набрали воды и потащили канистры в машину. А я не могу оторвать глаз от купающихся. И тут понимаю – тоже хочу. Хочу не просто окунуться в воду, а физически просто смыть себя все тревоги, которые навалились на нас в Дивеево. Я загорелась. Муж – толерантен. Мы скинули водичку в багажник и помчались к лоткам. Там я выбрала себе среди ивановских ситцевых рубашек одну симпатичную и ещё ярко-жёлтый цыплячьего цвета тоненький полотенчик, и мы пошли обратно. В женской крохотной раздевалке, толкаясь попами, быстренько переоделась, отдала мужу вещи, наказала меня сфотографировать и, раздувая рубаху пузырём, погнала на мостик. Как назло! – только что стояла очередь из желающих окунуться, а сейчас никого! Я одна. То есть вот ни потоптаться, ни поразмышлять, ни поёжиться, как следует – а вот так прямо бултых и в воду. Ойй! Ну что делать. Я решительно спускаюсь по лесенке. Но как только мои ещё только пятки очутились в этой воде – я почувствовала непреодолимую инстинктивную силу (как отдёргивают руку из огня), которая просто выдавливала меня из воды. Вода – л-е-д-я-н-а-я!!! В этом источнике всегда постоянная температура – 5-6˚, и зимой, и летом. А я то – не морж, я простой слабосильный и среднезакалённый городской индивидуум, который, заходя в море, сначала окунает палец ноги и пять минут стоит, привыкает, а тут ТАКОЕ! Главное, что народ уже набежал, как по заказу – и выстроилась очередь, которая меня ждёт. Я читала, что перед тем, как окунуться в эту водичку, надо, во-первых, мысленно настроиться, перекреститься, сказать «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь» и с этими словами нырнуть с головой, и так три раза. Чтобы сделать ЭТО – я отключила все мысли, они только мне мешали, и вопили, как черти, ей-богу, «ты что делаешь, а ну, вылезай немедленно, простудишься!». Перекрестилась – «Во имя Отц…» - бултых в воду – вылетела как пробка – «и Сына…» - опять бултых – «и Святаго Духа!» - и опять нырок в ледяную купель. Не помню, как выскочила, помню, только, что махала мужу руками и кричала: «Только не фотографируй!». Но своё первое ощущение после купания, запомнила отлично – мне стало жарко. Я чувствовала себя очень комфортно, быстро переоделась, и мы пошли на выход – я с мокрыми кудряшками, розовощёкая с блестящими глазами и довольная. А навстречу нам скованные новоподъехавшие туристы. 
            Эту ночную рубашку (трусы для мужчин ) в которых вы окунались нельзя стирать и надо спрятать. Одевать нужно в трудные минуты или если заболеешь. Об этом мне сказали женщины в раздевалке.
            После Серафимовского источника мы решили заехать в Саров, благо он совсем рядом. Но муж меня сразу предупредил, что хотеть не вредно, а в Саров – закрытый город – и вряд ли мы в него попадём. Так оно и оказалось. Мы подъехали к какой-то целой системе КПП, со всеми военными делами: вооружёнными солдатами, пятнистыми машинами, закрытыми воротами и колючей проволокой. Посмотрели, почувствовали себя агентами 007 и поехали дальше.
            Второй источник – «Явленный» - мы выбрали по интуиции. Мы ещё вполне располагали временем до вечера, и поэтому поехали искать эту деревню Кременку и источник. Чтобы выехать на правильную дорогу мы практически вернулись обратно в Дивеево, проехали прямо через бензозаправку (о ней писала выше), и выехали, на спрятанную за ней дорогу в Кремёнки. Видимо, это не особо туристическая дорога, потому что там не то чтобы указателя на источник, там даже названия деревень встречаются через один. Но дорога – Красота. Не знаю, как описать. С обеих сторон тянутся бескрайние поля, но не равнинные, а немножко холмистые, как волны, а всё вокруг до самого горизонта заросло синим люпином. Мы, буквально, плывём по этой синеве как корабль (ну, на крайний случай, лодка ). Там где нужно – встречается лес. Небо – дивное – глазами не объять. И фигуры облаков, белоснежных пухлых булок и целые хороводы неведомых существ плывут над нами.
            Доехали до Кремёнки, напугали местную бабулю своим вопросом из машины: «а где источник». Она помахала нам: «Туды, - говорит, - милаи, на горушку, а оттедова направо». Мы так и сделали, и теперь повторяем подвиг Карачарово – пылим по длинной деревенской улице, объезжаем лужи и ухабы. Единственное отличие – очень широкая (а не узкая, как в Карачарове) улица, и народу ни души. Только неуклюжий смешной щенок местный за нами увязался. Мы обратили внимание, что дома  здесь, в Нижегородской области отличаются от муромских и очень сильно. Во-первых, никаких тебе особо резных наличников, всё очень строго и просто, а потом, здесь неокрашенные деревянные дома, то есть цвет у них седовато-тёмный. И вот по такой деревне с домами из тёмного от времени дерева мы упорно пилим. Доехали до конца деревни, до самого жёлтого пшеничного поля. Источника нет и не видно. Вышли, хотели плюнуть от досады – но полюбовались на эту райскую благодать – отошли и повернули обратно. Из людей увидели только одного промелькнувшего в саду мужика.
