Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Боровск. Старинный. Русский. Город.
01.06.2007

Оглавление:

 
 
            Боровск – Очень Интересный Город. Маленький, уютный, невыносимо провинциальный. Стоит на реке Протве. Утопает в сосновом бору. Грибов и ягод летом – облом. Весь в церквях. Монастырь – Пафнутьев-Боровский. Старинные полуразвалившиеся, но дивной красоты наличники на окнах. На центральной площади Ильич, устремленный в небо. Торговые ряды. Купеческие дома. Всё ста-а-ренькое, но держится. Бабульки на рынке продают пахучую зелень. Пучок петрушки – 5 руб. А пахнет как! Вот вроде бы и все достопримечательности. Приехал, посмотрел, окунулся в давно забытую детскую беззаботность и спокойствие, повосторгался и уехал. Но всё не так. Этот шаблон посещения тихих провинциальных городков к Боровску никак не подходит. Размерчик (шаблона) – маловат.
«Ах, Боровск. Боровск, что ты за город такой! Нет, кажется никакой логики в извивах твоих вздыбленных улиц. Бросаются они то вправо, то влево, то приводят на вершины холмов, откуда видно далеко окрест, то опускаются в низины, где сыро и скучно. И никакой тебе золотой середины, ни опрятности немецкой и педантичности, ни французского изящества и лёгкости, ни английской рассудительности и устойчивости. А за океаном – не скажу, потому что не был, но видимо, Есенин не ошибался, говоря о «железном Миргороде». Да только железо-то, оно без души, а в наших миргородах и боровсках железо и бетон ещё небо не заслонили, зато души – хоть отбавляй». Д. Жуков.
            Вся эта лепота – старинная, русская, советская – только поверхность. А там, в глубинах Боровска – История. Да ещё какая! Финно-угры, древнее городище, деревянная Крепость, старообрядцы, Боровский острог и боярыня Морозова, Пафнутьев-Боровский монастырь и пламенный старец Аввакум, Смута, Лжедмитрий, герои и предатели, Наполеон, фашисты, Циолковский и болид, советское равнодушие и демократическое тусклое сегодня.
            Маленький русский город Боровск каким-то непонятным мистическим образом значится в судьбах многих выдающихся личностей. Самое интересное, что и сегодня, Боровск, несмотря на кажущуюся провинциальность, притягивает совершенно невероятных людей. Ну, не бывает в наше коммерческое время сейчас Таких! А в Боровске появился! И, конечно же, какие могут быть сомнения - совершенно случайно! Все вышерасставленные восклицательные знаки относятся к одному Художнику. О нём ниже. С него и начну рассказ про Боровск.
 
Жил был художник… не один…
            Многие русские сказки начинаются так: «Однажды в тридевятом царстве в тридесятом государстве появился…». Так вот однажды, в Боровске появился художник. Вместе с женой – поэтессой. И чемоданчиком, наверное. Овчинников Владимир. Раньше строил ТЭЦ, заводские трубы и маяки, а сейчас вышел на пенсию. Но разве у настоящих Художников есть такое понятие, как «пенсия»? Просто, видимо, параллельно с этим официальным состоянием, у него появилось много свободного времени. И он начал рисовать картины. В городе. На стенах.
            «Вот кто его просил что-ли? На краску денег давал? Сюжеты подсказывал? Другой нормальный человек сидел бы себе спокойно и огурцы в парничке выращивал или в домино бы перед подъездом стукал. А этому что надо! Приехал, понимаете ли, в город, и давай стены размазюкивать. Делать ему нечего! Малахольный что-ли? И глянь-ка, Петровна, глянь, и жена его туда же. Не сидится ж людям дома! Поетеса, одно слово, извините за выражение. Стишки-ка глянь, как кропает. Етот красит, а ета стихи, видите ли, приписывает. Возомнили из себя! Пушкин с Лермонтовым отдыхают, и Рембрандт с да Винчи нервно курят в стороне. А мы тоже с вами согласные! И стихи плохие, и стены не талантливые! Вот тут бы ему вот так бы нарисовать, а вот эту рифму вот так бы переписать. Вот я бы на их месте, вот ну не так бы всё сделал. Не так. Не ндравится мне и стиль, и это самое, и рифма. Мне просто некогда, я вот занят очень, у меня телевизор, дела-а, но если я бы вот это самое сам бы стал расписывать, то всё не так бы сделал. Всё не так!»
            Не сомневаюсь, что именно вот таким образом местный житель и не только, перемывал косточки этому непонятному заезжему человеку. Каким только ветром занесло его в Боровск.
            А если серьёзно, то сейчас, одними из самых ярких достопримечательностей города стали картины этого художника на стенах домов города. Их называют по разному – городские фрески, росписи, картины. Этот человек – Владимир Овчинников (Художник) и его жена Эльвира (Поэтесса)– опять помогли Боровску мощно выделиться среди прочих провинциальных русских городов. Искренние аплодисменты этим людям, переходящие в овации. Он пишет картины на стенах, она пишет к ним стихи.
            Сам Овчинников говорит, что идею выйти на улицу с палитрой и начать рисовать На Улице, ему подарил друг. Сказал, что «был как-то в Прибалтике и видел, что там многие так делают». Но сам не рискнул. А Овчинников сделал Это. Вообще сам он считает, что рисование картин под открытым небом на стенах домов есть его совместный проект с женой «самой лучшей в России поэтессой и самой умной и красивой женщиной». Ее четверостишия на каждой его картине. За подписью «Э.Ч.» – Эльвира Частикова. Причём наблюдается взаимосвязь - либо тексты рождаются благодаря картинам, либо картины благодаря текстам. Сейчас в Боровске уже 100 его настенных фресок. Самое первое его уличное «полотно» называлось «Плачущее небо под ногами» на слова из песни Шевчука. А сейчас он рисует окна в заброшенных домах. Вставляет свои рисунки вместо выбитых рам – и дом оживает. В одном окне причесывается художница Галина Серебрякова, из другого улыбаются дети, в третьем облизывает бархатную лапку кошка.
            Дома, на которых находятся картины, самые разные – это Торговые ряды, старинные купеческие особнячки, это хлебзавод и здания местной администрации, это милиция, музей (на нём работа ещё не окончена) и кинотеатр (на нём росписям Овчинникова составляет компанию художник Гольдин). Стены тоже очень разные, есть кирпичные, но в основном старенькие, с облупливающейся и отваливающейся штукатуркой. Поэтому надеяться, что эти дивные росписи дойдут до потомков, может только большой оптимист. Штукатурка облетает, а вместе с ней кое-где и фрагменты картин. Да и городская администрация, спорные или двусмысленные сюжеты закрашивает!!! Уже пять замалякали и ещё над двумя похулиганили! На одной картине-диптихе был нарисован мэр Москвы Лужков на фоне возрождённого храма Христа Спасителя, а губернатор Калуги Артамонов - на фоне полуразрушенного храма в Боровске. Боровский мэр испугался, что калужский губернатор обидится и имидж его будет подмочен. Мер абиделся и решил не храм восстановить, а фреску замазюкать. Картину замалюкал. Теперь это огромный оранжевый квадрат мэра, конкурирующий по известности с чёрным квадратом Малевича.
            Эти фрески везде, практически на каждом доме. И теперь, они заманивают толпы туристов, желающих полюбоваться этим дивом. Росписи, конечно, хочется посмотреть все. Но для этого надо ориентироваться в городе и знать их месторасположение. Для этого потребуется обычная бумажная карта города Боровска с названиями улиц и карта, нарисованная на стене Торговых рядов. Там отмечены все расписанные фресками дома.
            Росписей, я повторюсь, очень много. И все они великолепны, интересны по замыслу, необычны по исполнению, и глубоки по содержанию. Фреска, которая покорила моё сердце, находится на стене хлебзавода. Ровно посередине этой стены, вдоль её, идёт внешняя узкая труба. Художник обыграл её необыкновенно нежно: как будто по этой трубе идёт девушка. Тоненькая, как стебелёк, хрупкая фигурка, жёлтое платьишко, а в раскинутых руках (она же идёт по трубе, балансируя, помогая себе сохранить равновесие руками, как, например, по канату) – связка баранок в одной и авоська с буханкой хлеба в другой. Это что-то… Прелестная картина.
 
            Потом необыкновенно тронула роспись, на которой изображён голенький мальчуган. Она называется «Старый город», она чёрно-белая, нарисованы улицы и здания (на стене), а на двери этого дома (настоящей) – вот такой смешной мальчик. И стихи:
«Будущее – голый мальчик,
Вертит ключиком в замке.
А земля летит, как мячик,
И века все в кулачке».
 
            Ещё необыкновенно понравились и запомнились окна, вернее фальш-окна: рама есть, а вместо стекла картонки. В Боровске много таких домов. Так вот, целый ряд окошек с выглядывающими жителями: в одном окне – женщина, сидя на подоконнике, моет стёкла; на другом – стоят маленькие ребятишки в трусиках, мальчик и девочка; в третьем – пожилая пара, он читает газету, она о чём-то рассказывает; в следующем – за прозрачной кружевной тюлью лицо красивой женщины, кого-то ждёт?; на последнем – папа с дочкой пускают мыльные пузыри. Этот дом находится тоже на ул. Коммунистической, слева, на въезде в центр города. Не пропустите, смотрите внимательно.
 
            Это перечисление, не означает, что другие фрески хуже. Они тоже восхитительны. И получаешь не меньше удовольствия, рассматривая их. Чтобы рассмотреть все фрески, надо стать охотником, оббежать весь город и облазить все его закоулки.
 
            Самая главная фреска Боровска – это Глобус Города. Расположена на торце дома 1, ул. Коммунистическая, на въезде в центр города справа по ходу движения. Сказать что это оригинально – ничего не сказать. Похвалить? Не нуждается в комплиментах. Если вы аналогичное где-то такое видели – напишите, интересно.
            Глобус – это огромная круглая карта города, нарисованная на стене с указанием специальными значками всех необходимых к просмотру достопримечательностей, рядом письменный список-перечень этих достопримечательностей, плюс рисунки-портреты, плюс смешные стихи и проза. Это не просто Карта города. Это Образ города. Там изображены все выдающиеся персонажи, которые имеют отношение к Боровску: адмирал Сенявин, академик Чебышев, учитель Циолковский, Пушкин со свиньей, Наполеон, который при отступлении переночевал в Боровске, братья-купцы Полежаевы, протопоп Аввакум, памятник мужику с огромным огурцом,. А ещё главные персонажи Глобуса – это стрекоза и бабочка. Почему? Художественный ответ: Стрекоза видит все вокруг себя на 360 градусов. А бабочка просто летит. … 
            Плюс сбоку скромная подпись авторов: «Глобус сделал В.Овчинников. При участии В. Кобзаря и Э. Частиковой. 2005г.». Этот глобус можно часами разглядывать.Мы долго стояли перед ним: любовались, рассматривали, вчитывались. Сделали кучу фотографий. Но дома, перечитав по нескольку раз сфотографированный текст, я решила, что его надо привести. Лучше прочитать и познакомиться с ним заранее, потому что считывать и воспринимать со стены труднее. Честно – смысл некоторых фраз мы не поняли. Но, тем не менее, сам Глобус от этого хуже не становится.
 
