Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Вязьма – Город со Сказкой. Хмелита. Ч.1я
12-14.06.2008
 
Оглавление.
 
            Зачем мы путешествуем? – Охотимся за впечатлениями. Любая поездка это всегда встряска. Впечатления – вещь многослойная, объёмная, это аккумулятор для интеллекта, умственный кислород, замедлитель времени. Любое путешествие - это отдых души, спортклуб для тела.
            «Боже, как ты хороша подчас далёкая, далёкая дорога!», - лучше Гоголя не скажешь, и не опишешь, и не утрамбуешь свои разлетающиеся птицами мысли в такой краткий, но ёмкий главный посыл к очередной поездке.
            У нас три летних дня. Впереди Вязьма и Хмелита – Смоленск и Фленово (Талашкино).
            Какая же она – Вязьма – город с названием, будто вывязанным крючком?
           
            От Москвы до Смоленска – 397км, до Вязьмы – 233км. От Вязьмы до Хмелиты – 35км.
            Шоссе – Минское шоссе. Выезд из Москвы – в 7.30.
            По собственному опыту уже убедились – хочешь не попасть в дачные пробки? Хочешь нормально ехать и не тратить время на черепашью скорость? – заводи будильник как можно раньше. Но и даже, несмотря на такой уж наш не совсем поздний выезд, где-то до 3-го бетонного кольца постояли перед разными светофорами в авто-очередях из таких же умных, как и мы. Поэтому в Вязьму приехали около 11 часов утра. 
 
            После мониторинга гостиниц в Вязьме, мы озадаченно чесали затылки и вопросительно хлопали глазами – останавливаться было негде. Нет, переночевать, конечно, можно было и в гостинице «Вязьма» (ул.Космонавтов, д.4, (48131) 41465), но общежитский сервис в виде туалета на вашем этаже (большое спасибо), а душа на первом этаже, нас сильно не устраивал. Можно было остановиться и в частной гостинице «Покровское» (ул. Покровская, д.12, (48131) 62988), располагающейся в бывшем кафе, в которой за 1,5т.р. можно остановиться в номере «с окнами», а за меньшие деньги в номерах «без окон», опять же с обязательным туалетом на этаже – но, снова, почему-то не хотелось. 
            Наш выбор: Парк-отель «Вольские дачи» (227км автомагистрали Москва-Минск, (48131) 25470, www.volskie.ru). Выработавшийся уже у нас туристический рефлекс в виде моментальной стойки на вменяемую гостиницу и «глаз как у орла» не подвёл. Хорошее место. Заранее на трассе перед Вязьмой  вы увидите предупредительную стрелку-указатель на поворот направо, через 400м от шоссе – территорию с бревенчатыми коттеджиками, прудиком, беседками, клумбами и шумящим леском. Это «Вольские дачи».
            Проблем с бронированием не было – телефонный звонок, всё быстро и лаконично. Номер наш стоил – 2,2т.р. (без завтрака). Но это я вам скажу, был гигант! Единственное, он располагался на 2-ом этаже, под крышей, и несмотря даже на умеренную летнюю погоду, вечером становилось душновато. Всё-таки кондиционер был бы не лишним. Номера в коттеджах стоят: 1,1т.р. (одноместные), 1,8-2,2т.р. (двухместные), есть от 800-900-1т.р. (с ТВ, но без холодильника). Наш номер – самый дорогой в этой категории, за счёт наличия «зоны отдыха/переговоров с мягкой мебелью и журнальным столиком», а именно с огромным угловым диваном и столиком перед ним. Есть гостевые домики с банями (цены на сайте).
            В гостинице внизу очень симпатичный ресторан с летней открытой терассой. Приятно, знаете ли, завтракать под соловьиные трели, шум деревьев, кукушкины песни и подставлять лицо солнечным утренним лучам. Рекомендуем – сырники, блинчики. Проверено – мин нет . Вечером ужинали тоже в ресторане. Вполне нормально. Рядом гудела компания охотников, и мы с интересом прислушивались к их живописным байкам «а как я кабана завалил!», «да я с первого выстрела попал», «а он как на меня прыгнет», «да здесь тьфу охота, вот в Чехии на вепря!» и т.д..
            Можно взять рыболовные снасти напрокат. Я сказала мужу, что видела объявление «одна удочка стоит 700р., а две уже – 500р.». На что муж посоветовал мне взять напрокат сразу двадцать удочек, потому что так «ещё дешевле будет» . В номер можно заказывать еду из ресторана, например пиво с закусками для просмотра футбольного матча .
            До Вязьмы (от «Вольских дач») – несколько километров по Минскому шоссе, будет левый поворот в центр города,
            До Хмелиты – те же несколько километров по Минскому шоссе, но поворот направо сразу после поста ГИБДД. Поворачивайте именно в этом месте, поскольку отсюда идёт прямая дорога до Хмелиты, и не обращайте внимание на два указателя, зазывно приглашающих повернуть, до поста. Трястись по колдобинам по каким-то деревенским улочным ответвлениям, чтобы вырулить потом на прямую дорогу - зачем? Дорога до Хмелиты – узкая, двухполосная, местами сильно заплаточная, местами более-менее.
 
            У нас были только небольшие отзывы и сухая инфа из интернета. Путеводитель по Смоленщине мы потом купим в Смоленске. А в Вязьме была очень нужна карта города. Не то, чтобы вы не сумеете сориентироваться и не найти интересующие вас достопримечательности – просто хотелось бы более основательно познакомиться со схемой улиц, а не метаться и ехать навскидку наугад. В Вязьме сохранилось много церквей – но без карты найти их будет трудно.
            Где купить карту Вязьмы в Вязьме – не могу ответить. Это очень сложный вопрос. Может в Краеведческом музее (Богородицкая церковь, центр города)? В городе мы не увидели ни одного киоска «Союзпечать» - потенциального помощника в приобретении туристических «водителей».
            Средневнятная карта города: http://www.orangesmile.com/maps/russia/viazma-map.htm.
 
