Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Все Пути ведут в Смоленск. И Флёново-Талашкино. Ч.2я
12-14.06.2008
Оглавление.        
 
 
            Смоленск это неповторимый город, который удивительным образом имеет своё лицо, свой характер, при этом, умудряясь сочетать в себе русскую душевность, французскую романтику, петербуржскую интеллигентность, киевскую топографию, польскую грусть, советскую помпезность и сегодняшнее раздолбайство.
            Я долго не могла найти название к нашему рассказу о путешествии в Смоленск. Но интуитивно хотела, чтобы обязательно в нём было слово «путь». Название подобрала по ассоциации со всем известной фразой: «Все пути ведут в Рим». Но тут есть одна смоленская корректировка. Пути у нас с Европой разные, и наши пути ведут не только в Смоленск, но и из Смоленска. Путей ведь в жизни много и нам их показывает Смоленская Божия Матерь Одигитрия - «Указующая путь» или «Путеводительница».
 
            От Москвы до Смоленска – 397км, до Вязьмы – 233км, между Вязьмой и Смоленском – 164км.
            В Смоленске мы 1,5 дня. Полный день - на осмотр города; половина следующего дня – на оставшиеся недосмотренные «хвосты» и поездка в Фленово (Талашкино) в 18км от города в музейную усадьбу «Теремок». После обеда – в Москву.
            Последнее расстояние мы просвистели где-то за ~ 1 час 40 мин. Благодаря отличному и незагруженному скоростному шоссе почти до самого Смоленска. Признаюсь честно – муж прилично давил на педаль и когда мы сбрасывали скорость (при виде фанерной гиббд-шной машины-трафарета) со 170 до 120км/ч, то нервничали и считали, что «плетёмся еле-еле». Перед поворотом на Гагарин (бывший Гжатск) – на окраинах дороги расположен импровизированный Рыбный рынок (~176,180км от МКАД), довольно длинный (~300м), продаётся вяленая рыба в большом ассортименте. Правда, покупать мой любимый деликатес в дорожной пыли мы не рискнули.
            Проезжали мимо указателей на поворот к деревням Сафоново (там замечательный краеведческий музей) и Ярцево (очень красивая краснокирпичная церковь «Всех скорбящих радость», краеведческий музей, источник «Святец» в пос. Яковлево).
            Въехали в Смоленск по улице Кутузова под оглушительной громкости бешеную джазовую песню РэяЧарльза “Hit the road jack, never come back no more, no more, no more”.  
 
            Мы пользовались отзывами, поскольку путеводители по Смоленску найти в московских книжных проблематично. Отзывы – это хорошо, но мало. Поэтому при малейшей возможности я покупала разные брошюрки, буклеты, книжки, карты и прочую тур-инфу. Путеводитель «Смоленщина приглашает» (В.Кононов) мы всё-таки нашли, но это было смоленское издание и купить его можно, наверное, только  в Смоленске. Его мы приобрели случайно у какого-то парня с рук, поднимаясь на Соборную гору, а потом эту книжку ещё увидела в магазине «Сувениры» на Б.Советской улице. Путеводитель, несмотря на обилие цветных фотографий и хорошую бумагу – тянет на 3 звезды. Очень хаотично, неструктурированно, достопримечательности без адресов, перемешаны между собой. Сейчас, даже приехав из Смоленска и представляя где это и как это выглядит – читаю с трудом. Такое ощущение, что цель была такая – наше дело навалить фактов с цифрами, а дальше разбирайтесь сами. Но с другой стороны – другого нет, и на этом спасибо. Пробелы в любознательности заполнил «Смоленский Этнографический альбом» (Ф.Модестов), купленный в Музее Льна – сразу можно увидеть разницу между книгами, которые пишутся с любовью к городу и с личным интересом от произведений «по заказу партии». Брошюрки же с буклетами оказались заполненными высокопарным текстом подобным фразе: «…Возвышаясь над крутыми приднепровскими холмами, дивная жемчужина - крепостная стена была и остаётся воплощением несгибаемого духа смолян, свидетельством твёрдой воли народа к защите Отечества…». Я бы промолчала, но, забегая вперед – видели бы вы, в каком сегодняшнем состоянии находится «воплощение несгибаемого духа смолян», т.е. Крепостная стена – тут надо писать честно и совсем о другом.