Итак, знакомьтесь: ГЛОБУС БОРОВСКА ХХI век.
(«Глобус Боровска» http://www.parallel-city.ru/gallery/gallery1/work8/).
 
Эпиграфы:
«Глобус Боровска? Вот странно! Говорит Мария – Анна.
Вторит ей и Пётр-Павел: Во мазила! Как слукавил!
Ну, а что на самом деле, то есть - первого апреля?
7% смеха ради, остальное всё по правде!»
 
«Жизнь наша здешняя подобна селянке, которую в малоярославецком трактире подают. Коли ешь её с маху – ложка за ложкой, - ничего, словно, как и еда, а если начнёшь ворошить да разглядывать – стошнит!»
(Салтыков-Щедрин, «Современная идиллия»)
 
«Пойми, Сенявин, дорогой, ты видишь Центр, лишь сердцевину,
С позиции совсем другой, открыты Гривки, Рощу видно».
(Текст над фигурой адмирала в треуголке, пристально смотрящего в подзорную трубу).
 
Обозначения:
Пунктирная дорожка на фреске справа – Тропа по которой преподобный Пафнутий прошёл из Высоково на Истерьму.
 
Колокол – Набат, призывающий улыбнуться.
Силуэт парочки туристов – Это вы стоите у дома перед Глобусом.
Две волны – Протва, в которую можно бросить бутылку с запиской.
Вытянутая буква Икс – Канунников мост.
Пропеллер (перечёркнутый круг) – На посадку в Ермолино (*там аэродром)
 
Организации и учреждения, где:
Значок молнии – связывают с внешним миром (*почта);
Два кольца – связывают по обоюдному согласию (*ЗАГС);
Наручники – связывают (*милиция);
Весы – судят по законам (*суд);
Летучая мышь – охраняют (*вневедомственная охрана);
Раскрытая газета – формируют наше мнение (*редакция газеты).
 
Человек в позе мыслителя Родена – Городской Голова с Думой.
-”- его зеркальное изображение – Районный Голова.
Стрелка в круге – Обелиск без головы (*обелиск в честь освоения космоса, у подножия которого раньше стоял бюст Циолковского (одна голова), но потом он исчез).
Обелиск – Невоздвигнутый памятник (*несостоявшийся в результате недостойных интриг чиновников памятник павшим в юбилейном 2005г.).
Холм с плоской макушкой  (значок вулкана) – Вулкан спящей энергии народа, 162 – высота, НУМ (*Над Уровнем Моря).
Значковое обозначение ж/д, прямоугольник, wc – Непостроенные железная дорога, перрон, общественный wc.
Скамейка – Сквер, ожидающий благоустройства.
Перевёрнутая буква П – неустановленные урны для мусора - повсюду.
Буква А – Автостанция недостроенная.
Силуэт Ильича с поднятой рукой – Обязательный монумент.
Буква Ш – Шедевры современной архитектуры.
Тёмная точка в светлом квадрате – Апогей украшения города «ДЖИНС».
Маковки церквей – Миражи уничтоженных храмов.
Автобус на фоне церкви – Храм-гараж. (Мимо ехал Лужков и сказал: «Надо восстановить»).
Керосиновая лампа на фоне церкви – Спас на керосине (при фашистах – конюшня).
Крест на фоне церкви – Храм-водокачка.
Цветок с 5-ю тёмными лепестками (пятиугольник) – Центр краеведения.
Цветок с 5-ю светлыми лепестками (пятиугольник) – Будущий музей «Усадьба прошлого».
Ромбик из 4-х светлых квадратиков – Культурный центр и книжный магазин.
Ромбик из 4-х светлых квадратиков – Центр искусств НЕ имени Прянишникова.
Матрёшка – Реаниматоры памяти в «Берегине» и «Светлице».
Буква Г – Гостиница, в которой останавливался К. Прутков.
Стрелка влево – Отсюда живописный вид.
Латинская буква Ffuturum – Воспоминания о будущем.
Военная треуголка – Ночёвка и «Фиаско Бонапарта».
Колосок – Хлебное поле (*хлебозавод с настенной картиной).
Две перекрещенных лопатки – Тайник.
Привидение – Дом с привидениями.
Горшочек с червонцами – В этом доме зарыт клад.
Человек с кувшином – Здесь омывают тело (*баня).
Закрытая книжка – Здесь разгадывают мир (*библиотека).
Ломаная линия – Траектория полёта бабочки.
Муха – Муха-путешественница (улетела, пока не замазали).
 
            Дом, на котором нарисован Глобус, (а он располагается напротив жёлтого Благовещенского собора, прямо в центре города), вообще расписан полностью. На другом его торце нарисована фигура Циолковского. Он жил и работал в Боровске учителем арифметики. (О самом Циолковском ниже). Интересно, что рядом приведён фрагмент его письма, и что вы думаете! – великий учёный, учитель, писал с ашипками!  «При сем прилагаю сведения о грамадном балиде, пролетевшим над Боровском, где я пробыл учителем 12 лет. Получено мною о болиде 200 писем. Его видели в образе падающей звезды даже за 1000 килом. От Москвы. Ваш Циалковский. 4 июля. 1934 г.». Кому – Стернфельду. Куда – Париж».
 
            Парадная сторона дома, обращённая к дороге, расписана портретами и знаменательными историческими сценами. На ней надпись: «Летопись ратных имён и деяний».
            Далее портреты:
- русский воин в кольчуге и стальном шлеме – Михаил Бренок – двойник Дмитрия Донского в Куликовской битве;
- русский князь в военном облачении и со щитом – Владимир Андреевич Храбрый, князь серпуховско-боровский;
- воевода князь Дмитрий Пожарский с мечом (фрагмент всем известного памятника Мартоса на Красной площади) – руководил отражением польско-литовской интервенции в Боровском уезде в 1615-1618;
- князь Волконский, отбивающийся от врагов поляков, в Пафнутьевом монастыре в Боровске в 1610. Подвиг князя лёг в основу символики герба г. Боровска.
            Все эти замечательные картины нарисованы на стенах между окнами (вполне обитаемыми, с занавесочками и цветочными горшками), а самое интересное, что самое последнее окно – фальш, и из него выглядывает какая-то загадочная русская боярыня. Выглядит – потрясающе! И ещё добавлю восклицательных знаков !!
(«Во имя России» (серия из 8 картин) http://www.parallel-city.ru/gallery/gallery1/work98/).
 
            Но на художника пишут жалобы!?.. То адмирала Сенявина, уроженца здешних мест, он на канализационной подстанции нарисовал, и ето «принижает его величие». То народ выстиранные семейные трусы не может повесить на балконе, потому что под ним нарисованы герои Куликовской битвы. То после того, как на одном доме художник изобразил академика Чебышева, тоже уроженца здешних мест, возник оптический обман, что дом как будто падает. А голенький писающий мальчика рядом с храмом – «возмущает чувства верующих»...
            Удивительно, что авторы жалоб – это собратья художника по кисточкам, т.е. если жители на улице подходят к нему и благодарят, и идеи дают, и расспрашивают о сюжетах, и в очередь выстраиваются, чтобы им на их заборчиках и домишках что-нибудь тоже нарисовали, то разнокалиберные «товарищи по цеху» строчат жалобы в администрацию.
            Вот почитайте убойной силы экземпляр. Афтор произведения - архитектор Нестеренко:
             Главе администрации гор. Боровска: «Отдел архитектуры и градостроительства ставит Вас в известность, что уличное оформление по художественной раскраске фасадов зданий нарушает охрану ценной исторической среды сложившейся застройки города Боровска, так как для благоустройства и украшения улиц города следует учесть метод комплексной реконструкции, предусматривая и проводя одновременно работы по реставрации зданий, имеющих архитектурную и культурную ценность, по реконструкции, модернизации и капитальному строительству существующих зданий не нарушая традиционный характер среды и благоустройства территории с учетом безопасности движения во избежание визуально-обманчивого восприятия уличного проезда». … ??? …!!! – О как, припечатали-то, а! только переведите, пжлста, если кто-то хоть что-то понял.
            Туристы о жалобах ничего не знают, но в город, тем не менее, валом валят – чтобы посмотреть на фрески. Сам художник на подобные выпады отвечает словами К.Пруткова: «У всякого портного свой взгляд на искусство»  и продолжает рисовать. Вот он, какой, Боровский парадокс. Да, альбом с росписями можно было купить в местной художественной галерее. Сейчас, к большому сожалению или к радости (? ), он уже распродан.
 
Путешествия по улицам города.
            Раньше неспешная боровская жизнь текла по улочкам с русскими названиями: Московская, Борисоглебская, Христорождественская, Высоцкая, Успенская, Троицкая, Пятницкая, Калужская. Сейчас течёт уже другая и по улицам с другими названиями: Коммунистическая, Советская, Ленина, Парижской Коммуны, Мировой Коммуны, Диктатуры пролетариата, Маркса и Энгельса и т.д.. Гулять по Боровску лучше всего с картой в руке – там указаны все улицы, их названия и достопримечательности. Но, если у вас такой карты нет, то вот маленькая подсказка. Вы въезжаете в город по длинной улице – Коммунистической. Справа от центральной площади вниз к реке Протва уходит небольшая улица – Советская. Слева от неё располагаются Гостиные ряды и Благовещенский собор. За ними начинаются три улицы – они похожи на трезубец Посейдона. Первая (слева) – ул. Ленина, центральная – ул. Володарского, третья (справа) – ул. Калужская. Для того чтобы отыскать все фрески в городе, вам тоже нужен путеводитель-маршрут. И представьте себе, что он есть – нарисован на одной из стен в Торговых рядах.
(«Путеводитель по фрескам в Торговых рядах» http://www.parallel-city.ru/map/&pId=18).
 
            Это основные улицы. И что интересно – у каждой есть своя замечательная история. Я пользовалась информацией с сайта http://www.borovsk.boom.ru. Здесь местными энтузиастами выложены очень подробные и занимательные истории чуть ли не каждого дома по любой из улиц Боровска. Я приведу, наиболее мне понравившиеся.
 