            Выехали обратно на шоссе. И тут муж сказал, что, наверное, знает куда ехать – видел какой-то поворот перед самой Кремёнкой, когда мы ехали из Дивеево. Точно. Нашли поворот, немного проехали и очутились на непонятном месте в лесу. Карьер не карьер, завод не завод, но явно остатки чего-то раньше приличного и цивилизованного. Мы остановились на вершине горы, вниз ведёт широкая проезжая дорога, по бокам берёзовый лес и нескончаемый люпин. Вдруг слышим за спиной ор: «Эй, эге-гей, там-там источник, езжайте вниз». Перепугано оглянулись – но это было не видение, а реальный мужик-сторож из сторожки-вагончика, расположенной метрах в 50 от нас и запрятанной в тени от песчаной насыпи, вышел и орёт нам. Мы тоже заорали ему в ответ: «Спасибо, сейчас пойдём». В подтверждение его слов, откуда-то сзади вынырнул джип и ломанулся вниз под гору. Мы решили не ехать, а спуститься пешком. Меня мучило неутолимое с Дивеева ещё желание влететь в люпиновую поляну и нарвать букетик, а муж помчался прочёсывать симпатичные берёзовые обочины в поисках земляники. Так мы спустились вниз, в долину-лужайку. Внизу течёт узкая чистая речка, прикрытая кустами, и выглядывает кончик крыши бревенчатого домика-купальни. Стоит несколько машин. Слава Богу, нашли!
            Мы проходим по мосточкам в прохладную глубь деревьев. Из купальни слышны детские визги и перед нами вылетели два пятилетних голопопых пацанчика, а родители их, видимо, остались ещё внутри. Я с искренней уважухой на них посмотрела – какие молодцы, такие маленькие, а не испугались ледяного купания. К домику, к одной его стене, пристроена маленькая терраса. Здесь две иконы – Божией Матери Умиление и преп. Серафима Саровского. Под террасой бьёт ключ. Песчаная чаша заботливо и красиво выложена маленькими камнями-булыжничками. Вода – кристально чистая и необыкновенно вкусная. Это точно, самая вкусная вода, которую мы здесь попробовали. Люди её тоже набирают в канистры. Мы прошли ещё чуть-чуть вперёд, дальше начинается высокий холм с деревянной лесенкой, которая ведёт к маленькой часовне на его макушке. А у подножия стоит небольшой деревянный крест с подобием иконостаса – наклеенными простыми бумажными изображениями икон. Тут я поняла, что вот этот люпиновый букет у меня в руках, я собирала именно для того, чтобы оставить его здесь. Мы поднялись наверх. Ещё раз повторю слова – Красота. Лето. Солнце. Небо. Облака. Июнь. Холмы. Берёзовые рощи. Люпин. Речка. Купальни. Раздолье. Простор. Всё золотое, голубое, белое, зелёное, разноцветное. Всё благоухает на солнце (трава, цветы). Всё звучит (речка, птицы, кузнечики). Благодать. Не зря есть легенда, что именно из этого источника умывается Божия Матерь, и в этом прозрачном роднике является её лик – поэтому то и его назвали «Явленный». 
            Когда мы возвращались к машине, то опять муж исчез в березовой роще – помчался за земляникой, а я кинулась на свою люпиновую поляну – ещё нарвать цветочков. Тут передо мной нарисовался тот самый горластый сторож. Мы побеседовали о том, о сём, о люпине - «люпин ентот ядовитый, его даже коровы не едят», об этом месте – «здесь раньше был асфальтовый (цементный) завод, а сейчас всё порушили», об источнике – «вот, сколько прошу, поставьте хоть какой-нибудь указатель, сколько людей ведь едут и все плутают», и, наконец, он приступил к главному. Вытащил из-под мышки какую-то голубую книжку и вежливо осведомился, не хочу ли я у него её купить, потому что «ежели я православная, то книжка очень дельная». Я уже давно срисовала этот предмет и его намерения получить хоть что-нибудь на бутылку, и вообще, дала бы ему денежную бумажку и так. Представьте себе картину – берёзовый лес, солнцепёк, я в люпиновых зарослях с букетом, и посреди всего этого ещё и сторож с книжкой. Ну, как не уважить человека. Уважила. Он довольный, я удивлённая. Вот таким образом ко мне попала потрясающе добрая книжка про нижегородского старца Григория Долбунова. Нашла меня в лесу.
 