            Скажу сразу – честно. Мы ехали в старинную Вязьму и облизывались – город казался нам очень вкусным в плане достопримечательностей. Я, как «составитель маршрута», торжественно выделила на его осмотр (вместе с Хмелитой) 1,5 дня, и пролоббировала ночёвку в «Вольских дачах». К дальнейшей точке нашего путешествия – Смоленску, я относилась прохладно. Здесь ведь маленький, уютный, старинный городок, а там – большой, пыльный, людный город. Оказалось – я поторопилась с обобщениями. Ожидания наши оправдались с точностью наоборот.
            Из Москвы мы сразу свернули с трассы в «Вольские дачи», чтобы оформиться в гостиницу и скинуть там вещи. Но у них checkout, т.е. выписка в 12, и нам сказали подождать (мы приехали около 11 часов). Поэтому мы уточнили у парня-администратора путь до Хмелиты и рванули сразу туда. Там, осмотр дома-усадьбы Грибоедова и дома-музея адмирала Нахимова у нас занял в общей сложности часа 2-3. Потом (к 15 часам) мы вернулись и заселились в номер, и сразу поехали в Вязьму.
            Вязьму мы осмотрели за 3 часа…, включая заход в «Марио-пиццу» (о ней ниже) на обед.
            Не хочу обидеть вязьмичей, но… вот так у нас получилось. Если у вас осмотр города займет больше времени – напишите, пожалуйста, что конкретно ещё вы смотрели, кроме описанных нами (ниже) в этом рассказе достопримечательностей??
            После поворота с Минского шоссе на Вязьму мы по длинной улице въехали в центр города. Это – огромная круглая просторная Советская площадь. На ней Богородицкая церковь (Краеведческий музей), Памятник воинам Отечественной войны 1812 года, ресторан «Ямской», кафе «Марио-пицца», Дом Культуры и Театр, мостик через Монахов пруд (в этом направлении Иоанно-Предтеченский монастырь), в одном далеке виднеется на горе Троицкий собор, и в другом далеке – развалины какой-то церкви (Петра и Павла?). Народу на площади – ни-ко-го. Ну вот вообще – ни души. Сегодня – 12 июня – всем известный конституционный праздник. У Дворца Культуры выставлены динамики с очень жестокой громкостью. Уши сворачиваются в трубочки ещё за километр. Над площадью мяукает Лагутенко, вопят rnb-ишники – и честно говоря, такой музыкальный фон на фоне церквей и возвышающегося Троицкого собора на Соборной горе – смотрятся и ощущаются абсолютно несовместимыми. Это ТАК люди отдыхают в Вязьме? То есть, надо понимать, что ничего более продвинутого вяземская администрация не могла предусмотреть в рамках празднично-выходного дня? К Дворцу Культуры подтягивалась милиция и редкий молодняк с банками пива. Оказывается – это дискотека. Да ради Бога – танцуйте, только зачем динамить вопёж на все окрестности? Искренне не понимаю. Вот поставили бы «Вальс цветов», например, - была бы совершенно другая атмосфера. Но, наверное, это задача из области фантастики.
 