Торговая площадь, Гостиные ряды и Благовещенский собор.
             Центральная площадь раньше называлась Торговой или Гостиной, а сейчас, понятное дело, носит имя вождя мирового пролетариата. Боровск ведь раньше был крепким купеческим городком. Всё держалось (и держится до сих пор!) на купцах (или их оставшейся недвижимости). Все дома, окружающие площадь – бывшие купеческие. Столько имён канувших в лету, а дома стоят – купцов Ирошниковых, купца Короткова, купца Позднякова, купчихи Станаковой.
             Жизнь купеческая текла в городе активно. А наше современное ухо просто ласкают старинные русские фамилии (за исключением аптечной ).                                                                                      
             Производство в городе представляли 2 кожевенных заводика (Провоторовых, Головтеевых), 2 платочных фабрики (Полежаевская, Ёжиковская), маслобойная, тележная мастерская (Пухова), кирпичный заводик, 2 бондарных мастерских, 2 кузницы, 2 слесарно-лудильные мастерские, чулочная мастерская (Гольдина), свечное производство (Капыриных), заготовка и первичная обработка кож (Шутовых), типография, переплётная.
            В городе были также городские баньки (Астаховой), городская аптека (Вольфсона), парикмахерская (Кордобовский), сапожники, портные, городские бойни, 2 часовщика-ювелира, 3 булочные-пекарни (Ломакина, Чижикова, Пашкевич), 2 пряничные, 3 ямщика (Стыров, Котов, …).
            Но главное место в сердце каждого боровчанина занимали огородики и выращивание разной вкусной продукции. В Боровске так увлекались этим делом, что даже вывели сорт боровских огурцов, а недавно в местной газете прозвучало даже предложение поставить памятник боровскому огороднику.
В центре площади находились (-ятся) Гостиные ряды. Это старинные постройки 18-19вв. На торгу был строгий порядок, каждый товар продавался в специально отведенном месте. Были рыбные, мясные, овощные, москательные лавки, хлебные амбары, винные погреба, пивные.
            Сейчас вдоль рядов тянется местный рыночек с бабульками, пучками зелени, редиски, цветами, яичками, плетёными корзинками. Вы бы видели, как дрожали от радости руки у бабульки, которая продала свой пучок петрушки за 5 рублей и спрятала эти копеечки в залатанный кошелёчек. Вот, поубивала бы наших депутатов за такие пенсии в стране… Извините за отступление. В одном из магазинчиков в рядах продаётся очень вкусный боровский хлеб. Знаете, такой, который пахнет хлебом, а не синтетикой. А ломоть чёрного вообще хочется посыпать солюшкой и вот так просто насладиться давно забытым вкусом.
 
 «Текут века по улицам верблюжьим,
Горбатым, то есть путают следы,
Когда же встретить вдруг кого-то нужно,
То шанс дают Торговые ряды».
            Также основным украшением площади служит жёлтый Благовещенский православный собор – это такая главная вертикальная доминанта Боровска. Он был построен на месте деревянного храма Николая Чудотворца. Главной достопримечательностью собора считается древняя деревянная скульптура этого святого с мечом в правой руке. Происхождение её относят аж ко времени Дмитрия Донского.
 
Ул. Коммунистическая. Старинная. Ворота в город. По ней вы въезжаете в город. Раньше эта длиннющая улица состояла из разных разноимённых улиц, переходящих одна в другую: Борисоглебская, Московская, Троицкая и Молчановская. Сейчас у них у всех одно общее название – Коммунистическая. Молчановка - это последний участок улицы, который вливается в Торговую площадь. Он представляет собой довольно крутой подъём в гору, по которому пыхтят автомобили, поднимаясь к Торговой площади; или крутой спуск, когда вы выезжаете из города. Зато спускаясь с этой горки, любой автомобилист видит перед собой огромный букет ромашек, нарисованный на торце дома. Фреска называется «Красивого поворота».
«Хорошо с ветерком – не удержит и взгляд!
Только в россыпь ромашки нам вслед полетят.
Впереди ещё лето, и каждого ждёт
Не какой-то – Красивый весьма поворот!»
(«Красивого поворота» http://www.parallel-city.ru/gallery/gallery2/work11/). 
На Коммунистической много старинных зданий. Нумерация из центра города.
Дом №1 – тот самый, на торце которого нарисован «Глобус Боровска», а местные жители упорно считают его №104. Почти напротив его живёт местный иконописец В.Кобзарь.
Дом №3 – построен купцом Богомоловым в 18 веке. Здесь жил близкий друг Циолковского – учитель Еремеев.
Дом №10 был построен в нач. 20 века, как начальное училище для мальчиков. Сейчас здесь боровская 8-летка.
Дом №14 принадлежал купцам Молчановым. Здесь жил Циолковский.
На месте дома № 63 были склады купца Жданова. Под видом складов здесь же располагалась старообрядческая молельня. Когда старообрядцам разрешили строить свои храмы, Жданов дал деньги на строительство Покровского собора. Боровские купцы-староверы Капырин, Глухарёв, Кожевников, Головтеев, Шевелёв. Шестов тоже внесли крупные вклады. Простые люди приносили посильную денежку. Купцы Жданов и Капырин также заказали огромные колокола для храма. Боровчане стали утверждать, что когда колокола звонят, то, как будто выговаривают:
– Ка-пы-ри-ны, Жда-но-вы! Ка-пы-ри-ны, Жда-но-вы! Ка-пы-ри-ны, Жда-но-вы!
Храм получился уникально красивым. Знатоки даже говорили, что похож на парижский собор (Базилика Святое сердце) и наш московский храм (Христа Спасителя). После революции церковь была закрыта и здесь с 1930 года по самое недавнее время располагалась автоколонна,в здании церкви размещались ремонтный и моторный цеха….Сейчас, как будто, храм передан епархии. Писали, что здесь будет старообрядческий женский монастырь.
Ул. Советская. Узкая, горбатая, убегающая вниз к реке. С виду тихая и провинциальная, но справа от неё располагалось древнее Боровское городище, на нём Боровская крепость, в ней Боровский острог, где уморили голодом боярыню Морозову и её сестру (о них читай «Тёмная история Боровска»). Сейчас на этом месте бывший райком или местный районный суд. За ним часовня в память об этих удивительных женщинах. С городища открывается вид на сосновый бор, реку и город. Если спуститься круто вниз по этой улице, то она выводит к мосту через реку Протву. Мост называется Канунников, он пешеходный, металлический. Так его назвали боровчане, по фамилии одного из недавних мэров города, который пользовался особым и заслуженным уважением среди боровчан – к примеру, он не только реконструировал этот долгожданный мост, но и сам принимал непосредственное трудовое участие в его воссоздании.
Ул. Ленина. Считается центральной. Имеет два старинных названия: Успенская (от площади до пересечения с ул. Мира) и далее Рождественская (до фабрики «Красный октябрь»). Улица эта – сплошная история. На этой улице расположены самые интересные дома: купчихи Капыриной, купца Шокина, купца Меренкова, купца Большакова, купца Санина, и промышленника Полежаева.
(Левая сторона). Кинотеатр – на его месте раньше в 17 веке был мужской монастырь. Был упразднен Екатериной Второй. Каменная церковь Успения Богородицы, построенная на месте монастыря, считалась самой красивой в городе. Была снесена в конце 60-х годов. Сейчас на кинотеатре чудный цикл из пяти росписей - люди танцуют, пьют кофе, смотрят кино.
Дом №13, принадлежал купчихе Капыриной в 19 веке. На втором этаже жили хозяева, каменный первый этаж сдавали под учреждения. После революции, с 1920 года здание занимал районный узел связи, сейчас здесь прокуратура.
Дом №15 - один из красивейших в городе или Усадьба купца Шокина. Его описывают удивительными эпитетами: «Ничего более удивительного и прекрасного, чем этот дом, не возникло в городе за последние 150 лет. Совершенство пропорций, изящество линий, богатство фантазии, выдумки, вкуса! Одним словом - поэма в дереве и камне!» Действительно, этот дом так искусно обшит тесом, как будто отделан кружевами. До революции дом принадлежал соответственно купцу Ивану Шокину. После революции до 1923 года здесь размещался уездный комитет ВКП(б). Сейчас здесь размещается ноосферный (!) лицей.
Дом №21 или Дом Культуры. и после перестройки сохранил очертания церкви Всех Святых. Ранее здесь находился молельный дом, построенный старообрядцами. После дарования свободы вероисповедания, старообрядцы расширили молельню, превратив ее в церковь с колокольней и трапезной. Колокола для неё были отлиты на деньги знатных боровских купцов, один самый большой – братьями Ёжиковыми, а другой поменьше – братьями Саниными. Она действовала до 1928 года. Потом ее превратили в клуб, затем в районный Дом культуры, сейчас здесь городской Центр искусств…
(Правая сторона). Перейдем на другую сторону улицы Ленина.
Дом №8. Здесь жил знаменитый лётчик-герой из Боровска Лахтин.
Дом №10 или Дом купца Меренкова, потом милиция, потом прокуратура, сейчас снова милиция.
Дом №12 или знаменитый Дом купца Большакова. В этом доме ночевал Наполеон при движении к Малоярославцу  (в ночь с 11 на 12 октября и при отступлении - с 15 на 16). В этом же доме побывал, будучи ещё только наследником, император Александр II. До революции здесь размещались общественный клуб, библиотека, ломбард. После революции здание сменило несколько владельцев: текстильный трест, райком партии, поликлиника, милиция, медвытрезвитель….
Дом №18 принадлежал семье фабриканта Полежаева. 19 век. В нём появился и первый в Боровске телефон, и первое электричество, и даже останавливался брат царя в 1910г. Как приятно читать в «Калужских губернских ведомостях» такие новости: «8 июля сего года г. Боровск был осчастливлен посещением Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича. По получении накануне вечером телеграммы о приезде Его Высочества весть об этом радостном событии в миг облетела весь город, и уже рано утром все дома украсились флагами, при въезде в город на Калужской улице была устроена арка, украшенная зеленью, живыми цветами и флагами. Приезд великого Князя в Боровск ожидался в 3 часа пополудни из Малоярославца, откуда Его Высочество следовал верхом. На границе уезда близ д. Городни, Великий Князь был встречен боровским уездным исправником, а при въезде в город – Начальником губернии, церемонимейстером Двора Его Высочества – князем С.Д.Горчаковым, прибывшим в этот день в Боровск, а также временно командующим 17 гусарским Черниговским полком подполковником Подгурским и офицерами этого полка, имевшего кратковременную стоянку в г. Боровске».
Дом очень хорошо сохранился, в полуподвале наследниками рода создан «Музей предпринимательства в прошлом и настоящем», а сейчас обсуждается вопрос о создании в нём музея городской усадьбы.
Дом № 22 принадлежал промышленникам и купцам Саниным. Длительное время в здании размещался детсад, теперь – здесь тоже ноосферная школа-лицей (она занимает два дома № 15 и №22).
Дом № 38, по мнению автора книги «Калуга - Боровск» М.Фехнер, является одним из самых старых в Боровске. Раньше здесь жили боровские мещане-огородники Корнеевы.
Средняя школа №2. Здесь в старину находился женский монастырь. По преданию, в нем была пострижена жена Владимира Храброго, Елена Ольгердовна.
Фабрика «Красный Октябрь», ныне АО «Руно». Завершает улицу Ленина. Предприятие создано боровским фабрикантом Полежаевым, выпускало бумажные и шерстяные платки. В начале века у Полежаева работало до 300 человек, в советское время – до 1200, а сейчас - ~150…. После революции профиль предприятия сохранился, производство расширилось, были построены новые корпуса. И после демократии – детище фабриканта Полежаева, успешно выживает.
Ул. Володарского. Она также имела до революции два названия: Пятницкая (от торговой площади до садового переулка), далее – Воздвиженская. …После революции улицу назвали в честь большевика Моисея Марковича Володарского (Гольдштейна), члена президиума ВЦИК, комиссара по делам печати, пропаганды и агитации Петрограда…
Пятницкая – сейчас одна из самых уютных улиц Боровска. В  кирпичную кладку дома №8 вделано кольцо. Это «парковка». Старинная. Для лошадей. 
Воздвиженская церковь, по которой часть улицы получила название, была построена в 1815 году вместо сгоревшей деревянной.  В 1925 году церковь закрыли. Здесь организовали Боровскую машинотракторную станцию - МТС, которая с годами расширялась за счет новых построек и мастерских. Потом для МТС, преобразованной в РТС, построили новое здание на улице Берникова. В церкви осталась водонапорная башня. …
Ул. Калужская. Здесь (д. 95а) располагается пожарное депо с музеем пожарного дела и росписью «Пожар в Боровке в 1857 году».
Ул. Мира. Пересекает три главных улицы – Ленина, Володарского и Калужскую (как перекладинка в букве Ж). До революции называлась Подвысоцкой. Это тоже ворота Боровска, здесь проходила дорога на Серпухов и Москву. Неподалеку от этой улицы находилась ткацко-красильная фабрика Петра Пафнутьевича Ежикова. Для лучшего сбыта товаров Ежиков объединился с фабрикантом Петром Михайловичем Полежаевым. Был создан торговый дом Ежикова и Полежаева. На средства Ежикова было построено здание Высоковской начальной школы, которая ныне передана центру соцпедагогики. Рядом со школой находится старинный пруд. Место это называлось "мокрое". Здесь в старину была церковь Николы.
            (Интересно, чтобы делал Боровск без купеческих особняков?…).
            Ещё надо отметить одно место в Боровске, откуда открывается захватывающая панорама города. Но найти её неподготовленному туристу будет сложно. Нужна карта. Но игра стоит свеч. Ищите улицу Латышскую. Она выводит к крутой возвышенности. Это настоящая смотровая площадка, конкурент «ласточкиному гнезду» в Крыме. Отсюда вам откроется захватывающая воображение панорама на центр города, Городище, район Заречье с храмами, вид на село Роща и Пафнутьев-Боровский монастырь, а также на горизонте можно увидеть ма-а-ленький силуэт церкви Покрова в селе Высоком.
 