            Две карты города мы сразу же купили при въезде в город в первом, попавшемся на глаза, киоске «Союзпечать». Одна огромная и подробная с картой области (нам надо было узнать, как ехать в Талашкино-Фленово, карта хорошая), другая – туристическая с основными городскими достопримечательностями (очень неудобная для орентирования в городе).
 
            Гостиницу в Смоленске мы выбрали с залихватски-сомнительным названием «Семь-40» (Красинское ш. 35, (4812) 648777, http://www.turservissmolensk.ru/gos.php). Дело в том, что гостиниц в городе вроде бы много, а выбирать не из чего, а этот «гостиничный комплекс» характеризовался как лучший.
            Гостиница «Россия» (ул. Дзержинского 23/2, (4812) 655970, www.smolensk-russia.ru) требовала за абсолютно совковый интерьер&сервис ~2т.р., но не это нас смутило, а chek-out , т.е. выселение - в 8 утра (!?). Честно говоря – это какое-то смоленско-«российское» ноу-хау. Вопрос, а почему не в 7, или ещё лучше в 6 утра? В 8 не поздновато?
            Гостиница «Центральная» (ул. Ленина 2/1, (4812) 383604) к огромному сожалению, свой огромный плюс – козырное месторасположение, центр города, парк Блонье - не сумела дополнить достойными номерами. Народ жаловался на ощутимую слышимость через почти картонные перегородки, неуютность, отсутствие соответствия и необъяснимую дороговизну.
            Гостиница «Смоленск» (ул. Глинки 11/30, (4812) 291866, www.smolensk-otel.keytown.com) тоже своё крайне удачное месторасположение и уже винтажную монументальную сталинскую архитектуру не сумела адаптировать к сегодняшним евро-требованиям. Глядеть на высокие потолки с лепниной, лежа на продавленном матрасе нам как-то не захотелось.
            Гостиница «Патриот» (ул. Кирова, 22Г, (4812) 384936) тоже выселяла в 8 утра и тоже предлагала услуги «совковой ночлежки». Был ещё неплохой вариант мини-отеля «Усадьба» (12 номеров, ул.Бакунина 2В, (4812) 385931), но там уже не было мест.
            Гостиница «Семь-40» в принципе нормальная. Почему так сдержанно?  Во-первых, она только для авто-туристов, потому что находится на краю города. Красинского шоссе даже нет на карте Смоленска. Надо найти ул. Николаева, которая потом переходит в это шоссе. На нём расположены заводы – макаронный, хлебный, молочный, ещё что-то, а за ними за более чем выдающейся фальш-кирпичной стеной а-ля «крепость», обсаженной искусственными деревьями цвета «вырви глаз» - наша гостиница. Отель с претензиями. Территория достаточно вычурно и чересчур по южному декоративно оформлена – беседки, фонтанчики, опять те же пластмассовые деревья. Холл поражает «бохатством» в виде зеркал, хрустальной люстры, синего с вензелем ковра. Номер стоит ~2,2т.р (без завтрака). Мы поднялись по почти мраморной лестнице по такой же красивой дорожке на 3й этаж (лифта нет), по этой же дорожке в коридоре дошли до двери нашего номера, распахнули её - и всё кичевое великолепие на этом оборвалось.
            Достаточно большая комната была обставлена крайне лаконично – сосновая мебель, трюмо, зеркало, TV, 2 плюшевых кресла. В шкафу в прихожей висел застиранный махровый халат, а ванной к нашим услугам стояли сланцы общего пользования. Никаких излишеств в виде, к примеру, простого бра на стенах не было. Вечером мне захотелось полистать новоприкупленный путеводитель, и я, чтобы не тревожить застывшего в позе лотоса мужа, загипнотизированного футбольным поединком Франция-Голландия, и не включать люминесцентный светильник на всю комнату, удалилась в одно спокойное место с освещением. Присела и углубилась в чтение. Через 20 минут муж тревожно стал ломиться в дверь. «Все в порядке?» - кричит. Сказал потом, что пришёл меня спасать, а то что-то меня долго нет, вдруг я провалилась в унитаз. В общем, почитать мне спокойно не дал, но приятно, что проявил заботу. 
            Но это ерунда. Цветочки. Весь цимус состоял в том, что прямо под нашим номером располагался гостиничный ресторан. С открытым балконом-террасой. С живой музыкой и непрекращающимся ночным весельем. Хорошо, что мы сначала заглушили мощные караоке-песнопения футболом, а потом уставшие донельзя быстро уснули, не обращая внимание на подпрыгивающую от децибельной громкости под нами мебель. Даже сдержанный муж утром возмутился и сказал, что «им надо определиться, либо у них песни и пляски, либо гостиница. Два-в-одном это слишком». По крайней мере, не стоило бы размещать ресторан на втором этаже, прямо под гостиничными номерами.