С чего начать?
С деталей.
            Раньше в Вязьме были: Большая Московская, Смоленская, Введенская, Благовещенская, Верхнекалужская, Успенская, Ечеистова, Малая Панская, Фроловская, Гайдуковский переулок, Блинный переулок, Безымянный переулок, Сухачевский переулок, Ильинский переулок.
            Сейчас: Ленина, Карла Маркса, Парижской коммуны, Ленских событий, 25 Октября, Интернационала, Герцена, Лейтенанта Шмидта, Карла Либкнехта, Стачечная, Восстания, Победы, Софьи Перовской, Бебеля. Также появились новые улицы с такими жизнерадостными названиями как: Железнодорожная, Заводская, Локомотивная, Льнозаводская, Машиностроительная, Моторная и др.
            Бывшая Базарная площадь стала Советской.
Со статистики.
            Раньше в Вязьме было 24 церкви (нач.20в.). Сейчас – 10, это число включает в себя как действующие церкви, так и бывшие, и развалины.
С истории.
            Начну с названия: Вязма, Вязьма.
            Позволю себе смелость отойти от классической подачи истории Вязьмы. С ней вы можете легко ознакомиться на сайте города: http://www.mgorv.ru/index.php?go=Content&id=219, посмотреть на историю в интересных картинках: http://www.mgorv.ru/index.php?go=Content&id=188, а также почитать на библиотечном портале: www.vikipedia.ru. В конце концов, согласиться с «массовой» инфой вы всегда успеете.
            Мне смешно читать, как название города трактуют как производное от дерева «вяз» и болота, в котором можно «увязнуть». Не надо считать наших предков, давшим рекам, горам, земле, звездам – дивные по красоте и глубочайшие по смыслу названия - дурачками. Мы просто забыли свой исконный язык, вернее, потеряли к нему ключ. Будем искать.
            Гипотеза первая. Речная. Река Вязьма «вязала», «связывала» между собой великие водные пути Древней Руси - Волгу и Днепр, за что и получила свое название, а затем передала его городу.
            Гипотеза вторая. Двойная. Приставка –га в составе старинного русского слова обозначала – дорогу, путь. Вол-га, например, эту путь куда-то. И так далее. Приставка –ма означает - окончание двойственного числа в древнерусском языке. Вязь – это петля. Вязь-ма – это две петли. Река Вязьма как раз в этом месте имеет удивительное русло – как бы обнимает город двумя петлями или, другими словами, дважды делает поворот полукольцом (петлей) - «обвязывает» «вязью». Расшифровать название Вязьмы можно так: Город, Дважды Обвязанный Рекой. (Форум на http://www.vyazma.name).
            Гипотеза третья. Сомнительная. Вязь-ма это гибрид русского слова «вязь-болото» и финской приставки «ма-земля», что в сложении даёт болотистую землю, местность.
            А можно и по другому. Исходя из совсем другой логики. Наши с вами славные пра-пра-пра-предки несли ответственность перед будущими поколениями и ВСЕГДА в любые слова, любые названия, орнаменты вышивок, напевные сказания-былины и т.д. закладывали смысловое поле.
            «В» - проницание, постижение, возвращение.
            «З» - красота, прекрасное, прелесть.
            «М» - точка опоры, кормящая грудь.
            ВяЗьМа. Постижение красоты, возвращение к точке опоры. Питающая красотой, дающая постижение ч-либо. Мать. Дом. Возвращение к истокам. Оттолкнись, иди, но возвращайся.  Может быть так?        
            Теперь немного о дохристианской истории.
            Давайте немного критически посмотрим на версию того, что до Крещения Руси наши предки бегали в худшем случае в мохнатых шкурах с дубинами, а в лучшем – в лаптях. К русской истории до 988 года (года Крещения Руси) дальновидно и предусмотрительно прицепили клеймо «языческий период», которое отлично выполняет свою функцию – активно распугивает и вызывает пренебрежение. Байки про «идолов», «капища» и «кровавые жертвы», скомпрометировавшие веру наших предков, появились после вползания и расселения семитских общин на территории Руси. (Почитайте серьёзнейшего и авторитетного историка Льва Гумилёва). Славянские боги жили в Синей Сварге – стране в небесах. Они же сварганили Землю, бросив камень Алатырь в Океан.
            Наши предки обладали колоссальными родовыми тысячелетними знаниями, создали учение о звездном небе - Малое и Большое Коло (Круг) времен с несколькими смысловыми уровнями, понять которое без особых знаний просто невозможно, его не могут разгадать даже современные ученые. Наши предки – досконально – знали звёздное небо. Главная особенность славяно-русской веры состояла в том, что всё в мире едино – и боги, и человек. Истина, т.е. добро и зло, свет и тьма – всегда одна, это вечная категория. Поэтому то наши прадеды-«язычники» почти безболезненно перешли от своих богов-«идолов» к православию, т.е. вере, славившей законы Прави.
            Не надо бояться своей истории.
            А ещё они любили Землю, Природу, относились к ней как к величайшей ценности.  Умели строить города, выбирая для них энергетически сильные места, используя ландшафтное зрение и особое зрительное восприятие – систему прозоров, когда город был виден издалека, открывался не сразу, с какой-то точки просматривалась роскошная панорама, когда учитывался даже цвет разных деревьев и т.д.. Поэтому зрелище выстроенных ими городов с детальнейшим учётом и уважением к пейзажу и ландшафту, заставляло не только удивляться, но и думать, созерцать, размышлять, наставлять, склонять к добру. Нам сегодняшним, привыкшим к безликим, уродским, обессмысленным, современным застройкам, какие там пэйзаж и ландшафт - этого не понять.
            Все вышесказанное относится к Вязьме. Предки вязьмичей – кривичи-«язычники», конечно же, имели свои места силы (они находились в современном центре Вязьмы, Соборная гора – точно одно из них), поклонялись своим богам (Перун - древний славянский бог, буйный сын Сварога и Лады, стоял на современной улице города – Ленина, на месте которое сейчас занимает Налоговая инспекция, а раньше стояла православная церковь). Ещё древние вязьмичи почитали бога Ярого (молодого, весеннего) Солнца – Ярилу, молодого юношу, с венком из весенних цветов на рыжих волосах, на белом коне. И место, где возможно была «ярилина поляна» или «ярилина плешка», найти в Вязьме достаточно просто. Я посмотрела, нет ли Георгиевской церкви (обычно на таких древних местах всегда возводились православные церкви во имя святого с фонетически похожим именем, в данном случае Георгий – Егорий - Ярило)? Конечно есть – это храм Петра и Павла (Георгиевский), который сейчас находится в запущенном состоянии.
            В Вязьме существовал ещё клятвенный Ротвин колодезь («Рота» - означает клятва). Совершались сделки и прочность договора скрепляли глотками воды из него. Такой вот «языческий обычай» – почитание Воды. Не забываем ведь, что Вязьма – это Город, Дважды Обвязанный Рекой.
            Теперь о княжеской истории Вязьмы.
            Когда основана Вязьма? Кем?
            Ответы почти все гипотетические. Есть результаты археологических раскопок, есть крохи сведений в уцелевших штучных летописях.
            Первое«древнерусское укрепленное поселение» располагалось на реке Русятке (2км к Ю-З от Вязьмы) и «хронологически Русятское городище (6-11вв.) было предшественником города Вязьмы (12в.)». Вероятно, первый город сгорел в пожаре и нашел себе новое место современной Вязьмы. (Эта территория была заселена ещё и тысячи лет назад до нашей эры).
            В 10 веке в Вязьме на возвышенности строится первая Крепость/Детинец – деревянная, с земляным валом, глубоким рвом, а также дубовым тыном и тремя срубными башнями. Это был – Большой или Верхний город.
            Кто первый князь в Вязьме? В летописях есть только имя – Андрей, отчества не указано. Поэтому существует масса версий. Наиболее правдоподобная и логичная гипотеза, что Вяземские князья ведут свой род от Смоленских князей - Ростиславовичей. В Смоленске выстраивается такая княжеская цепочка: Владимир Рюрикович – его двоюродный брат Мстислав Давидович – его сын Ростислав Мстиславович, у которого три сына: Глеб Князь Смоленский, Андрей Князь Вяземский, Фёдор Князь Ярославский.
            В 1300 Князь Андрей Ростиславович получил Вязьму в удел.
            В нач.17в. – по указанию царя Михаила Романова реконструируется старая Крепость/Детинец (Большой город) – обновляются валы, углубляются рвы, вместо деревянных - 6 каменных башен. Одна из них – массивная, кряжистая, угловая с маленькими «глазками»-амбразурами Спасская башня – сохранилась, её можно посмотреть. Кольцо Большого города охватывало Малый город (Кремль).
            Немного истории современной.
            В Вязьме жил и работал в Городской земской больнице молодой выпускник медфака Киевского университета Михаил Булгаков (1917–1918гг.) Правда, в самой Вязьме он находился совсем немного, буквально несколько недель - молодого врача распределили в село Никольское Смоленской области (читайте булгаковский рассказ «Полотенце с петухами»).
            Наши талантливейшие харизматичные актёры Александр Папанов и Людмила Касаткина – из Вязьмы!
            Про герб Вязьмы.
            На гербе – «в серебряном поле пушка на золочёном лафете», с восседающей на ней птицей Гамаюн. Для наших предков-«язычников» - Гамаюн – это вещая райская птица, не имеющая ног, она вьёт гнезда на райском дереве, прилетает весной из Рая на Землю и приносит с собой райское благоухание, это символ счастья, богатства, власти. Существовало поверье, что человеку, на которого падала её тень, будет сопутствовать удача. Герб Вязьмы похож как две капли воды на герб Смоленска, отличие в крошечном «титле» над пушкой – в славянской письменности это знак сокращения, а на гербе он говорит о подчиненном статусе Вязьмы к Смоленску. Но главное – считается, что эти города находятся под крылом удачи сказочной русской птицы.
 