Старообрядческая история Боровска.
            Вот странное дело. Оказывается Боровск – это старинный старообрядческий город. А это сразу говорит о многом. Знаете, я давно уже интересовалась историей старообрядчества – кто, что, почему. Потому что, считается, что вроде как все об этом знают: был Никон, старообрядцы крестились двоеперстно, а всех остальных называли «щепотниками», с ними расправлялись, они сопротивлялись и убегали в тайгу. Но я не помню, чтобы где-то читала что-то глубокое и объективное по этому «предмету». А Боровск – помог, дал толчок, поэтому не могу обойти вниманием эту историю, и постараюсь доступно и ёмко рассказать суть.
            Действующие персонажи: патриарх Никон и старообрядцы. Время действия – 17 век.
            Почему то, читая о патриархе Никоне, всегда складывается (или рисуется кем-то) впечатление, что это недалёкий человек, капризный, жадненький, упёртый, который вот так сразу – бац, не подумав, ввел новые религиозные правила и в результате получился раскол.
            Но это был очень умный, жёсткий, дальновидный, принципиальный человек. Властный. Его судьба необычна и ни с чем не сравнима. Место рождения – Нижний Новгород. Родители – крестьяне. Мирское имя – Никита Минов. Национальность – мордвин. Был женат, но в результате семейной драмы он и его жена ушли в монастыри. Она – в Алексеевский женский, он отправился на Соловецкие острова в Анзерский скит. Там был подстрижен в монахи под именем Никон. Вот его портрет: «В его облике угадывалась крепкая крестьянская закваска. Он был высокого роста, могучего сложения, обладал невероятной выносливостью. Характер имел вспыльчивый, возражений не терпел. Иноческого смирения в нем не было ни капли. Через три года, рассорившись с основателем скита и всей братией, Никон в бурю бежал с острова на рыбацкой лодке». Стал настоятелем захудалого монастыря в Кожеозерской пустыни.
            И каким-то непостижимым образом, будучи в Москве по делам, произвёл сильное впечатление на молодого царя Алексея Михайловича. (Он – сын первого царя династии Романовых Михаила Федоровича Романова, а впоследствии отец Петра Первого). Алексей получил в истории имя Тишайший. Но, как всем известно, в тихом омуте… Так Никон стал патриархом (1652).
            Время было неспокойное. Была Смута, потом к России решила примкнуть Левобережная Украина, боровшаяся во главе с Богданом Хмельницким против Речи Посполитой. В перспективе Алексей Михайлович видел объединение православных народов Восточной Европы и Балкан. Но была неувязочка - на Украине крестились тремя перстами, в Московском государстве - двумя. Для справки: Владимир Красное Солнышко, крестивший Русь, ввел крестное знамение двумя перстами.
            Что делать? Примкнуть к прочему православному миру, означало приобрести Власть и Силу. Означало, возможность Москвы стать Третьим Римом (Византия уже потеряла подобный титул к этому времени). Поэтому, выражаясь канцелярским языком, можно сказать, что к церковной реформе привели «объективные причины». При этом не учли сущую малость – русский народный характер. Стали древнеславянские книги-оригиналы переписывать по греческим канонам – «дабы привести в единообразие».
            Также повелели креститься тремя перстами, повторять возглас «Аллилуйя» три раза, служить литургию на пяти просфорах, писать имя Иисус, а не Исус, наряду с восьмиконечным крестом признавать четырехконечный,печатать просфоры четырехконечным крестом, крестные ходы проводить против солнца и др. При этом торопливо и круто, требовали немедленного отказа от старых обрядов и точного исполнения новых. Для подстраховки провели церковный Собор, на котором снова подтвердили эти постановления.
            Старорусские обряды предавались осмеянию. Исполнитель сего – Никон. За его спиной – Тишайший царь.
            Но опять же – забыли! – русский характер. Он не терпит насилия. И понеслось. Раскол.
            Старообрядцы – восстали. А государство в ответ – вводит 12 указов: жечь староверов в срубах, казнить смертью перекрещивающих в старую веру, бить кнутом и ссылать тайных сторонников древних обрядов, а также их укрывателей.
            Староверы стали уходить. Везде, где бы ни они не оказывались, старообрядцы осваивали новые земли, создавали общины, свято хранили обычаи старины, культуру и русский язык. Сильная вера строится на сильном характере. Условия выживания очень жесткие. Тайга, целина. Поэтому можно сказать о потомственном генетическом решете – старообрядцами были и остаются люди в генах, которых жила и живёт Сила и Вера.
            До Красной революции старообрядцы составляли 70% населения Боровска. В Боровске с самого 17 века (с начала раскола!) существуют старообрядческие общины и действует одна старообрядческая церковь из трёх существовавших ранее. Думаю, это говорит о многом.
 