Другие Дивеевские достопримечательности.
            Это, прежде всего, источники. Я писала, что всего их восемь. Помимо перечисленных (Серафимовского, «Явленного» и матушки Александры), ещё есть источник «Иверский» (в Дивеево), «Казанский» и «Пантелеймоновский» (рядом, на окраине Дивеево), источник Спиридона Тримифунтского (с. Суворово) и «Рузановский» (д. Рузановка).
            Обходя Канавку, мы увидели невдалеке за монастырской оградой огромное дерево, которое было чем-то украшено и привлекло наше внимание. Потом мы туда сходили. Оказалось – это огромная лиственница царевича Алексея. Это дерево было посажено в честь первой годовщины рождения цесаревича - то есть в 1905 году. Кора этой лиственницы на срезе имеет цвет запёкшейся крови, и смола - тоже. Других подобных деревьев в природе не найдено. Она огорожена небольшим заборчиком, рядом с ней есть стенд, и висит его фотография. На лиственнице и оградке повешены иконы царской семьи, служатся молебны.
            И ещё в окрестностях Дивеева есть одно очень интересное место – Монастырский пруд в селе Ломовка. Когда-то давно его вырыли монахини для своих нужд, а впоследствии над водоёмом часто стали видеть некий газообразный сгусток, который верующие почитают за душу Серафима Саровского. Это маленькое озеро называют святым и в церковные праздники приходят сюда искупаться.
            Не стоит удивляться такой загадочности. На самом деле – саровская земля, саровские леса – это очень сильные места. Есть одна интересная гипотеза, что тонко чувствующие люди в таких местах чувствуют заряд энергии, какую-то особость, приходят странные мысли, снятся странные сны, не хочется уходить отсюда, а народ погрубее воспринимает такие места, как те, в которых зарыт клад. И на самом деле, про горшочки с золотыми червонцами, закопанные в здешних лесах легенд не перечесть.
 