            Вязьму Там на Небе – хранят два Святых.
            Аркадий Вяземский и Новоторжский, и Герасим Болдинский и Вяземский чудотворцы.
            Преподобный Аркадий – из Вязьмы, из середины 15 века. Блаженный человек «не от мира сего»,  вел жизнь «Христа ради юродивого», всегда «пребывал в боге» - в молитве, безмолвии, просил подаяние. На берегу речки Вязьмы облюбовал себе большой камень-валун, на котором ночью молился. Блаженный давал людям мудрые советы, а перед праздниками любил подметать улицы, по каким будет совершаться крестный ход, и этим напоминал вязьмичам о том, что главное – это очищение души. А ещё – отогнал от города, окружённого тремя болотами, всех змей. Сказал: «в Троице славим Боже, да не будет сего гада во граде Вязме и за тридесять поприщ» - и до сегодняшнего дня ни в самом городе, ни в его окрестностях «несть» змей и ужей. А ещё явился во сне одному вяземскому повару и попросил его, чтобы вязьмичи любимое им место в Вязьме оградили от всего «скверного и нечистого», а тот камень, на котором он молился «охраняли». И на этом месте сначала построили церковь, а потом Аркадьевский женский монастырь (кон.18в.). Однажды на Олешинской улице, где раньше жили родители Аркадия, случился пожар – погорели все дома, кроме того, где родился будущий святой. На иконах святой Аркадий Вяземский и Новоторжский обычно изображается в короткой («по колени ноги голы») зеленой одежде, и либо с зеленой сосновой веткой в руке «чтобы отгонять от города Вязьмы всякий гад и супостат», либо стоящим на камне на коленях с поднятыми к небу руками. Вязьмичи очень любят своего святого Аркадия. Он спас город от поляков в Смутное время – появился в образе юноши-воина на коне с мечом в руке, сказал: «Я – Аркадий, град этот – моё отечество» и запретил идти на Вязьму. А ещё люди видели его фигуру в черной монашеской мантии с раскинутыми руками над городом - за день до бомбардировки Вязьмы, в ночь с 24 на 25 декабря 1942 года, когда город был полностью разрушен.
            Блаженный Аркадий – загадочная личность. Между верующими в Торжке и в Вязьме есть разногласия по поводу личности святого Аркадия.
            Вязьмичи, говорят, что святой ушёл из Вязьмы в Торжок в Борисоглебский монастырь к своему духовнику преподобному Ефрему и называют святого Аркадия Чудотворцем Вяземским и Новоторжским.
            Новоторжцы – не согласны. Они уверяют, что есть два святых Аркадия – Вяземский и Новоторжский. Мощи святого Аркадия Новоторжского целебоносные и к ним приходили приложиться сотни паломников. А в Вязьме был свой местный святой Аркадий, но он не был канонизирован, и вяземцы воспользовались совпадением имён, и к подписи на иконе «Святой Аркадий Вяземский» добавили «и Новоторжский». Вследствие этого «усилился приток богомольцев и увеличились доходы местного притча»/сведения из «Тверского патерика» 1907 года.
            Преподобный Герасим Болдинский и Вяземский Чудотворец – из Переславля Залесского из середины 15 века. Принял постриг ещё совсем мальчиком. Потом жил отшельником. В Дорогобужском лесу по видению рядом с селом Болдино основал Болдинский монастырь. В Вяземском лесу рядом с Вязьмой – Иоанно-Предтеченский монастырь. В Брянском лесу – Введенский монастырь.
 
            В Вязьме мы первым делом едем в Иоанно-Предтеченский монастырь (пересекли Советскую площадь, проехали через Монахов пруд по мостику, затем направо по указателю). Паркуемся, проходим через монастырские ворота в розовой стене на территорию. Мы много слышали и я мечтала увидеть своими глазами церковь Одигитрии Смоленской, которую называют «жемчужиной» и «белоснежной сказкой». Зашли и … О нет!!! Вся церковь спрятана под реставрационными строительными лесами! Умом я понимаю необходимость и важность поновления церкви, но сердцем…. Но я смотрю на неё и вижу!, буквально вижу её так, как будто бы никаких лесов и нет. Ведь я столько раз внимательно разглядывала этот храм-«сказку» на фото. Потом в монастырской лавке я накупила ещё много разных фотографий этой церкви. Снимки делают сами сестры и продают как открытки – и на них церковь схвачена фотообъективом в самые разные времена года и погодные условия. Я в основном выбирал фото храма с радугами (есть у меня к ним давняя любовь).
            Знаете, как выглядит церковь Одигитрии Смоленской?
            По сахарному, по снежному – белоснежная.
            Фигурный зефир и шапка взбитых сливок.
            А наверху, в празднично-прянично-нарядных кружевных манжетах, сужающиеся к небу, кончики-«шатры» и луковички-«свечки» (луковицы православных храмов сравнивают с пламенем свечи).
            Автор, архитектор – неизвестен (возможно, Фёдор Конь). Предположительное время строительства - ~1637. Архитектурные особенности: декоративная система – «узорочье 17 века», и новый композиционный приём – «трехшатровое завершение», выстроенное в один ряд. Детали кладки храма имеют 16 (!) размеров и конфигураций. Использовался также кирпич 3-х цветов (в фигурной кладке, она не всегда была белая). Внутри церкви – необыкновенная акустика-«звучание», благодаря специально встроенным «голосникам»-кувшинам. Шатровые церкви – большая редкость, их сегодня можно пересчитать по пальцам: Дивная церковь (Углич), церковь Зосимы и Савватия (Троице-Сергиева Лавра), Покровская церковь (Московская область, село Медведково, усадьба Пожарского), церковь в Духовском монастыре (Рязань) и церковь Рождества Богородицы в Путинках (Москва).
            Сам монастырь, был основан ~ в 1536 году старцем Герасимом Болдинским, именно в этот год он пришёл сюда в Вязьму, выбрал место и поставил здесь келью. В 1612 – деревянный монастырь жгут, грабят и убивают монахов литовцы (литовский гетман Ходкевич). В 1635-1638 – на пожертвования царя Михаила Романова и его дяди боярина Ивана Романова возводится каменная церковь Одигитрии Смоленской и деревянная Вознесения Господня. В 1655 - царь Алексей Михайлович Тишайший (отец Петра I), долгое время гостивший в Вязьме, пережидая здесь московскую чуму, тоже облагодетельствовал эту обитель своими финансовыми милостями. При Петре I – в монастыре была устроена лечебная палата. При Анне Иоанновне – в этих стенах действовала Крутицкая семинария (переведённая потом в Москву). При Екатерине II – отобраны земли. В 1812 – каменный монастырь жгут  грабят французы. В 1930 – здесь всё, с таким трудом восстановленное, порушили строители коммунизма и устроили спичечную фабрику. В Великую Отечественную Войну до 1943 – здесь хозяйничали немцы, а наши аккурат после освобождения города устроили в монастыре пивоваренный завод. Потом здесь склады, мастерские для слепых, архив. Московская Олимпиада в 1980, как это ни странно звучит - этапный поворот для монастыря. Власти встрепенулись и чтобы не испугать олимпийских гостей видами монастырских развалин, срочно вызвали реставраторов. В 1989 – монастырь, Слава Богу, обрёл свой исторический облик. В этом же году – монастырь вернули Церкви и он стал сначала Иоанно-Предтеченской мужской обителью, а потом в 1995 – женской. В 2003 – монастырю Урал (Усть-Каменск) отлил и подарил колокола для звонницы.
            Я читала, что монахини этого монастыря отличаются редкой приветливостью. Подтверждаю. Мало того, что никто на вас не обращает внимания, так ни одному туристу из толпы бегающих вокруг церкви по монастырскому саду-огороду – заслуженного слова упрёка никто не скажет.
            Место, на котором расположен монастырь – необыкновенно приятное и уютное. Не мы одни замечаем это его качество. Здесь «божья благодать» - очень тихо, очень спокойно, не хочется уходить. В таком умиротворяющем настроении мы долго сидели в монастырской беседке в молодом яблочном садике – через ветки с наливающимися яблочками рассматривали церковь Одигитрии (виднеющиеся кусочки ярусных мелких кокошников-«взбитых сливок» из-под лесов). Монахини вокруг трудились как пчелки.
            Потом мы зашли в Вознесенскую надвратную церковь по высоким ступенькам. Внутри – опять те же ощущения, что и на улице. «Божья благодать». Очень тихо, очень спокойно, не хочется уходить. В церкви хранятся святыни:
– Крест-мощевик с частицами мощей Иоанна Крестителя (справа перед алтарем у окна);
- чудотворная икона Смоленской Божией Матери Одигитрии (по-моему, слева перед алтарём);
- мощи святого Герасима Болдинского (справа деревянная резная рака под сенью);        
- на этой деревянной раке-ларце лежит небольшой деревянный крест в серебряных крестиках-звездочках которого - мощи святых Оптинских Старцев, а в сине-голубом крестике-звездочке – мощи святого Ферапонта Белозерского и Можайского;
- рядом справа от креста – частицы мощей Вифлеемских младенцев, убиенных Иродом; рядом слева от деревянного креста – камень с Гроба Господня; и чуть подальше тоже слева – частицы мощей святых Феодосия и Лаврентия Черниговских;
- две высокие иконы святого Герасима Болдинского и святителя Питирима, епископа Тамбовского (вязьмич, игумен монастыря, основатель 168 храмов, особо почитаемый святой и чудотворец в Вязьме и Тамбове), перед которыми стоят два ковчежца с частицами их мощей (слева);
- а также чтимая икона Усекновения головы Иоанна Предтечи.
            В церковной лавке обслуживают долго – по причине того, что монахиня за прилавком внимательно выслушивала каждого человека, доброжелательно разговаривала, что-то советовала – честно говоря, это очень, очень располагает.
            Удивительно, на обратном пути из Смоленска в Москву, мы опять заехали в Вязьму на обеденную остановку, и я упросила мужа заехать ещё раз «хотя бы на 10 минут» в монастырь. Просто тянуло туда. «Чуйка»-интуиция меня не подвела – монастырь готовился к празднику Троицы. Высокие ступеньки в тереме-входе в Вознесенскую церковь монахини бережно и плотно устилали длинными острыми листьями болотного аира, а в самой церкви – мы ахнули! На полу был выложен необыкновенно красивый рисунок: на общем фоне ярко-зелёной травы и тёмно-зеленого аира выделялся крест из синих люпинов и белых брошек-соцветий калины (?). В церкви находился профессиональный фотограф с треногой и делал снимки.
            Здесь в монастыре я купила крохотную чашечку для святой воды. В центре территории перед церковью Одигитрии есть деревянный колодец с ведром на цепочке. При монастыре сейчас есть подсобное хозяйство: 2 коровы, куры, огород, заложен фруктовый сад. Есть и швейная мастерская (изделия сестёр можно купить на православных ярмарках, которые часто проходят в Москве, www.mirexpo.ru).
            А церковь Одигитрии Смоленской я бы назвала не просто «сказкой», а «дивным сказочным цветком», распустившимся здесь на вяземской земле.
 