Тёмная история Боровска.
            Действующие лица: сёстры Соковнины Феодосия (в замужестве Морозова) и Евдокия (в замужестве Урусова), протопоп Аввакум, царь Алексей Михайлович Тишайший. Время действия: 17 век, Раскол.
            Знаете, скорее всего, я бы написала об этом более спокойно, более кратко и сухо, если бы случайно не прочитала книгу Сергея Алексеева «Скорбящая вдова». Алексеев – автор мною очень уважаемый, он профессионал, и поэтому просто так, ничего не напишет. У него выверено каждое слово. К тому же он писал этот роман 12 лет. Наверное, это было трудно. Роман написан дивным языком, но читать его очень тяжело. Потому что слишком живые там и Феодосья Морозова, и неугомонный Аввакум. Все сразу вспоминают картину Сурикова, при упоминании имени боярыни Морозовой – вскинутое двуперстие, бескровное лицо, за санями бежит её младшая сестра княгиня Урусова. Она – символ «древлей веры». Вот это характер. Так принято считать.
            Но дело в том, что Феодосия Морозова была прежде всего женщиной. Женщиной. И не встреться на её пути неугомонный старец Аввакум, возможна и судьба бы её была более счастливой. Она ведь была необыкновенно красивой. Очень богатой (наследница знатного рода Морозовых, а это: более 20 медных рудников, 8 литейных мастерских, 50 деревень, огромные земельные угодья в Поволжской и Архангельской волостях, несколько жилых домов в Москве и других городах, а также сотни тысяч рублей). Несчастной (раннее вдовство, ей было всего 30 лет). И доброй. Ведь она привечала всех нищих, бездомных, убогих, блаженных, немощных. Богатства свои тратила не на собольи душегрейки, а на дела – добрые. Может она любить хотела? Может она детей родить ещё хотела? А носила вериги и отреклась от земных страстей. Это ей старец Аввакум советовал. Неугомонный был человек.
            Аввакум Петрович Кондратьев родился в селе Григорове Нижегородской области в семье священни­ка сельской церкви. Женился на сироте Настасье Марковне, дочери кузнеца, из того же села. От Бога ему был дар – завораживающая речь. Его очарованно слушали все – от простого крестьянина до самого царя Алексея Михайловича. Но вот нрав Аввакума…. Его называли «огнепальный». Есть такие люди, которые могут поругаться даже с камнем. Таким неистовым человеком был и Аввакум Петрович. В первый раз поругался с односельчанами – его выгнали из села. Дальше он ругался со всеми. На любимую жену подымал руку, колотил бедную жутко. «Всегда я такой, окаянный, сердит, дратца лихой». Безудержен он был всегда и везде. Перед тем как служить Божественную литургию, он почти не спал, прово­дя время за чтением. В колокол благовестил сам. На службе он учил прихожан стоять с бла­гоговением и до самого отпуста не выходить из храма. После обедни чита­л душеполезное поучение. Дальше обед и сон 2 часа. Снова книга. Затем служил вечерню и павечерницу, а после ужина еще читал дополнительные каноны и молитвы. С наступлением ночи, уже в потемках, Аввакум клал земные поклоны: сам делал 300 поклонов, говорил 600 молитв Исусовых и 100 молитв Богородице; супруге всё же делал снисхожде­ние: «понеже робятка у нее пищат» – 200 поклонов и 400 молитв.
            Смена веры со старой «древлей» на новую «щепотную» для Аввакума, вернее для его характера, была как дождь для иссушённой почвы. Он немедля восстал. Он ринулся на защиту веры. Его выгнали из священников. Посадили в земляную яму – в Пафнутьев-Боровском монастыре. Игумена монастыря проинструктировали: «Вы б его, Аввакума, приняли и велели посадить в тюрьму, и приказали беречь накрепко с великим опасением, что б он с тюрьмы не ушел и дурна никакова бы над собой не учинил, и чернил и бумаги ему не давать, и никого к нему пускать не велеть».
            А писать Аввакум мог как никто. Изумительная, сочная, полная солёного юмора народная речь, он как будто видит человека, для которого пишет. А пишет, не много ни мало, а своё личное «Житиё». То есть излишней скромностью протопоп не страдал. Для него есть только один авторитет – сам Христос, а долее царь ли, воевода ли, боярыня, стрелец, холоп – нет никакой разницы.
            Боярыню Морозову он любил. Она ж ему деньги давала, помогала, была его духовной дочерью. Свою духовную дочь он ругательски ругает за малейшую провинность, надевает на неё вериги, запрещает ей выходить замуж, предлагает ей подстричься в монахини. При этом у самого Аввакума детишек штук 12.
            В результате Феодосья Морозова тайно приняла схиму, оскорбила царя отказом ехать на его свадьбу. Он как раз венчался с новой царицей Натальей Нарышкиной, сразу после, как нельзя кстати, резко почившей в бозе, Марии Милославской. Тишайший царь, к слову, очень лояльно до этого относился к боярыне. Она ему нравилась. Её пытались увещевать. Она отказалась. Отобрали вотчины. Повесили цепь на шею, посадили в острог, пытали на дыбе. Вместе с ней мучили её сестру. Отравили её единственного любимого сына. Сослали в Боровский острог. Посадили в земляную яму. Уморили голодом. Г-о-л-о-д-о-м. А она не была житийная героиня, она страдала, она кушать хотела. Умоляла стражника: «Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша - помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изнемогох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика, хотя бы мало сухариков, хотя бы яблоко или огурчик»…
            Самого Аввакума после многолетнего заключения в земляной тюрьме сожгли в срубе в Пустозёрске. Жену его и детей его тоже посадили в земляную яму. У Урусовой в опале оказались трое малолетних её детей.
            Аввакум писал Феодосии Прокопиевне: «Ну тово полна, побоярила, надобе попасть в небесное боярство»… «Свет моя, ещё ли ты дышишь? Друг мой сердечный, ещё ли ты дышишь… Поведай мне старцу грешну, един глагол: жива ли ты?»…
 
            Это происходило в самом Боровске. Наверное, потому, что город – истово старообрядческий, чтобы запугать. В 1675 году. В слободе, которую позднее стали называть Палачёвкой. Только название места заточения странно меняется. По одному источнику - в Боровском Рождественском девичьем монастыре. По-другому – уже не в монастыре, а в Боровском остроге, который находился в Боровской крепости. Может стыдно об этом писать? Потом на ЭТОМ САМОМ месте построили райком. Посадили серебристые ели. Сейчас здесь Боровский районный суд.
            И часовню всё-таки недавно построили. На месте гибели боярыни и княгини - её сестры, а также их подруги Марьи Даниловой, жены стрелецкого головы.В основании часовни (в подземную часть часовни – подвал) положили надгробие с могилы сестер. Закладку часовни освятили старообрядческие священнослужители из Москвы. Обычно на такие места возлагают цветы, но здесь почему-то хочется положить кусочек сухарика….
 
Героическая история Боровска.
            Думаю, что логично и интересно, здесь будет не переписывать энциклопедию и школьные учебники истории, не закидывать всех датами, а прокомментировать историю Боровска через историю героев фресок Овчинникова, которые изображены на одном из центральных домов города. Ну, и конечно, не забуду про Наполеона!
            Михаил Бренок. Двойник Дмитрия Донского в Куликовской битве. Представляете? Когда мы прочитали эту надпись на фреске, то глубоко удивились и озадачились. Какой еще двойник? Кто такой Бренок? Вот что узнали, когда стали искать информацию.
            8 (21 по новому стилю) сентября 1380 год. Утро. День осеннего равноденствия или Рождество Богородицы. Куликовское поле – долина Дона, Непрядвы и Красивой Мечи. Сейчас начнётся битва. Сейчас сойдутся в поединке русский монах Пересвет и татарин богатырь Челубей. Золотая Орда, хан Мамай и русское войско, Дмитрий Донской. А Михаил Бренок был его верный оруженосец и друг с юных лет. Почему они решили поменяться доспехами? Военная хитрость? Бренок в княжеских доспехах встал под знамя. Он ведь точно знал – на что идёт. Донской в простом воинском облачении смешался с войском. Татары с воем понеслись к заветному русскому княжескому знамени. Считали, что убили «князя». А Донской рубился вместе со всеми.
            Подвиг друга? Подвиг русского воина? Интересно, почему мы узнали о Бренке – русском герое - лишь только здесь в Боровске? Для справки: за один день гигантской битвы земля приняла 200 000 погибших воинов. …
            Владимир Андреевич Храбрый. 14 век. Первый князь Боровска. До этого был князем Серпухова. Двоюродный брат Дмитрия Донского - Великого князя Московского. Вместе с ним сражался на Куликовском поле. Он возглавлял засадный (запасной) полк, который спрятался в дубраве и в самый трудный момент свежая русская конница обрушилась на татар.
            Город Боровск был подарен Храброму Донским в честь его героических заслуг в этой Битве. С тех пор князь и его потомки стали уже именоваться серпуховско – боровскими, а сам Храбрый – стал Первым князем в Боровске. Так образовалось, просуществовавшее почти два века, серпуховско-боровское княжество. Последним же боровским князем был Владимир Старицкий - двоюродный брат Ивана Грозного. Грозный заставил Старицкого обменять Боровск на город Алексин, а потом казнил своего родственника по навету. Тогда же Серпуховско - Боровское княжество было ликвидировано, а Боровском стали руководить великокняжеские воеводы. Так Боровск присоединился к Московскому княжеству, больше от Москвы не отделялся и даже вошел в опричнину.
            Дмитрий Пожарский. 17 век. Князь. Воевода. У этого человека была интересная жизнь. Поневоле. Так возможно сидел бы он себе тихо воеводой в каком-нибудь уездном городишке, мёд-пиво пил. Но он стал участником самых бурлящих исторических событий. Смутное время, Лжедмитрий I - Отрепьев, Василий Шуйский, Борис Годунов, ляхи-поляки, Самозванец II – Тушинский вор, Марина Мнишек, литовцы, Иван Болотников, ещё куча «сыновей» Ивана Грозного, Народное ополчение, первый царь Романов – Михаил.
            Он родом из обедневших князей. Кое как был пристроен к царскому двору стряпчего – скипетр нести, в церкви – держать царские платок и шапку, в походе - панцирь, саблю. Потом стольник. Воевода в Зарайске. Худощавый, невысокий ростом, неторопливый в действиях, немногословный, с людьми прост и доступен. Только глаза умные и внимательные -  выдавали в нем недюжинный природный ум и глубокую духовную внутреннюю жизнь.
            Но этого спокойного и незаметного человека – ещё при жизни народ называл «Спасителем России». Он отбил Лжедмитрия I от Зарайска, сражался в Москве против польского гетмана Гонсевского, приглашённого боярами, с Мининым возглавил Народное ополчение против польской шляхты, обосновавшейся в Москве, на Земском соборе держал державу при рукоположении на царство совсем юного Миши Романова. А вот в 1617 году Пожарский был отправлен воеводой в Калугу по просьбе жителей, где удачно отразил нападение поляков; в 1618 году Пожарский послан был в Боровск против казачьих отрядов Сагайдачного, но заболел на дороге, а его товарищ Волконский пропустил врагов через Оку. Дальше опять судьба его посылает воевать с поляками, руководить приказами, служить воеводой. Так что, мы только благодаря фрескам, узнали о роли этого замечательного русского человека в истории Боровска.
            Михаил Константинович Волконский (Хромой). 17 век. Князь. Воевода Боровска. Смутное время. Восстал Болотников, которого боровцы поддержали и поплатились за это: была разрушена и сожжена деревянная Боровская крепость (хотя есть версии, что это был обычный пожар). Далее хронологически следуют литовцы-интервенты и поляки-захватчики. Мало кто пишет, но литовско-польская Интервенция Руси была мощнее татарского Ига. Из Калуги на Москву шёл Лжедмитрий или Второй самозванец с польским войском, но споткнулся о Пафнутьев- Боровский мужской монастырь.В нем укрылись защитникигорода во главе с воеводой Волконским (гарнизон к моменту сражения насчитывал 800 человек). Попробуй, возьми монастырь. Это был крепкий орешек: «он был каменный и довольно сильно укрепленный, кругом его была глубокая вода и окопы». Можно зубы обломать. Но – тайный ход в одной из башен монастыря показал изменщик. Всех перебили. Всё разорили. Всё разрушили. Михаил Волконский до конца бился в Успенском соборе с врагами. В честь подвига защитников Боровска учредили герб Боровска (1777), где на серебряном щите изображено червленое сердце с золотым крестом и лавровым венком. Поэтому, считается, что серебряный цвет – это чистосердечие, сердце – верность, крест – Господь, венец – слава сему вождю и другим погибшим.
            Наполеон Бонапарт. 19 век. События, которые изменили ход войны, и повлекли за собой изгнание Французской армии из России, произошли на территории Калужской области. Боровскому кургану вообще принадлежит мистическая роль. Именно здесь Кутузову открылись уникальные возможности ландшафта этих мест. Именно здесь фельдмаршал придумал и начал осуществление плана Тарутинского маневра - использовав возвышенностью кургана, спрятал русскую армию и перевел её с Рязанской дороги на Калужскую. На реке Чернишне – произошёл первый наступательный бой Русской армии. В Малоярославце – состоялось роковое для Наполеона сражение и он начал отступать. В маленьком Боровске же в одном из купеческих домов ночевал маленький Бонапарт с великими замыслами при отступлении его армии от Малоярославца.
 