 
            Я знаю нелюбовь многих к Истории. Она всегда ассоциируется с позёвыванием, скучными цифрами и шаблонными фактами. Но что делать . Я могу ещё сделать скидку на прочие страны, но свою-то историю, братцы знать необходимо. Когда мы были в Смоленске – ощущался дефицит исторических моментов. Поэтому постараюсь сложить необходимую, но краткую историческую смоленскую мозаику. Нужно-нужно эти странички прочитать, преодолеть, осилить, прогрызть и не уснуть при этом! 3 минуты мучений, зато, зная события и имена, легче и отчётливей будете воспринимать, и понимать Смоленск . Ведь «в Смоленске, что ни шаг – история».
            «Смольньск» - версии происхождения названия города:
-здесь находился Красный сосновый бор, смолой этих сосен смолили лодки и потом их уже тащили волоком к истоку Днепра;
-  давным-предавно предводитель одного из славянских племен Смолиг вырыл колодец, вода в котором была «волшебной». Она обладала целебными свойствами, поэтому люди из этого древнего племени отличались здоровьем и долголетием. В честь этого-то источника и назвали целый город - Смоленск.
            Смоленская княжеская династия ведёт свой род от Владимира Мономаха (дед - Ярослав Мудрый, отец - Всеволод Большое Гнездо, мать - византийская принцесса, родственница (возможно, дочь) византийского императора Константина Мономах -  Анна «Мономахиня»). В 1073—1078 Мономах правил в Смоленске. На Соборной горе стояли: его собор (Успенский /закладка в 1101), небольшая церковь и княжеский терем.
            Герб Смоленска много раз менялся – были разные литовские версии, были польские, были русские. На старинном русском гербе города были изображены: Пушка и сидящая на ней Птица Гамаюн или, выражаясь более официальным языком «Птица желтая без ног на черной пушке с желтым станком или лафетом, поле белое». Интересно, почему выбран белый цвет? Оказывается, было делениеи на три великие русские земли, которые имели свои цвета: «Великая Россия» (центр - Новгород) была красной, «Малая Россия» (центр - Киев) - синяя и «Белая Россия» (центр – Смоленск) – белая. Эти цвета отражались на их гербах. Ещё на гербе Смоленска была Шапка Мономаха. 
863 год – первое упоминание Смоленска в Устюжском летописном своде.
882 год – Смоленск вошёл в состав Древней Руси.
1404-1514 (110 лет) – Смоленск входит в состав Литовского княжества
1514 – Смоленск присоединён к Московскому государству, 1596 - строительство Крепостной Стены.
1609-161120 месяцев (~1,5 года) осады Смоленска польским королём Сигизмундом. Это Смутное время. В Москве – царь Василий Шуйский и недовольные им бояре. В Польше – готовый наследник на московский престол – королевич Владислав сын Сигизмунда. Воинственный король собрал польское войско во главе с гетманом Жолкевским, подтянул литовский полк во главе с литовским канцлером Львом Сапегой, других – и двинул на Москву. Через Смоленск. Но город не сдался, манифест о сдаче, присланный королем предложил засунуть в одно место, и мужественно оборонялся неравными силами во главе со смоленским воеводой Михаилом Шеиным. Поляками было предпринято 5 (!)  штурмов крепости, и если бы предатель не указал на непрочное место стены (которые строили осенью под дождём), то неизвестно как бы повернулась История.
1611-1654 (~40 лет) – Смоленск входит в состав Речи Посполитой. Пока Смоленск героически выдерживал осаду, под Гжатском часть польского войска короля Сигизмунда разбила напрочь русское войско царского сына Дмитрия Шуйского, а сам царь Василий Шуйский был скинут с московского трона, к власти пришла «семибоярщина», которая постановила «не избирать царем представителя русского рода». Поэтому в 1610 – поляки вошли в Москву, польский королевич Владислав объявляется московским князем, и даже чеканится монета от имени «Владислава Жигимонтовича». В 1612 – семибоярщина низложена. В 1613 – на царствование избирается первый Романов – Михаил.