            Троицкий собор на Соборной горе виден издалека – это самая высокая точка Вязьмы. К собору есть два подхода. Один – быстрый по высокой, длинной, крутой лестнице. Другой – постепенный, плавный и окружной. Мы случайно вышли на второй путь. Шли по улице Ленина, от центра вверх, по направлению к собору, потом между домами (перед кафе-бар «Ольштын») свернули, очутились перед подножием огромного холма, заросшего пушистой солнечной сурепкой, вершину которого венчает Троицкий собор, углядели петлистую дорожку, ведущую к нему. Мы медленно поднимались вверх, любуясь приближающимся храмом со всех сторон. С площадкой перед собором открывается панорамный вид части Вязьмы. Единственное, мешали фотографировать телеграфные столбы, которыми был опутан собор – как-то непродуманно их наставили.
            Вообще Соборная гора – место интересное. Здесь стояла первая деревянная церковь (1015). Потом здесь был Вяземский Малый город/Кремль. Место связано с именем святого Аркадия – он здесь молился, Аркадьевский монастырь неподалёку (15в.). Потом построили каменную церковь (16в., связана с именем Федора Коня – факт подтверждается особой «коневской» методикой укладки фундамента). Сам Троицкий собор (кон.17в.) с  Колокольней и трапезной (кон.19в., пристроенными вяземским купцом Сабельниковым) огромен.
            Нужно обязательно зайти – внутренний интерьер очень душевный. Здесь удивительное сочетание простора, солнечного света, льющегося через огромные окошки и деревянных полов.
            В соборе красивый деревянный резной иконостас, чудотворная икона Иверской Божией Матери в резной «кабинке» (сер.18в., список с московской), здесь покоится князь Симеон Вяземский. Это древнее печальное предание. Семейную любящую пару князя Симеона и княгини Иулиании (Ульянии) Вяземских и Новоторжских подлейшим образом убил из ревности и вожделения князь Юрий Смоленский. Эта пара почитается как образец семейного целомудрия. Мощи княгини (родилась в Торжке) находились в Спасо-Преображенском соборе в Торжке (сейчас утеряны). Мощи князя (родился в Вязьме) здесь в Троицком соборе в Вязьме.
 
            Эту жёлтую церковь Рождества Богородицы в стиле «раннего барокко и классицизма» мы увидели сразу, как только въехали на Советскую (Торговую, Базарную) площадь. Около неё были припаркованы туристические автобусы. Церковь построена в нач.18в., поновлялась в нач.20в. на средства вяземского купца Рогожина, в советское время здесь был кинотеатр. Сейчас – в ней располагается Вяземский краеведческий музей. Мы не зашли – только что вернулись из Хмелиты, подустали, и было не музейное настроение.
            У Богородицкой церкви есть придел во имя Жен Мироносиц. Интересная деталь: форма купола этого храма напоминает перевернутую чашу. Интересная легенда: «в 988 году к Вязьме пристали ладьи, их них вышли семь женщин - мироносиц, направились они к Соборной горе, одна девушка споткнулась и опрокинула чашу, разлила по земле священную жидкость». На этом месте в 10 веке и построили деревянную шатровую церковь». Богородицкая церковь – «исторический памятник» и «свидетель Войны и Вяземского сражения 1812 года».
 