Смешная история Боровска.
            Оказывается жители Боровска – боровчане затаили немалую обиду На Александра Сергеича. Пушкина. Так что если бы великий поэт в своё время столкнулся бы с молодцем-боровчанином, то незамедля получил бы от него в глаз. А пошто обижал? Пошто в письме своём к другу написал «…Душа моя, Каверин - каково поживаешь ты в свином городке…»? Пошто свинюкой обзывал, когда сам арап? 
        И всё же Пушкин зародил сомнения и сейчас над этимологией происхождения названия города ведутся словесные баталии. В древних письменных актах оно пишется «Боровеськ», т. е. суффикс «ськ» прибавлен к основе «боров». Но что же тогда означает, к примеру, название – Боровицкие ворота Московского Кремля – свиные что ли?  Возможно, самые правильные толкования слова «боров» у В.Даля, который характеризовал его как выпуклость, возвышенное место. Он указывает на костромское «длинная копна сена или снопов» и на курское «высокая гряда под овощи, парник» («сеем огурцы на боровах»).
        Хотя кто знает, как оно было, на самом деле? А может быть и так?
            «Охотился как-то князь Владимир Андреевич неподалёку. Выехал из Дремучего Бора к реке нашей и обомлел: стоят над рекой семь холмов красоты неописуемой. Над одним холмом радуга сверкает, над другим ласточки щебечут, над третьим целый лес ландышей растёт, на каком – колокольчики лазоревые, на каком – разнотравье, что тебе картина расписная, на самом большом холме стоит Бор высоченный: сосны красные, кроны зелёные да пушистые. Выстлан Бор кустами черничными. Аромат целебный враз все хвори-болячки оздоравливает. И хрустальный полузвон стоит от ключей-родников многочисленных.
– Быть здесь городцу, – повелел князь, – А зваться будет, сей городец Боровцем, поелику больно уж Бор величав да весел». (П.Хомутинников «Сказы о Боровце»)
            Ещё в Боровске есть интересные версии происхождения названия двух ручьёв: Текижи и Истерьмы. Было большое озеро, воды которого грозили затопить город. Прорыли канаву. К ней подошёл старец. Помахал руками и приказал воде: «Так теки же». И тут же новая речка потекла в Протву. Во оно оказывается как!  А в истоке Истерьмы лежал родник. Добрые люди сверху, над родником, поставили деревянный домик - терем. И получилось, что речка берет свое начало "из терема". Постепенно это название прибрело краткую форму – Истерьма.
 
Церкви Боровска – миражи и существующие.
            Когда разглядывали краеведческую карту, то обратили внимание, что значки-обозначения церквей на плане города нарисованы разным цветом. Преобладал серый. Оказалось, что это храмы, которые были разрушены и уничтожены… Сколько же их было. Целое созвездие. А сейчас, можно пересчитать по пальцам.
            Не забываем, что до сих пор город Боровск – староверческий, поэтому и храмы здесь половина православные, а половина старообрядческие.
            Попытаюсь сейчас найти храмы, изображенные на Глобусе Города и объяснить, где они находятся.
Автобус на фоне церкви – Храм-гараж. (Мимо ехал Лужков и сказал: «Надо восстановить»).
Похоже, что это старообрядческая Церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Коммунистической. Она сейчас восстанавливается. Но смотрится, безусловно, дико – на фоне припаркованных автобусов и прочих грузовиков.
Керосиновая лампа на фоне церкви – Спас на керосине (при фашистах – конюшня).
Догадаться где это, помогло название – Спас. Думаю, что речь идёт о Церкви Преображения Спаса на Взгорье на ул. Берникова (Медынской). Её видно от площади – бело-розовая, она недалеко. Сейчас восстанавливается.
Крест на фоне церкви – Храм-водокачка.
Наверное, это православная Церковь во имя Воздвиженья Креста Господня на ул. Мира (пересечение с ул. Володарского). Написано: используется не по назначению. Видимо в городе до сих пор дефицит зданий, которые можно использовать в водонакачивающих целях. Кроме церкви, ну, просто зашибись – ничего аналогичного нельзя придумать.
 
Боровск и Космос.
            Когда вы читали надпись к фреске с Циолковским, то, наверное, обратили внимание на странное слово «болид». Что это? Оказывается это происшествие имело место быть под Боровском. Весной 1934 года на землю упал огненный шар. Он летел наклонно к земле, ярко освещая местность. За шаром тянулся желтовато-красный прерывистый хвост, оставлявший позади себя светящийся, быстро гаснущий след. Спустя несколько секунд, яркий шар исчез, будто рассыпался. По предположениям это был огромный каменный метеорит не менее полукилометра в поперечнике. Тому были массы очевидцев. И надо же этому чуду природы стал свидетелем скромный и глухой учитель арифметики Константин Эдуардович Циолковский. Здесь в Боровске он снимал квартиру у священника и влюбился в его дочку Вареньку (Варвару Евграфовну Соколову). Здесь они обвенчались. Здесь родилась их первая дочка – Любовь.
            В городе есть улица его имени. На ней музей. Хотя в этом доме Циолковский прожил недолго – его затопило во время весеннего паводка Протвы и он с семьей переехал. Говорят, что в музее ничего особенно нет. Но лучше один раз увидеть самим, чем услышать. Даже если это и так, то всё равно посмотреть и прикоснуться как бы к кусочку Космоса здесь в Боровске очень интересно.Хотя Циолковский вообще-то был и очень приземлённым человеком. Он считал, к примеру, что жениться по любви - только тратить собственное время и силы на никому не нужную ерунду, поэтому надо жениться на скромной девушке, которая бы делала всю работу по дому и не мешала бы ему заниматься научными исследованиями. По этой причине, его жена воспитывала восьмерых детишек, а Константин Эдуардович припадал к телескопу и не отрывался, так сказать, от занятий наукой.
                Хотя, бесспорно, легкомысленный тон здесь неуместен. Циолковский – был гениальным человеком.
      «…Книг было мало, учителей у меня совсем не было, а потому мне приходилось больше создавать и творить, чем воспринимать и усваивать. Указаний, помощи ниоткуда не было, непонятного в книгах было много, и разъяснять приходилось всё самому. Одним словом, творческий элемент, элемент саморазвития, самобытности преобладал. Я, так сказать, всю жизнь учился мыслить, преодолевать трудности, решать вопросы и задачи. Многие науки создавались мной за неимением книг и учителей прямо самостоятельно. … Несмотря на то, что я был проникнут современными мне взглядами, чистым научным духом, во мне одновременно уживалось и смутно шевелилось ещё что-то непонятное. Это было сознание неполноты науки, возможности ошибки и человеческой ограниченности, весьма далёкой от истинного положения вещей. Она осталась и теперь, и даже растёт с годами…»
 
            Также, хоть это и не имеет отношения непосредственно к Космосу, Боровск подарил России таких людей, как флотоводец-адмирал Сенявин (Сенявин родился в родовом селе Комлево, 2 км от Боровска), купец, потомок богатейшего старообрядческого рода Михаил Стекольщиков, который больше известен по фамилии Ря(е)бушинский (по названию села - Рябушки), математик-академик Чебышев (в родовом поместье Окатово и похоронен в ближайшем селе Спас Прогнань ~ 25 км  от Боровска), художник Прянишников (в селе Тимашово в 6 км от Боровска), философ Фёдоров (незаконный сын князя Гагарина жил и преподавал некоторое время в начале 1860-х).
 
Пафнутьев-Боровский монастырь. Что мы увидели.
            Он находится в ~ 4 км от Боровска. Даже правильнее сказать перед Боровском и поворачивать к нему лучше, если едете по дороге от Балабаново по указателю «Храм Дмитрия Солунского» налево от дороги.
(Сайт монастыря: http://www.pafnuty-abbey.ru).
 