Где поесть в Дивеево.
            С местами, де можно поесть в Дивеево особо не разбежишься. То есть разбежаться можно, но тогда улетите далеко. После того, как мы подёргали ручку закрытого ресторана в центре рядом с монастырём, потом нас не пустили в ресторан при «Дивеевской слободе», по причине забитости всех мест тургруппами, нам оставалось только вернуться в свою «Заречную» в кафе. Кстати, то же самое нам посоветовали сделать и охранники «Слободы», когда мы у них спросили, где в Дивеево можно поесть. «Вообще-то мы дома едим, - сказали нам крепкие парни, а так, или у нас, или в «Заречной», больше не знаем».
            Кафе, в нашей гостинице оказалось очень достойным, как ни странно. Никаких особых изысков, но всё очень как-то по домашнему вкусно. Обслуживал нас официант Игорь. Он был сплошной сгусток здоровой сельской энергии. Невысокий, худощавый, жутко жилистый, обветренное лицо, торчащие модные вихры, слаксы, атласная рубашка, и приличные кулачищи. Энергию свою на работе он использовал в мирных целях, а, вот, наверное, по окончании рабочего дня, явно летел на какое-нибудь кулачное сельское махалово, чтобы развеять застоявшиеся силы.
            Единственное, у нас возникла накладка с мороженым. У меня что-то странно хрустнуло на зубах, и я выплюнула на клеёнку кусок стекла…. Мы онемели, муж подавился своей порцией. Я осмотрела свою креманку – целая, никаких сколов. Мы подозвали Игоря. Он держался выдержанно, но по его изумлённым глазам, мы поняли, что он, действительно, сам поражён и, наверное, сейчас помчится бить повара на кухню. Что он и сделал. Исчез. На кухне что-то прогремело. В общем, надо быть бдительными. Давно мы не хрустели стёклами в мороженом.
            Ещё можно перекусить на территории монастыря. Там, во-первых, есть большая трапезная. Мы даже где-то прочитали, что для паломников она бесплатная. Потом там есть несколько палаток, где продаются очень вкусные монастырские пирожки. И ещё там есть крохотные кафешки-блинные «Монастырская трапезная». Но народу там, особенно в обеденное время, гораздо больше чем самих блинов. Поэтому нужно либо запасаться терпением и стоять в очереди, либо куда-то ехать, для более основательного перекуса.
            Мы попали в блинную удачно, народу никого, потому что девушки ушли за новой порцией блинов. Мы подождали всего 5 минут, за нами уже выстроился хвост, а блинчики как-то быстро прибыли. Очень вкусные, с разными начинками, но необычные. Тесто, видимо, скоромное, поэтому немножко резиновое.
Дивеево сегодня.
            Официально об открытии Серафимо-Дивеевского монастыря было объявлено летом 1991 года. Годы 1927-1991 – были временем забвения, разорения и запустения. Сейчас монастырь находится в расцвете.
            Ещё, когда мы ехали сюда, мы, во-первых, искренне наслаждались неповторимо красивой, раздольной и неиспорченной природой, а во-вторых, удивлялись большому количеству крутых иномарок с московскими номерами на дороге туда. У нас было ощущение, что мы едем в какие-то заповедные неизведанные места, а оказалось, что места эти уже давно примечены, скуплены и скупаются московскими олигархами и знаменитостями. Возможно, отчасти этим людям, монастырь сейчас обязан своим процветанием. Здесь в Дивеево находятся гигантские дачные усадьбы Дерипаски и Михалкова, здесь затевает строительство Батурина, здесь имеют дома олигарх Анисимов, певицы Толкунова и Бичевская, рыщут представители Пугачёвой, Киркорова, Галкина, Баскова, Жириновского, а также прочая богема.
            Вода здесь выпускается такая вкусная «Саров» и «Дивеевская», но в Москву её не пускают, из-за интриг.
 
Послесловие.
            Дивеево – невероятно красивое место. Но здесь всегда соседствуют – Красота и Строгость. Это строгое место. Сложное. Не мягкое.

            На обратном пути мы постоянно останавливались на дороге, чтобы накупить себе стаканчиков с вкусной-превкусной ароматной первой летней лесной земляникой, и в деревнях, чтобы попробовать и первой только-только созревающей клубники. Лето ведь начинается. Июнь.

 

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.
PamsikLivejournal новые фотографии из путешествий
Фотоальбом «Дивеево»
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.
 




   

© 2008
Все права защищены