            В Вязьме есть замечательный памятник участникам-героям Великой Отечественной войны - командующему 33-й армией генерал-лейтенанту М.Г.Ефремову. 1946 год. Скульптор – Е. Вучетич. Это очень выразительная скульптурная группа. Единственное, что-то нашло на скульптора, и он сделал ляп – непомерно длинный чугунный палец у генерала. И теперь каждый турист, смотря на памятник, прежде всего, видит этот идиотский палец, и напрочь забывает о страшной истории его возникновения.
            Знаете, есть мемуары о войне Г.Жукова, которые многие серьёзные историки называют «байками дядюшки Жорика, который совсем потерял совесть». Есть отлакированная общественная информация о войне. А есть страшная неприглядная правда войны.
            33-я армия под руководством Михаила Григорьевича Ефремова успешно участвовала в контрнаступлении 1941 года – в декабре освободила Наро-Фоминск, в январе – Верею и Боровск. Армии требовалось подкрепление, когда неожиданно она получила приказ Жукова наступать на Вязьму. В распоряжении армии оставался танк-калека и немного пехоты. Пытались возразить, но – «Не дергайтесь, я покажу вам, как надо прорывать», - стукнул кулаком по столу грозный маршал.
            ДВА МЕСЯЦА – та горстка людей, которая называлась «армией», сдерживала и героически сражалась против полнокровной немецкой пехотной дивизии и других немецких соединений. Боеприпасов – практически не было. Голодные – наши солдаты съели все разваренные поясные ремни и подошвы найденных сапог. Просили дать им приказ на прорыв. Но – «я же сказал, взять Вязьму», - бил кулаком грозный маршал. Ефремов получил третье ранение, не мог двигаться. Остатки армии согнали в Шпырьевский лес. Окружили, разгромили. Генерал-лейтенант Ефремов застрелился.
            Его захоронили те самые «изверги»-немцы, против которых он бился. Тело командарма сначала принесли на жердях, но немецкий генерал потребовал, чтобы его переложили на носилки. При захоронении, обращаясь к своим солдатам, сказал: «Сражайтесь за Германию так же доблестно, как сражался за Россию генерал Ефремов». Отдал честь. Был дан салют. Когда же после наступления эти места освободили, то во время перезахоронения Ефремова (на Екатерининском кладбище в Вязьме) обнаружили, что немцами на его руке были оставлены золотые часы…. Здесь о нём замечательная статья: (http://www.duel.ru/199807/?7_6_2).
            Наше же советское руководство, по выводам офицеров-аналитиков Генштаба, «бросили армию в глубокий тыл противника на произвол судьбы». Но это выводы для узкого круга заинтересованных лиц. А на Красной Площади скачет всеми уважаемый народный герой маршал Жуков на коняшке.
            Как это ни странно звучит – памятник мы не увидели. Не нашли. У нас не было карты города. И как мы ни крутили по сторонам головой в поисках «центрального сквера» с памятником – нет его и всё тут. Ленин есть перед Дворцом Культуры на центральной площади, а Ефремова – ???
 
            Во время Отечественной войны 1812 года французские войска дважды побывали в Вязьме – по дороге в Москву, и обратно. В августе русские войска оставили Вязьму (16/29 по н.ст.), и сюда во главе наступающей армии прибыл Наполеон с маршалом Неем (18/31 по н.ст.). Не прошло и двух месяцев, как уже в октябре (20/02 по н.ст.) во главе отступающей армии Наполеон опять гостит в городе. Но недолго. Из Вязьмы его выбивают наши войска под командованием генералов Милорадовича, Ермолова, Платова, Паскевича, Чоглокова.
            Полковником Чоглоковым Павлом Николаевичем в 1806 году в С-Петербурге был сформирован Перновский мушкетерский полк (пехота). Воины полка отличились на Бородинском поле. Продолжили славную традицию здесь в Вязьме – выбивая из неё французов. Авангард 11–й пехотной дивизии генерала Чоглокова с Перновским пехотным полком первыми ворвались в город - с музыкой, барабанным боем и знамёнами в руках. Вязьма при этом горела, а французы оказывали отчаянное сопротивлении. Наши одновременно рубились, тушили огонь намоченными шинелями, и один солдат успел даже сорвать эполеты с поверженного французского полковника.
            В награду за этот бой полк получил на головные уборы знак с надписью «За отличие». Чоглоков – звание генерал-майора. Император Николай I подарил городу копию картины «Бой при Вязьме 22 октября 1812 года», художника Гесса. А благодарные вязьмичи в 100-летнюю годовщину сражения установили памятник Перновскому полку. Это колонна красного гранита, врезанный в неё куб с памятными надписями, и венчающий её двуглавый орёл. Вокруг памятника сейчас ржавая цепь на слегка подкосившихся столбиках, и непокошенные сорняки. Слава героям Перновского полка! Вязьмичи помнят и ценят ваш подвиг!
            В городе есть ещё один памятник Героям Отечественной Войны 1812 года, установленный к 100-летию Вяземского сражения. Орел, разрывающий на части наполеоновский штандарт - на вершине монумента. Старинный герб Вязьмы, а под ним - изображение памятной медали 1812 года - на постаменте. Он находится рядом с бывшим Аркадьевским монастырём, в церкви, которого, сейчас – библиотека. Главное – найти этот монастырь. Мы его не видели. Повторюсь – не было карты города. Он где-то в «сквере в верхней части города» (это вычитали уже позже).
 
            Ах, «Марио-пицца»! – центральная площадь, ул.Московская, д.18 – оказывается ты главная гастро-достопримечательность города. Оказывается, вот где скрываются почти все жители Вязьмы и летними вечерами, и днями, и спозаранку . Сидят, заказывают себе вкусную пиццу, дуют молочные коктейли и лакомятся пирожками с вишней. Рядом с тобой, бок о бок, ресторан «Ямской», но в нём народу ни души, а у тебя – под завязку.
            Мы, зайдя сюда, первым делом решили так же как и все – продегустировать хвалёную тройку: пиццу-коктейли-пирожки. Протестировали - вкусно. Я думаю, что секретом «почему обычный на вид кусок пиццы такой вкусный» владеют кулинарши, работу которых можно было наблюдать за спинами продавщиц – они активно мешали, тянули, подкидывали, раскатывали, уминали тесто для пиццы. Ручная работа! Вообще в «Марио-пицца» два отделения – вправо-влево. Вправо – основательный фаст-фуд для обеда, т.е. супы, борщи, салаты, котлеты, бифштексы, шницеля, картошка, пиво и т.д. Влево - лёгкий перекусочный фаст-фуд, т.е. пиццы, пирожки, хачапури, тортики, напитки. Цены – вяземские, в Москве точно к каждому прайсу впереди приписали бы единичку, а то, что за безобразие – кусище пиццы по 45-70р., молочные коктейли по 20р., пирожки по 15р.!
            Спецыально, интереса вредного ради, я забежала в ресторан «Ямской». Были наслышаны из отзывов об его скупой немноголюдности. Но не на столько же! Народу в зале вообще – никого. Отсутствовали и официанты, и даже бармен в барной стойке. Я околачивалась с праздным любопытством по залу – никто даже не изъявил желания и носа показать. Думаем, наверное, ресторан делает кассу на банкетах-свадьбах. Ну кто, в трезвом уме и здравой памяти, пройдёт мимо многолюдной и вкуснопахнущей «Марио-пиццы» и засядет в гордом одиночестве в мрачном гобеленовом старомодном зале, чтобы два часа прождать заказанную котлету?
 