            Интересное место. Непростое. Оставляет сложное впечатление. У нас не было состояния благостного умиротворения, которое испытываешь обычно при посещении монастырей. Напротив, мы чувствовали себя достаточно скованно, всё время было ощущение, что делаем что-то не то, не так, и сейчас к нам подойдут и попросят отсюда. Мы всё время чувствовали себя незваными гостями. Может дело в том, что когда мы вошли в ворота, то стали искать Музей истории монастыря, и спросили об этом здоровенного мужика с бородой в военизированной форме, сидящего в бревенчатом домике. У него как-то глаза налились кровью после нашего вопроса, и он угрюмо сказал, что «музея нет, и, Слава Богу, т.к. они здесь в монастыре лишние». В целом мы расстроились, потому что очень хотелось посмотреть монашескую келью с уникальной акустикой, когда можно, стоя в противоположных углах, шепотом говорить друг с другом. Читали ещё, что Трапезную разрисовывали те же мастера, что и Грановитую палату. А в Братском корпусе реставраторы на одном из сводов под десятью слоями штукатурки обнаружили роспись 1822 года - учебное пособие по Птолемеевой астрономии для монахов. Эта фреска уникальна и представляет собой картину Вселенной по Птолемею с указанием планет солнечной системы, вращающихся вокруг Земли, и «точных» расстояний до них.
            Как обидно. Получается, что, чтобы всё это увидеть, теперь нужно заказывать экскурсию, видимо, через какие-то паломнические службы, или сам монастырь (?).
            Мы немного скованно походили по монастырю, зашли в розовую церковь св. Митрофана и попали в монашескую усыпальницу. А потом нам повезло, мимо проходила группа паломников-экскурсантов, которым что-то увлечённо рассказывал молоденький монах и мы незаметно слились с толпой. Поэтому мы прошли через ограду в яблоневый садик вокруг желтой небольшой церкви св. Ильи, узнали, что монастырские яблоки сейчас наливаются на месте братского захоронения защитников монастыря от Лжедмитрия (потери с обеих сторон польской и русской составили около 5 тысяч человек). А потом нам…извините, настоящим паломникам, открыли люк в крепостной стене и мы туда взобрались по высоким крутым ступенькам. Отсюда сразу захотелось фотографировать, мы послушали монаха-экскурсовода, погуляли по стене, забрались в Сторожевую и Оружейную башни. Потом мысленно поблагодарили и тихо ретировались. Стали искать подклёт, где сидел протопоп Аввакум. Он находится у подножия колокольни, маленький и очень узкий лаз-окошко. Спросили женщину в платке, где находится надгробие боярыни Морозовой, но она так замахала на нас руками, будто мы спросили, где приземляются инопланетяне. Может это из-за того, что Морозова староверка? Мы даже не попали в Собор Пресвятой Богородицы, потому что только открыли дверь, чтобы войти, а там совсем рядом пел хор, и ходить перед ними туда-сюда совершенно не хотелось. Ещё мы полюбовались красивыми изразцовыми лентами на белых и гладких стенах Церкви Рождества Христова.
            В церковной лавке мы купили неплохую историко-краеведческую карту города Боровска за 60р. И вот теперь уже дома можно узнать о монастыре много нового.
            Ага, значит, вошли в сам монастырь мы через Проломные ворота. Сразу слева это была Поваренная палата, а чуть дальше за ней Братские кельи. В центре это одна объединённая постройка – Колокольня, Церковь Рождества Христова и Трапезная (16-17в.), а за ней ослепительно белый и строгий со шлемовидными маковками Собор Рождества Пресвятой Богородицы (16в.) с 2-мя приделами – Св. Ирины и Фёдора Стратилата. На одной стене собора сохранился фрагмент неотреставрированной старинной кладки. Этот Собор, вернее его первый каменный предшественник расписывал Сам Дионисий! – молодой и мало кому известный тогда изограф. Но, к сожалению, фрески Дионисия не сохранились, только каменные блоки старой церкви были положены в фундамент нового собора. Но читали, что и впоследствии собор был расписан фресками, созданными мастерами Оружейной палаты.
            Чуть правее от него низкое жёлто-оранжевое здание в разводах это и есть тот самый сельхозхозяйственный техникум или оно же школа механизации или трудовая исправительная колония, где когда-то делали клетки для кроликов из монастырских икон 16 века.
            За Собором располагается церковь Св. Ильи, и те самые яблоневый сад и цветник, о которых я уже писала. Вход туда только по благословлению и там, не разгибая спины, трудятся послушники и добровольные девушки-помощники. Вдоль крепостной стены тянутся Настоятельские палаты и церковь Св. Митрофана с усыпальницей. Очень интересна одна из башен крепостной стены – вторая слева от ворот. Это Башня Измены, через которую и проникли в монастырь поляки.
            Стены по предположениям строил русские зодчие: либо Федор Конь - возводивший ранее крепостную стену Белого города в Москве (третью по величине после Кремля и Китай-города) и Кремль в Смоленске, либо Трофим Шарутин - построивший Белый город в Астрахани и Теремной дворец Кремля в Москве. Мнения специалистов, основанные на сравнении архитектурных и композиционных особенностей, графических изображений башен Белого города Москвы и Астрахани, а также даже по форме и характеру кладки, по размерам кирпича, затирке раствора, делятся поровну.
            Изразцы на колокольне принадлежат русскому мастеру Степану Полубесу.Интересно, что почти весь монастырь белый, но есть четыре исключения: желтые Святые ворота, желтая колокольня, розовая церковь и кирпичная (небеленая) Сторожевая башня.
             
Пафнутьев-Боровский монастырь. История этого места.
            Имя монастырю дал старец Пафнутий. 15 век.
            Он вообще-то по национальности практически татарин. Его дед был баскаком – ордынским сборщиком дани. Не надо удивляться. Древняя Русь была каганатом, а титул «каган» или хан носили и Владимир Красное солнышко и Ярослав Мудрый. Дед потом, конечно, принял православие. Конечно – потому что Батый умер и баскаков погнали из русских земель. Он осел под Боровском в селе Кудиново. Там у его сына тоже родился сын. Мальчик рос очень вдумчивым, склонным к одиночеству и чтению книг. Такому - прямой путь в монахи. Пафнутий постригся в 1413 году, в Высоко- Покровском монастыре рядом с Боровском.
            Монастырь называли Высоковским, потому что он стоял на высоком берегу Протвы (уничтожен в 1764 году). Пафнутий провел там более тридцати лет. Его избирают игуменом. Он к тому времени духовно очень продвинулся: «Весь источал радость, с трепетом растворенную». Это, так сказать, внешнее выражение внутренней сути. На практике это означает, что с таким человеком не пропадешь ни в какой переделке. Пафнутий видел любого насквозь. Бывало, он просто по лицу «по взору» определял, что там у незнакомца за душой. А бывало, что получал информацию о происходящих (и даже очень далеких) событиях из собственных снов. Пафнутий имел большой опыт ясного видения. Этому действительно было много примеров. Например, однажды он видит во сне, как некто черный достает из печи горящие головни и бросает их в кельи двух монахов. Опасаясь за монастырь, сновидец кричит: «ты, мол, что делаешь, монастырь подожжешь». А тот ему: «для того и бросаю»… Проснувшись, Пафнутий немедля позвал тех двух приснившихся монахов и, глядя им прямо в глаза, рассказал видение. Рассказал, уже понимая, что сон значит. Монахи признались в том, что сговорились уйти из обители, уже и вещи собрали. Их тайна открылась во сне игумена. Который ведь должен следить за душевной жизнью своих подопечных. И за жизнью монастыря в целом. Беглецы могли смутить остальных.
            Пафнутий действительно был наделён даром прозорливости, но главное – умел использовать этот дар для того, чтобы разрешать трудные ситуации. Потому и стал игуменом. И эффективно руководил Высоко- Покровским монастырём более десяти лет. Но после того как ему исполнилось пятьдесят, он вдруг заболел. Однако в какой-то момент осознал, что эта болезнь не совсем физическая, скорей - знаковая. Понял, что корень ее в нем самом, что болезнь ему просто указывает: надо переменить жизнь. И Пафнутий делает резкую перемену: слагает с себя обязанности игумена и уходит из Высокого. Уходит не далеко, на соседнюю излучину Протвы, туда, где в нее впадает речка Истерьма. С ним был всего один инок. Со временем вокруг их келий собирается община учеников, а потом возникает новый монастырь - во имя Рождества Богородицы.
            Действительно, по энергетике это место довольно тяжелое. Побродив там день, чувствуешь себя совершенно разбитым. Может, дух там слишком суровый. Не зря же сюда тянулись окаянные люди: Иван Котов, отравивший своего господина Дмитрия Шемяку, Андрей Клешнин, про которого говорят, что это именно он организовал убийство царевича Дмитрия.
            Перед кончиной, когда его ученик Иннокентий спросил: «Кому поручишь монастырь?» - ответ вначале был краткий: «Пречистой». Потом, помолчав, преподобный добавил: «Мне, брат, кто монастырь поручал? Сама Пречистая Царица так решила, и храм свой воздвигла, и братию собрала, и меня, нищего, долгое время питала и охраняла вместе с братией». И ещё сказал: «Как Царица начала, так сама и устроит на благо дома своего. Сам знаешь - не княжеской властью, не богатством сильных, не золотом и серебром создавалось место сие. Царица да защитит это место своей милостью от насилия темных и лукавых духов».
            При Пафнутии монастырь был особножительный, то есть - каждый монах имел свою келью, какое-то даже свое хозяйство, мог есть и носить, что хотел (до известного предела). Для Боровского монастыря не была характерна суровость и аскетичность монашеского бытия, так как Пафнутий понимал, что человеческие ресурсы ограничены и не требовал от монахов невозможного. Он только строго следил за соблюдением устава и особенно требовательно относился к себе: пост, тяжёлая физическая работа, более чем скромная одежда.
            Но в 1460 году к Пафнутию в монастырь пришел молодой человек и постригся под именем Иосиф. Это был знаменитый в будущем антисемит и «стяжатель» Иосиф Волоцкий, в миру Иван Санин, который в течение восемнадцати лет был монахом в Пафнутьевом монастыре в Боровске. И не просто монахом, а сначала в послушании у самого Пафнутия, а потом после еще два года игуменом этого монастыря. Его нововведения обернулись тяжелым конфликтом в монастыре. Волоцкий задумал ввести общежитие: беспрекословное единоначалие, благотворительность, все имущество общее, пища и одежда одинаковые, работы разверстаны насколько возможно поровну, и главное – церковная земельная собственность, а не только нравственное совершенствование (поэтому и «стяжатель»). Собственно, ничего здесь нового не было, многие русские монастыри были общежительными. Да и Пафнутий вел дела так, что фактически у него в монастыре было общежитие, но - разумное, мягкое. А Иосифу важен был принцип. Иначе он не умел. Он был по натуре борец, ни с кем не хотел договариваться. Его не поддержали и он ушёл, пошел искать место для нового монастыря.
            Но хватит об Иосифе. Монастырь – Пафнутьевский.
            При Пафнутии, я уже писала, был построен первый храм Рождества Пресвятой Богородицы. Конечно, он будет потом разрушен и не раз. Но тогда, его стены, его колонны, его своды расписывал Дионисий. Представляете? Его пригласил Пафнутий. А сейчас в соборе находятся мощи преподобного старца. Вообще месторасположение монастыря было политически очень опасное. Оно уже принадлежало не князю Боровскому - Василию Ярославовичу, а Дмитрию Шемяке, претенденту на великокняжеский престол (помните Шемякин суд?). Монастырь много раз пытались поджечь. Это князь Василий посылал своих людей. Но посланные от князя, придя в это место, всякий раз будто забывали, зачем приходили. Даже некий Ермолай, новокрещенный басурман, готовый на все, придя к Пафнутию, сразу размяк, едва преподобный окликнул его по имени и на лукавый вопрос святого - зачем, мол, пожаловал? - честно ответил: князь послал пожечь твой монастырь, отче, прости меня, окаянного.
            Пафнутия любили и уважали цари и царицы. За силу и честность. Он мог не принять богатые подаяния, если считал (видел), что деньги грязные. Считается, что будущие родители Ивана Грозного – Елена Глинская и Василий III – четыре года ездили на богомолье по разным монастырям в Переяславль, Ростов, Муром, Ярославль, в Вологодскую область на Кубенское озеро в Спасов-Каменный монастырь и на Сиверское озеро в Кирилло-Белозёрский монастырь. Во всех русских церквях молились о чадородии великого князя Василия. Из монастырей доставляли ему и его великой княгине хлеб и квас - ничто не помогало, пока, наконец, царственная чета не прибегла в молитвах своих к преподобному Пафнутию Боровскому. Тогда только великая княгиня сделалась беременною.
            Ирине Годуновой – жене царя Феодора, последнего из Рюриковичей, и сестре Бориса Годунова - посвящен придел Рождественского собора.
            А потом Пафнутьев-Боровский монастырь ожидали тяжёлые испытания. Раскол, Смута, Опричнина, Бонапарт.
            Только перед Революцией был относительный просвет - монастырь тогда считался богатым, имел земли на Украине, в Крыму и на Северном Кавказе. С этих земель в монастырь поставлялись фрукты, виноград, дыни, арбузы и цитрусовые, крупяное зерно (гречиха, просо, твёрдая пшеница), мак и масленичное зерно. И на месте было более 450 десятин земли. В монастырском саду стоял домик на два входа, в котором жили пчеловод и садовник. Все квадраты парка были засажены яблонями и кустарниками ягод (малина, крыжовник, смородина). Пасека насчитывала более 100 семей пчёл. Монастырь имел рыбное хозяйство. Два яруса прудов. Верхний, от источника, нерестовый, второй мальковый и два промысловых. Рыбы вылавливали столько, что хватало всему Боровскому уезду и излишки отправлялись в Москву. На прудах стояла мельница и крупорушка, на которых мололась мука и изготовлялись все виды круп. При монастыре имелись конюшня с кузницей, коровник, свинарник и птичник. На землях сеяли зерновые, картофель, овощные культуры, часть была занята под сенокосы и пастбища для скота и гусей. На все сезонные, а частью и постоянные работы, монастырь нанимал жителей сёл Роща и Рябушки (обработка и посев, уборка урожая, сенокос и даже пастухов, конюхов и скотников). 
            Потом новые испытания - Нацизм, Советы. В годы оккупации Боровска фашистами в монастыре был склад.
            Потом были годы безмолвного равнодушия и надругательств при Советской власти. Здесь в этих монастырских стенах бегали малолетние беспризорные хулиганы из колонии, потом в соборе как в гараже стояли тракторы с комбайнами из сельхозмехшколы.
            Терпение лопнуло даже на небесах.
            14 мая 1954 года – в день памяти преподобного Пафнутия в соборе рухнул купол. На два учебных зерновых комбайна…
            И даже этот знак вопиющего небесного негодования никак не пробил советское ватное сознание местных властных деятелей. Сельхозтехника там простояла до 1991 году, и только тогда монастырь был передан Православной церкви. Сейчас он активно восстанавливается. Так что, думаю, его суровость не надменна, а легко объясняется желанием как можно быстрее возродиться из пепла, вырваться из забвения, свободно задышать.
            О Боровске преподобный Пафнутий возносил странную на первый взгляд, но правильную молитву. Он просил Бога, чтобы «Боровск никогда не процветал и был бы тихим местом». Кажется, что это жестокие слова по отношению к городу, но на самом деле преподобный хотел, чтобы Боровск был благодатным местом, а это «непроцветание» и «тишина» - необходимые условия для этого.
          Сейчас в монастырь люди приезжают к другому старцу – отцу Власию. Говорят, что к отцу Власию несколько лет подряд ездил писатель Александр Солженицын с супругой. И еще много известных людей. Отец Власий принял схиму – отказался от всех мирских радостей. В Боровске – с 79-го. Когда отец Власий поселился в здании сельхозтехникума (который был в здании монастыря), первое время в лунные ночи откуда-то раздавались стоны. А ещё местные жители рассказывали, что видели призрак – монаха. Считали, что это дух святого Пафнутия охраняет святое место. А стоны по ночам объясняли тем, что обитель стоит на костях – здесь две братские могилы защитников монастыря: дружинников, монахов и жителей. Когда отец Власий стал читать псалтырь, стоны по ночам исчезли.
                       