В 1617 было заключено польско-русское перемирие – королевич Владислав отказался от московского трона (большое спасибо ), а Россия официально отдала Польше Смоленск, Рославль, Дорогобуж и др. города (окончательно Владислав откажется от прав на русский престол аж в 1634). В 1654 на московский престол вступил Алексей Михайлович Тишайший (отец Петра I) и начал (соответственно прозвищу) тихонько отбивать отданные города обратно – Дорогобуж, Рославль и Смоленск. Как человек мудрый и дальновидный, во избежание ненужных эксцессов, в отвоёванном Смоленске царь пригласил местную польскую шляхту на пир, и пообещал сохранить им все привилегии.
1667Смоленск (и все смоленские земли) навечно входит в состав Российского государства (Андрусовский мир).
1700-1721, Северная война – Пётр I назначает Смоленск «важным стратегическим объектом», приезжает сюда, осматривает крепость, укрепляет, реконструирует, модернизирует старые Стены. 1705-1708 – Смоленск база русских войск в Северной войне.
1760гг. - Екатерина II посетила Смоленск и утвердила план его новой застройки.
1812 – В июне началась Отечественная война, а в августе состоялось Смоленское сражение, которое характеризуется как «оборонительные действия русских войск против французской армии». Русские войска, ведя бои, отходили вглубь страны. Наполеон въехал в пустой и сожженный Смоленск на белом коне. Интересно, что перед началом сражения Наполеон театрально сказал польской части войска: «Поляки - Смоленск принадлежит вам!». Но уже в октябре этого же года – на том же (наверное) белом коне, но  замороженный Наполеон (в конце октября выпал снег, завьюжило, и t опустилась до -18) промчался через город обратно во Францию, гонимый русскими войсками. Причем Великий Император поступил подло – закрыл смоленские ворота города от своих же собственных солдат. Зачем? – чтобы сохранить для себя съестные запасы от голодной, холодной и разбитой некогда великой армии. И ещё успел отдать приказание взорвать все башни Смоленской крепости. Прогремело 9 взрывов, а из ещё 9 башен наши солдаты успели вытащить фитили и спасти (часть под командованием майора Горихвостова). В ноябре Кутузовым под Смоленском были разбиты дивизии Даву и Нея. 
            «Все пришельцы в Россию будут гибнуть под Смоленском», - как справедливо заметил персонаж по имени Маргедон (Фарада) из «Формулы любви».
            Вот и всё – а вы боялись .
 
            Первое, что удивляет при въезде в Смоленск это знаменитый Смоленский Успенский собор. Его вы увидите сразу, причем в необычном ракурсе – он буквально висит в воздухе. Из-за того, что ваши глаза видят его ещё издалека, он кажется изящной миниатюрой, но из-за того, что он расположен почти на самой высокой точке города – Соборной горе, создаётся ощущение, что он находится не на земле, а на небе. Это удивительно.
            Успенский собор – это сердце города и место, с которого вы почти со 100% уверенностью начнёте своё знакомство со Смоленском. Около собора расположены многие важные туристические достопримечательности – Крепостная стена и башни, Железный мост через Днепр, улица Красный Ручей с родником, Музей Льна и центральная Большая Советская улица.
            Мы едем к Собору по Б.Советской улице и про себя отмечаем её оригинальность. Эта улица – крутой спуск к Днепру. Старинная, обаятельная, с чудными фасадами домов, заманивающими боковыми переулочками. Мы бы посоветовали обязательно по ней погулять-пройтись и именно спуститься сверху-вниз, а, не наоборот, пыхтя подниматься. Именно таким образом вы увидите и оцените крайне приятные и неожиданные перспективы таких же горбатых её ответвлений-перпендикуляров вправо-влево, в т.ч. пешеходную улицу Ленина, церкви и даже фонтанчик на лебединых крыльях, а в конце пути будете вознаграждены открывающейся сверху-вниз панорамой Днепра и смоленского Правобережья/Заднепровья, Крепостной стеной, памятником Кутузову и эффектным белым каскадом парадной лестницы, ведущей к Успенскому собору.
            Мы же припарковались почти у подножия спуска - на большой круглой площадке у памятника Кутузову-Смоленскому, и поэтому на Успенский собор, выглядывающий из-за деревьев на соседней горе, мы смотрим снизу-вверх. Тоже очень красиво и впечатляюще, и очень высоко! Опять где-то там, в небе горят его золотые маковки на солнце.