            В селе Хмелита, 35км от Вязьмы, находится музей-заповедник - родовой дом-дворец семьи Грибоедовых, парк с прудами, фамильная Казанская церковь, а также дом-музей адмирала Нахимова (вообще-то он из соседней деревни Городок, но там сейчас мало что осталось, и вот так скомпоновали все достопримечательности в одном месте).
            К Хмелите ведёт красивый подъезд – полукруглая дорожка-серп ровно делит ландшафт впереди на две половины: слева круглый пруд с деревенькой по краям, вправо – виднеются церковь, парк, музеи. Мы припарковались рядом с двумя автобусами из Белоруссии и сразу же устремились в распахнутую калитку. Подходим к дому. Он располагается в центре заросшего старого парка, в глубине которого есть два живописных искусственных пруда. Все основательно заросло клевером, ромашками, и прочими замечательными полевыми цветами.
            Дом семьи Грибоедовых – впечатляет. Это настоящий «дворянин» в небесно-голубом «камзоле» с белыми «манжетами». То есть – сочно-голубого цвета с обилием белой лепнины. Очень необычна парадная лестница, у неё два конца – она полукруглая (http://www.nataturka.ru/region/hmelita.html). Потом уже в ходе экскурсии меня будет подмывать спросить, кто же архитектор? Ведь архитектурный стиль дома – очень необычен, хотя его везде называют «елизаветинским барокко». Оказывается – имя автора проекта неизвестно, но где-то в Литве (город Сигулда?) есть баронский замок точь в точь как хмелитский дворец.
            Мы заходим, покупаем билеты и нас быстро присоединяют к белорусской группе, которая уже понеслась вперёд. Экскурсовод много рассказывает о семье Грибоедовых, но в её рассказе столько фамильных подробностей, фигурируют имена стольких братьев и сестер, кузенов и кузин, мужей и жен, и их детей от первых, вторых и третьих браков, плюс фамилии гостей дома – что мы, неподготовленные заранее, быстро устали от такой лавины информации.
            Что нужно знать.
            Первым владельцем Хмелиты был полковник Семён Грибоедов, которого обожала царевна Софья, и который играл в её придворном театре, а потом как-то благополучно продолжил служить и при Петре I. Его сын Тимофей Грибоедов – воевода в Дорогобуже и комендант в Вязьме при Петре I. Уже его сын Алексей – тоже военный, ушёл в отставку и проживал в имении постоянно.
            Сам дом-дворец был построен дедом писателя – Федором Алексеевичем Грибоедовым (сер.18в.).
            И если сейчас, глядя в принципе на «остатки роскоши» сразу понимаешь, что владела им очень богатая семья, то можете себе представить, что было здесь раньше: господский каменный 2-х этажный дом, четыре флигеля, два сада с аллеями, цветниками и статуями, конный завод и манеж, винокуренный завод, скотный двор. А также прекрасная библиотека, картинная галерея, домашний театр.
            У Фёдора Грибоедова сын и дочь – Алексей и Анастасия.
            Алексей Грибоедов (жена - Настасья Нарышкина) имел 2-х дочерей - Елизавету (Элизу) и Софью.
            Анастасия Грибоедова (муж - троюродный брат Сергей Грибоедов) имела сына и дочь – Александра и Марию.
            Александр Грибоедов – сын Анастасии Федоровны.
            Александр Грибоедов (1795-1829) – современник Александра Пушкина.
            Жена – грузинская княжна Нина Чавчавадзе.
            Студент Московского Университета, причем учился сразу на двух отделениях философского факультета – словесном и юридическом. Проучился два года и – началась Отечественная война 1812.
            Александр Грибоедов – доброволец, корнет гусарского полка. Ему 17 лет. В армии пишет свои первые литературно-публицистические работы. В 1815 году оставляет службу. Приезжает в Петербург. Работает там в Коллегии иностранных дел. Ему 20 лет. В 1818, 23 года – секретарь русской миссии в Тегеране (Иран – переведен сюда на службу после участия секундантом в дуэли из-за балерины Авдотьи Истоминой); в 1822, 27 лет – секретарь-дипломат в Тифлисе (Грузия); в 1828, 33 года – посол в Тавризе при дворе принца Аббаса-Мирзы (Иране). В 1929, 34 года – толпа религиозных фанатиков разгромила русскую дипломатическую миссию, не оставив никого в живых.
            Комедию в стихах «Горе от ума», разошедшуюся на цитаты, написал ~ в 1816-24, 21-29 лет, окончательная редакция – в 1828, 33 года.
            В Хмелиту приезжал из Москвы на лето с матерью и сестрой в гости к дяде.          
            В Хмелитском доме летом жизнь била ключом. Во-первых, сюда, к владельцу усадьбы – Алексею Грибоедову, сыну Федора Грибоедова – приезжали многочисленнейшие близкие родственники и многочисленнейшие дальние родственники, да и просто знакомые – Лыкошины, Станкевичи, Акинфовы, Тиньковы, Радзимовские, Нарышкины, Хованские, Татищевы, Вадбольские, Квашнины-Самарины, Хомяковы. Им посвящена знаменитая фраза из комедии: «Ба! Знакомые все лица!».
            Возможно, характер дяди Алексея – у Фамусова.
            Его дочери, девушки Софья и Елизавета (Элиза) – прототипы Софьи.
            Муж Елизаветы (Элизы) генерал Паскевич – прототип Скалозуба.
            Сам Грибоедов, плюс черты Чаадаева и Якушкина – Чацкий.
            Уроки танцев здесь преподавал П.Иогель – будущий персонаж «Войны и мира».
            Вообще мы с мужем ходили по залам и комнатам, и представляли себя, к примеру, дворянами 19 века, живущими в подобной усадьбе. Вот проснулись – что делать?
            Утренний туалет и завтрак. Суп-консоме с кашей из смоленских круп.  
            Променад по парку. Чтение. Обед. Паштет из жаворонков с шампиньонами. Филейчики из куропаток с трюфелями. Спаржа под бешамелью. Пудинг кабинетный горячий.
            Отдых. Ужин. Бламанже миндальное.
            Что в книжном шкафу? – книги на французском, английском, немецком, латинском языках. Обязательный бюстик Вольтера на полке. Человек развивал себя, свои способности, свой ум.
            Вечером – бал, гости, общение.
            Почему-то читая, что музей недавно «поднят из руин», мы много не ожидали в плане «внутреннего содержания», поэтому и удивились. Внутри – самые что ни на есть полноценное наполнение и отлично восстановленные интерьеры, в которых реставраторы специально оставили кусочки старой кладки. Во-первых, чтобы напомнить и показать в каком состоянии находился дом перед реставрацией. Во-вторых – эти кирпичи «видели» всех Грибоедовых.
            А ещё обратите внимание на масонские вещицы в одной из витрин – молоток мастера ложи и масонский треугольник.
            Хмелита не верит, что молодой и талантливый Александр Грибоедов погиб в Тегеране, что его разорвала толпа фанатиков. Говорят, что Грибоедов приезжал в усадьбу дядюшки уже взрослым, привёз много диковинок из загадочной Персии, а в хмелитском парке посадил кусты персидской сирени….
 