Боровские сувениры.
            Ещё около монастыря нас ожидала необыкновенно интересная встреча. Там перед входом сидят лоточники-сувенирщики, все предлагают совершенно стандартный аля-русский набор лапти-матрёшки. Но! Рядом с ними сидит за небольшим столиком совершенно уникальный человек. О нём мы прочитали в одном из отзывов, и были очень рады его увидеть. Он продаёт уникальные глиняные вещицы. Сувенирами их назвать невозможно. Каждая игрушка несёт в себе очень глубокий смысл, хотя с виду, конечно, так не скажешь. Это музыкальные свирели. Они выполнены в виде фигурок рыбки, лосика, петушка, баранчика, птички-Сирина, уточки, просто кругляша. Он сам их делает. Рассказывает про символику каждой. Например, рыбка, это древний символ веры, её давным-давно наши предки носили на груди вместо крестика. Лосик – это символ природы, а в стародавние времена матери-Лосихе поклонялись древние обитатели боровских земель. Он говорит, что раньше даже созвездие Большой медведицы люди называли иначе – Лосихой. Уточка – ищет в море-океане Камень-Алатырь, камень счастья. Птичка Сирин – поёт только радостные песни. Ну, а петушок – это вообще древний символ Солнца и Жизни.
            У каждой свирели своя мелодия. Если дуть в неё при этом, нажимая на маленькие дырочки в глиняных боках, то выходит какая-то совершенно милая и задушевная необычная музыка.
            Кроме свирелей он продаёт ещё глиняные картины. Вообще-то если честно, то это и не картины, а древние славянские иконы – сульди. На той, которую мы видели, он сказал, что изображён святой Власий. Но какой это Власий , это же древний русский бог природы и мудрости – Велес. Вот он и изображен бородатым мужичком с доброй улыбкой в окружении глиняных зверушек, даже на руках держит Волчонка.
            Кстати сам автор очень похож на это древнее изображение. Точь в точь такой же – и борода, и внимательные глаза, и русское лицо, и добрая улыбка. Играет на свирели он божественно. Сразу льётся такая мелодия, которая уносит тебя на зелёные луга, на ромашковые поляны, под голубое небо. Он дал нам свою визитную карточку. Сказал, что с ним можно договориться насчёт экскурсии по Боровску и мастер-классу по лепке. Представляю, что и как может рассказать и показать о городе такой человек!
Бойко Александр Константинович
Народный мастер с.х. России
Экскурсии по г. Боровску, мастер-классы
т. 8-48438-4-27-79
8-903-234-53-96
 
Послесловие.
            Нам очень хочется съездить в Боровск ещё раз. Потому что сейчас мы немного торопились, спешили, и не всё успели посмотреть. Скажу честно, не буду лукавить. В следующий раз приедем сюда с лопатами и фонариком. Во-первых, надо найти горшочек с червонцами (из Глобуса Боровска), во-вторых, остался неосмотренным дом с привидениями.  Всё-таки люди не меняются, вот как была в детстве неисправимым романтиком, и лежала под пыльной кроватью, грызя краюху чёрного хлеба (наискосок отрезанная от буханки горбушка), головку сыра (собственноручно обточенный до круглого состояния кусок сыра), сырую луковицу и в обнимку с книжкой о приключениях Робинзона Круза (весь этот набор съестного был срисован оттуда), так спустя …цать лет такая же и осталась… 
            PS. Кто бы мог подумать. Художник Овчинников прочитал мой рассказ в интернете. Нашёл меня. Написал. Вместе мы исправили множество неточностей по тексту. Передохнули. Потом принялись редактировать его необычную книгу «Погружение в старый Боровск». Тоже успешно. Погрузиться в Боровск теперь может любой желающий либо купив настоящую книгу с иллюстрациями-фресками Овчинникова, либо познакомиться с нею на его сайте http://www.parallel-city.ru. Потом у художника возникла идея создания фотоальбома, составленного из редких старинных фотографий Боровска. Идея удачно материализовалась в виде новой книги, а Йа написала предисловие. Вернее скажем так – Овчинников предложил написать, я – согласилась и засела скрипеть пером. Так что – спрашивайте в книжном магазине, правда, только в боровском – тираж невелик, извините, книга не про lovestory ине про перестрелки. Зато есть шанс попасть в раритеты! 
Контакты с художником: protva.ov@mail.ru
 
Текст к фотоальбому о Боровске.
 
            Почему мы так любим старые фото?           
            Почему старинные фотографии так притягивают наши глаза и так раздражают наше любопытство? Эффект машины времени? Или хитроумная уловка того же времени?
            Да и что такое Время - прозрачная субстанция, остановленная на один миг вспышкой фотоаппарата? Старинные фотографии - это всегда парадокс.
            Вы уверены, что, рассматривая старые фото - вглядываетесь Вы, а не в Вас?   
            А знаете, что, вглядываясь в старые фото, мы видим гораздо больше, чем просто живописный пейзаж, красивый портрет и удачно остановленное время?          
            Ведь на эти фотографии само неуловимое Время накинуло свой невесомый невидимый шлейф.
            Мы смотрим на милые лица - мужчины в цилиндрах, женщины в ворохе кружев и шляпках, мальчики в матросских костюмчиках и девочки с завитыми локонами; мы смотрим на гуляние в парке, чаепитие в саду, общие портреты на лужайках, и разница в том, что они не знают, а вы уже знаете – что впереди. У них.  
            Впереди ураган Революции. Раскулачивание. Голод. Война.      
            Но сейчас на этих фотографиях запечатлена тишина.    
            Сейчас, умелый фотограф, ловко установил громоздкую треногу с «фотографическим аппаратом» и машет шляпой: «Господа, прошу внимания, господа, улыбайтесь, сейчас вылетит птичка!».  
            И уважаемые люди Боровска - семейство Полежаевых, Саниных, Ждановых, Меренковых, Проваторовых – счастливы и беззаботно смеются, катаются на лодках по Протве, прогуливаются по Боровскому лесу, отдыхают на дачах, открывают школы, освящают построенные церкви.... 
            «А знаете ли уважаемая Клавдия Петровна, какой отличный нынче урожай яблок?». 
            «На днях съездил в столицу, так представьте себе, милостивый Яков Иванович, как подорожала недвижимость на Тверской!».         
            «А наш Митенька, дорогая Дарья Пантелеевна, оканчивает гимназию и мечтает поступить в кадетский корпус».         
            «Слышали, в Ведомостях пишут, что Его Императорское Величество отбыли на лечебные воды».     
            «А ко мне в гости приезжал родной брат. У него небольшое имение под Смоленском. Так удивлялся нашим огурцам. Сорт, говорит, у вас чудесный, боровский, особенный. Просил семян на развод».    
            Ах! Ах! Ах!      
            «Вот посмотрите этот милый альбом, Павел Дементьевич, какие чудесные старые фотографии и гравюры. Ну надо же, как бежит время! Вот посмотрите здесь и здесь, переверните страницу»...
            И вы перелистываете сейчас страницы - только не этого фотоальбома, а Времени.    
            А может, оставим пожелтевшее прошлое? Ведь какая чудесная погода сейчас! А какое настроение! И как, кстати, цифровой фотоаппарат в руках у знакомого в руках. Эй, фотограф, снимите, снимите меня! Ой, подождите минуточку, только поправлю растрепавшиеся волосы от ветра. Ну всё, готова. Ямочки на щеках видно? Мальчик с ключиком, ну что ты вертишься под ногами! А когда вылетит птичка?
«Будущее – голый мальчик,
Вертит ключиком в замке.
А земля летит, как мячик,

И века все в кулачке».

  

 

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.

PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Фотоальбом «Боровск»
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   

© 2008
Все права защищены