            Поднимаемся по красивой белой лестнице с вазонами по бокам. Единственное – произошёл инцидент. На втором высоком пролете ступенек тусовал народ с мисочками в руках – просили милостыню. Какая-то тётка закричала, указывая на конкурента - бомжеватого мужика: «Не подавайте ему, он на ногах еле держится». На этих словах мужик вдруг действительно завалился и полетел вперёд, с приличной высоты. Приземлился лбом и распластался. Практически мимо нас. Мы опешили. Но по инерции продолжаем идти наверх. Представляете, получается, что идём в церковь, а сами проходим, считай мимо. Вот что делать? Туристы все валят, не обращая внимания. Мне плохо. Внутри в соборе ходила с тяжелым сердцем и чувством вины. Когда вышли, пошли спускаться вниз этим же путём, я думаю: «всё, мужик – жмурик давно, расшибся нафиг, с такой-то высоты рухнуть. А мы подло прошли мимо и даже не позвали на помощь». Что открылось нашим глазам? Живой, здоровый и почти невредимый бомж (не считая расквашенного носа), в стельку пьяный, опять деловито сидел на ступеньках со своей тарелочкой. Чувство радости и счастья я испытала неимоверное.
            Но возвращаюсь к Успенскому собору.
            Смоленский Успенский собор – пронзительного насыщенного цвета морской волны, с белым обрамлением. 5 куполов. Маковки какие-то сложные – на узких барабанах-шеях сначала идут густо-серебряные «шлемы», из которых «растут» совсем худенькие барабанчики-шейки с маленькими золотыми главками.
            Мы много читали «охов и ахов» на его счет. Но вошли – и сами открыли рот. Такого золочёного великолепия мы ещё не видели. Сам собор очень высокий, поэтому внутри он впечатляет и просто своим пространственным объемом, и совершенно грандиозным золоченым деревянным резным иконостасом. Перед глазами сплошные золото-золото-золото и резьба-резьба-резьба. Левая часть была немного в лесах, но общему восприятию это не мешало.
            В соборе находится уникальная икона «Смоленская Божья Матушка» или Божия Матерь Одигитрия «Указующая путь»/«Путеводительница» (чуть справа от центра).
            Она огромная, тёмный лик Богоматери обрамлён золотым металлом. Икона находится высоко на золотом балкончике, к ней надо подниматься по ступенькам. Честно говоря, от её истории и при её виде – аж дух захватывает. Успенский собор ведь начал строить в 1101 князь Владимир Мономах, мать которого византийская царевна, привезла с собой из Константинопольского Влахернского храма, удивительную икону Богоматери.
            Кто её автор? Об этом до сих пор спорят? Возможно – святой Лука, тот самый, который написал и самую первую икону Богородицы вскоре после Вознесения Христова, и ещё около 70 (!) её икон. Существует предание, что Богородичные иконы, писанные при жизни Пресвятой Богородицы евангелистом Лукой, защищают и охраняют землю Русскую со всех сторон света: центральная часть, сердце России, охраняется иконой Владимирской Божией Матери; с севера – Тихвинской, с юга – Иверской, с востока – Казанской, с запада – Почаевской и Смоленской.
            Смоленская Одигитрия несколько раз покидала свой «дом» - Смоленск, в силу различных обстоятельств.
            Первый раз её вывезли из Смоленска в Москву – тем самым спасли от литовцев (кон.14в.). Москвичи расставались с ней со слезами на глазах, в родной Смоленск её «отпустили», но сами в честь «гостьи» основали Новодевичий монастырь с большой церковью Одигитрии Смоленской.
            Второй раз её снова вывезли в Москву, но уже от поляков (нач.17в.). Вернулась она … на руины Успенского собора. Смоляне, 20 месяцев защищавшие крепость от ляхов – не сдались польским панам – те немногие, оставшиеся в живых, ушли в Успенский собор с семьями и взорвали себя.  Что странно – след подлинника теряется в Москве, а Смоленск привозят уже копию – список с оригинала (изограф Постник Ростовцев). С царско-боярского плеча «дарит» т.е. возвращает её городу Борис Годунов. Икону Смоленской Богоматери помещают пока в другой храм – носящий её имя на Днепровских воротах (увидите церковь Одигитрии рядом с Мостом через Днепр в Стене), но не внутрь, а в нишу над аркой ворот. И все входящие в город через эти ворота поднимали глаза на чудотворный образ, крестились, и молились. «Во вратах достойно чтимая днесь Смоленск Она хранит…».