            Дом-музей Нахимова - находится в Белом домике «старинного фасона», рядом с автопарковкой, в 100м от Дома-музея Грибоедовых.
            Семья дворян Нахимовых была гораздо беднее Грибоедовых. (Зато пять братьев Нахимовых – все стали адмиралами!). Они проживали неподалёку (~20км) в селе Городок. Сейчас там обозначено место господского дома Нахимовых, законсервирован фундамент их фамильной Спасской церкви, где он был крещён, в её алтаре установлен поклонный крест.
            Здесь в Доме-музее «черноморского героя» адмирала Павла Степановича Нахимова (1802-1855, 53 года) можно увидеть на 1-ом этаже: реконструированный приблизительный интерьер дворянской комнаты; на 2-ом этаже, стилизованным светлым деревом под корабль: настоящую белую, даже чуть грязную от времени, настоящую фуражку Нахимова; генеалогическое древо семьи Нахимовых, ведущих свой род от «истинной польской шляхты»; картины морских баталий; макеты кораблей; абордажный топор; кремневый пистолет; мемориальные предметы из усадьбы Городок и Спасской церкви; морской якорь и флаги.
            Приятно было узнать, что (только вчитайтесь в эти строки!): в 1828, 26 лет – молодой Нахимов вступил в командование корветом «Наварин» (трофейным турецким кораблём, носившем ранее имя «Нассабих Сабах») и во время Русско-Турецкой войны 1828-29, командуя этим корветом в составе русской эскадры, блокировал Дарданеллы. В 1830, 28 лет возвратился в Кронштадт и через год получил в командование фрегат «Паллада» (!). Во время Крымской войны 1853-56 (~50 лет) командуя эскадрой Черноморского флота, Нахимов в дикую штормовую погоду обнаружил и заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе и, умело проведя всю операцию, разгромил их в Синопском сражении 1853 года. Его Императорское Величество Николай I изволили отблагодарить адмирала грамотой: «Истреблением турецкой эскадры при Синопе вы украсили летопись Русскаго флота новою победою, которая навсегда останется памятною в морской истории». Солдаты и матросы его просто обожали, называли «отцом-благодетелем». В 1854-55 руководил обороной Севастополя. Во время одного из объездов передовых укреплений был смертельно ранен пулей в голову на Малаховом кургане. Помимо прочих наград, за победу на Синопе получил Орден святого Георгия, за отличие при обороне Севастополя – орден Белого орла.
            По дороге от Вязьмы до Хмелиты есть указатель на «Село Богородицкое». Там установлен монумент в память подвига московских ополченцев и моряков, героически погибших здесь в окружении в 1941 году. Это место имеет название: «Вяземский котёл». Окружённой группировкой советских войск командовал генерал М.Ф.Лукин, который предпринял попытку прорыва. Все погибли. Генерал с ранениями в руку и ногу попал в плен (в плену, ему ампутировали руку и ногу). После войны генерал вернулся домой.
            Правда, здесь много «чёрных» пятен. В интернете гуляет протокол допроса немцами советского генерала Лукина, и надо отметить, даже не делая никаких скоропалительных выводов, что генерал Лукин довольно охотно рассказывал о численности наших войск, личных характеристиках военноначальников, секретах военной промышленности и т.д. Есть цифры «загубленных «этой сволочью» в Смоленском и Вяземском котлах - 350 тысяч и 688 тысяч солдат и офицеров соответственно. 670 тысяч советских воинов – попало в плен». НО – не нам судить. (Все данные из немецких источников. Наши источники – усиленно молчат). Кстати, тех, кто вышел из окружения и не попал в немецкий плен – расстреливало НКВД. …
 
            Кстати, музейный комплекс «Хмелита» - ещё и заповедник. Так что не стоит удивляться, если на дорогу к вам выскочит бурый медведь или рысь, или пробегут выхухоль или бобер.
 
            Быть в Вязьме и не написать про Вяземские пряники? Напишу. Какие же вкусные Вяземские Пряники! Были. … И была Вязьма – старинным пряничным городом, а не современным «крупным ж/д узлом», как хвастливо пишут в путеводителях. Нашли чем хвастаться.
            Не пробовали мы Вяземских печатных пряников. Нету их. Нет сейчас ни производства, ни энтузиастов, утрачены рецепты. Остаётся верить на слово…:
            «Вязьма в пряниках увязла».
            «Наш Сергунька не брезгунька, ест пряники и неписаные».
             «Ангел мой Вяземской... пряник мой Вяземской!» - из письма Пушкина к другу Вяземскому.
            «...Москва была место сбора для всего российского дворянства, которое изо всех провинций съезжалось в нее на зиму. Блестящая гвардейская молодежь налетала туда ж из Петербурга... Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками». Пушкин.
            «На лотках красовались пряники: «печатные», вяземские, белые мятные в виде разных забавных фигурок - человечков, всадников, рыб и зверей, были и расписные, с разводами, розовые и облепленные миндалем».
            «Кому пряники тульские, вяземские, тверские! На имбире, на малине, на мяте, на цукате!»
            «...Вяземские пряники были золотистого цвета небольшого размера. Печатали их с досок, пекли с добавкой лесных орехов, меда и десяти видов пряностей. Славились они не меньше тульских».
            «Тверские, вяземские и тульские пряники считались тогда непревзойденным лакомством».
            Раньше судари, ухаживая за сударушками, дарили им: «вяземский пряник и банку помады».
            «В 1850 году в Вязьме действовало 8 пряничных фабрик, самые крупные из них принадлежали купеческим семьям Сабелышковых, Ечеистовых, Кустаревых. …Вяземские пряники — старинный сорт заварных пряников. Сорта: медовые, сусляные, сахарные, писаные, фигурные, печатные, битые. Печатные сверху имели надпись «Вяз». Для вяземских и тульских пряников характерна прослойка из цукатов, мармелада или пастилы между двумя пластами сдобного теста. По заказу они могли изготовляться большого веса…».
            «…Перед Олимпиадой-80 старый Вяземский горпищекомбинат снесли и построили на другом конце города новый. Рецепты вяземских пряников затерялись окончательно…».
            «…В 1949 году житель Вязьмы Прокофий Ефимович Барышев, занимавшийся производством пряников с 1889 по 1937, передал органам местной власти свой рецепт изготовления данного продукта. Рецептура П.Е. Барышева содержала 5 сортов пряников…».
            «…За последнее десятилетие исчезли более 40 региональных продуктов и почти 20 общенациональных. Это — подлинный ржаной хлеб, «ржаная водка», настоящий хлебный квас, вологодское масло, калачи, тамбовский окорок, вяземский пряник, костромской сыр, медовуха и т.д….»
(подробности про Вяземские пряники: http://www.mgorv.ru/index.php?go=Content&id=14). 

Мы едем в Смоленск.

 

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.
PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Фотоальбом «Вязьма - Хмелита»
Продолжение путешествия. Рассказ о Смоленске и Фленово-Талашкино.
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.
 

 

 

 

   

© 2008
Все права защищены