            В третий раз – Смоленскую матушку спасали от французов (нач.19в.). Русские армии – 1-я (Барклай де Толли) и 2-я (Багратион) – оставили Смоленск. Дали бой, конечно, но умнее было отступить – силы были слишком неравны.  Уходя из города, войска взяли с собой надвратную икону Одигитрии. Её передали в первую батарейную роту капитана Глухова из 3-й пехотной дивизии. Именно этой иконой благословляли русских воинов на Бородинском поле (я писала об этом в рассказе «Можайск-Бородино-Верея. Места Русской Славы»), перед ней преклонял колени сам Кутузов.
            «Вот они!.. Несут, идут… Вот они… Из-под-горы от Бородина поднималось церковное шествие… - Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!.. – Смоленскую матушку, - поправил другой… Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией… «Яко вси по Бозе к Тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству»…. «Главнокомандующий, окруженный штабом, встретил икону и поклонился ей до земли».
            И во время сражения чудотворная икона Смоленской Матушки была рядом с солдатами. Она стояла во второй линии обороны у деревни Князьково, где находились резервы русской армии. На протяжении всей битвы перед ней совершались молебны, которое служили, сменяя друг друга,  священники. Солдаты и офицеры осеняли себя крестным знамением и громко произносили слова молитвы: «Заступница Небесная, сохрани нас под покровом Твоим».
            А после Бородина Богоматерь Одигитрия Смоленская вела Русскую армию только по Пути Победы. Ее везли на артиллерийском лафете в авангарде войска и в честь каждой виктории – под Тарутином, Малоярославцем, Вязьмой – служили перед ней благодарственные молебны.
            Война 1812 года началась в июне; в июле Смоленскую Одигитрию увезли в Москву, а в ноябре (10-го), когда французы оставили Смоленск, она уже вернулась в город по приказанию Кутузова. Тогда-то за поражение Бонапарта под Смоленском великий фельдмаршал присоединил к двум своим фамилиям ещё и третий титул – стал князем Голенищевым-Кутузовым-Смоленским.
            В Успенском соборе на стенке балкона, на котором находится чудотворная Смоленская Путеводительница, есть памятная доска с поименным перечислением тех солдат, которые оберегали образ и история её спасения в 1812.
            А в четвёртый раз, во время немецкой оккупации Смоленска в 1941 году драгоценная икона снова исчезла. Бесследно.
            Сейчас в соборе снова висит список уже с «годуновской» иконы.
            Справа у алтаря в стеклянном ковчеге находится ещё одна реликвия собора – рыцарские железные сандалии святого Меркурия Смоленского. Я пыталась найти подробности в разных источниках – но они очень однотипны. Тогда возьму литературный реванш в виде красивого пересказа предания из «Суходола» Бунина. Наш русский классик рассазывает, что в 13в. в Риме в благородной семье родился мальчик, окрещённый в честь Меркурия Кесарийского, поступивший на службу к смоленскому князю и погибший в сече с войском хана Батыя у стен города.
            «В углу лакейской чернел большой образ святого Меркурия Смоленского, того, чьи железные сандалии и шлем хранятся на солее в древнем соборе Смоленска. Мы слышали: был Меркурий муж знатный, призванный к спасению от татар Смоленского края гласом иконы Божьей Матери Одигитрии Путеводительницы. Разбив татар, святой уснул и был обезглавлен врагами. Тогда, взяв свою главу в руки, пришел он к городским воротам….», чтобы предупредить жителей об опасности. Тело Меркурия нашли и погребли в Успенском соборе. Он был канонизирован как Святой Меркурий Смоленский и почитался как в Смоленске, так и во всей России. (Можно посмотреть картину Рериха «Меркурий Смоленский» - http://gallery.facets.ru/show.php?id=722).
            Здесь же всоборе хранились шлем, копье и сандалии воина Меркурия. Но копьё – украли французы в войну 1812 года, решив, что оно золотое. Шлем – по аналогичной причине уволокли немцы в войну 1940-45 гг. Остались одни сандалии.
            Праздник Святого Меркурия, который  смоляне отмечали(ют) 7 декабря – православный и профессиональный. Как ни странно его подхватили смоленские сапожники, которые также назначили этот день своим личным праздником.
            Третья драгоценность Успенского собора – уникальная Плащаница «Положение во гроб»,которая выткана яркими и золотыми шелковыми нитями так искусно, невидимыми стежками, отчего и создается ощущение, что все персонажи живые (1561, золотошвейные мастерские Ефросиньи Старицкой (жены родного брата Ивана Грозного)). Но к большому нашему сожалению Плащаница сейчас на реконструкции. Она находилась в левой части собора. Нам оставалось лишь полюбоваться ею по большой цветной фотографии, купленной в соборной церковной лавке.   
            Ещё в левом приделе перед иконостасом в напольном деревянном резном обрамлении находится чудотворная мироточивая икона Казанской Божией Матери, которая кровоточила во время известных событий у Белого дома в Москве в нач.90х. Эта икона выглядит почти так же, как и Одигитрия – чуть меньший размер, золотой оклад, только образы Богоматери и Младенца прорисованы более чётко и светло, и это оплечное изображение (т.е. руки, поддерживающей ребёнка на этой иконе нет). Слева от неё напольная большая икона «Преподобного Авраамия Смоленского и святого Меркурия Смоленского».
           
            Ну и, наконец, очередь самого иконостаса. Всё это легкое, воздушное, невесомое, ослепительно золочёное и крученое, грандиозное по размеру (5 ярусов, h -31м) и качеству работы великолепие, не считая прочего сногсшибающего великолепия столбов, хоров (h -18м), балконов и остального, создал украинец – Сила Трусицкий со товарищи. 1730-40гг. От глаз не укрываются католические элементы интерьера типа резной золотой кафедры проповедника высоко на столбе, ажурного золотого епископского (архиерейского) места, массы различных визуально «ненаших» фигурок и купидончиков. Но это не удивительно, а закономерно – в нач.17в. в Смутное время при польской власти в Смоленске и короле Сигизмунде в соборе был костел, а поскольку в городе после жило много поляков, возможно, произошло вот такое конфессиональное примирение стилей.
            В Успенском соборе выделен специальный отдельный придел, где ставятся свечи «накануне» (за упокой) – слева от входа.
            Несмотря на полиэтиленовые шторы, закрывающие левую часть собора, мы остались под впечатлением и великолепного интерьера, и начала церемонии венчания какой-то высокопоставленной смоленской пары - таможенного генерала со своей женой.
            Перед входом в собор на площади есть хлебная палатка с монастырской выпечкой.
            Рядом с Успенским собором стоит огромная Колокольня. На ней три колокола – Праздничный (тысяча пудов), Многомилостивый (450 пудов) и Будничный (65 пудов). Город всегда встречал гостей колокольным перезвоном - начинали звенеть соборные колокола, за ними монастырские, а затем уже и мелкие церковные. В начале 20 века в Смоленске было 2 собора, 3 монастыря, 24 храма ….
 
            Это не древнейшая смоленская улица – это песня. Отыскать легче алмазы в каменных пещерах, чем эти объекты. На указатели даже не рассчитывайте. Поставить, видимо большая проблема, отношение смоленских административных властей к туристам как в известном анекдоте: «Всё недосуг мне Петька. – И мне не до них».
            Главное, уже на подходе к этой улице муж внезапно почувствовал резкий очередной приступ голода, а голодный муж – это туши свет и закрывай путеводитель. «Главное, заманить вниз, оттуда уже не уйдёт» - заметались мысли в моей голове, и я галопом помчалась вперед. Трюк удался, часы его активного возмущения затикали уже почти у родника. Правда, найти его нам пока никак не удавалось и мы бегали туда-сюда по заросшей донельзя ароматным цветущим шиповником тропинке. «Где же этот родник, а, ты как думаешь» - тревожилась я. «У меня что, звезда во лбу? Откуда я знаю» - злобился голодный муж. Но родник всё-таки был нами случайно и благополучно обнаружен.
            Как найти улицу с родником. Подойти к главной парадной лестнице к Успенскому собору (конец ул. Б.Советской), встать к ней лицом (можно у самого подножия, можно у второго каскада ступенек). Двигаться направо. Ориентир – красная кирпичная стена, вдоль которой вы и идёте, и сворачиваете за ней налево … в не совсем чистый переулок. Спускаетесь вниз (стена все время слева), не обращая внимание на сочетание живописной природы, старинной стенной кладки со слипшимся мусором и туалетного амбре. Углубляться вниз по этой дорожке особенно не надо, так можно и к Днепру спуститься. Направо – не пропустите – есть небольшая лесенка вниз, по ней надо снова спуститься и повернуть снова направо.
            Сам родник святого Амвросия Медиоланского (римский ептскоп, святой подвижник) очень скромен. Буквально ничего лишнего – ключ, бетонные стены и крест.
 
            Собственно говоря – мост как мост, на быках, ничего особенно примечательного в нём нет. Другой вопрос – через что мост? А он перекинут - через русско-украинскую реку Днепр! И это сразу меняет к нему отношение.  Пройтись по этому мосту нужно обязательно. Во-первых, чтобы увидеть, что редкая птица не долетит с одного берега на другой – Днепр в смоленских землях не особенно широк (здесь его исток). Во-вторых, чтобы посмотреть в антрацитово-темные воды этой знаменитой реки с галочками белоснежных чаек отчётливо видных на контрасте с речной поверхностью. В третьих, где-то примерно со середины моста открывается замечательный вид на Крепостную стену, Соборную гору и Успенский собор. А в-четвёртых, стоя на мосту, мы заметили кирпичные полукруглые развалины на берегу, по всем приметам читаемые, как остатки какого-то старого параллельного этому другого моста.
            Действительно, это бывший старинный Днепровский мост, построенный аж в ~11-12вв.. Он вёл как раз к тем самым Днепровским воротам, на арке которых всех встречала знаменитая чудесная икона Смоленской Путеводительницы. С моста как раз отлично и панорамно просматривается Церковь Одигитрии (белая классика, васильково-синий купол со звёздами, сейчас в ней православная гимназия) как раз над этими воротами. Этот древний мост был разрушен в 1812, потом его неудачно восстановили и он обрушился, потом и вовсе сгорел. Смоленская Городская Дума решила возвести новый и разделилась на два лагеря. Одна половина отстаивала старое место, другая – в виду разного вида дополнительных расходов новое рядом. Чтобы решить проблему – пришлось даже устраивать закрытую баллотировку на шарах. Решение большинства – перенести мост на новое место – с Троицкого шоссе (сег. Б.Советская) на Никольскую улицу (сег. ул. Беляева). Первые телеги, экипажи и пешеходы двинулись по нему в самом конце 19в. Смоляне назвали его Железным – по материалу, из которого он был изготовлен.
 
            Городское парк «Блонье».
            Если Соборная гора и Успенский собор – это исторический центр города, то Парк Блонье – общественный, развлекательный, зелёный, прогулочный, весело-время-проводительный и питательный его центр. Сразу удивляет его название – Блонье звучит почти так же как Ришелье, например, и сразу мозги настраиваются на французский шарман.
            Но не всё так просто. Не произносите это слово  «Блонье» при смоленских лингвистах – тут же начнутся споры и дебаты. Жарко отстаиваются три  версии происхождения.
            Русские народные корни. Словарь Даля: «блонье, болонье - ближайшая окружность города; предместье, слобода, околица, обаполье». То есть по всем приметам это исконно русское слово, такое как варенье, ожерелье, питье. Доказательства правоты – смоленская топонимика, многие местные деревни носят названия Заболонье, Аболонье, есть город Оболенск.
            Русские военные корни. Военный словарь Тучкова: «болонье» – открытое место перед крепостью или городом, для удобнейшей стрельбы с валов или стен».
            Польские корни. «Блонье» – от польского болонье (болонь), низменное луговое место, заливаемое водой. В пользу последней гипотезы говорит тот факт, что в Кракове есть парк Блонье.
            Сам по себе Городской парк Блонье это небольшой зелёный квадрат, окруженный административными и историческими зданиями и частью Крепостной стены. Вообще всё в целом смотрится очень приятно – это и просторные площадь, красивые фасады домов с уникальной историей, сам весело шумящий листвой, фонтанами и народом парк, и начинающийся отсюда самый туристический участок Стены с Башнями.
            Если у вас лёгкая фантазия представьте себе, что вот здесь в Смоленске раньше была и окраина, и луг – точно по словарю Даля . Стояли избёнки, паслись коровы. По каким-то причинам на это место положил глаз Петр I, который активно посещал Смоленск, когда вел Северную войну, и построил себе здесь царский дворец. Зная более чем скромные запросы великого царя, можно предположить, что это был обычный деревянный домик, а не «дворец». И понятное дело, велел луг расчистить, коров разогнать и возвести плац – точно по словарю Тучкова .
            Теперь вообразите себе неутомимую Екатерину II Великую, которая тоже почтила вниманием Смоленск и составила план города. (Мы поездили по многим русским городам и сейчас фрагменты мозаики начинают выстраиваться в общий рисунок – оказывается, Екатерина на самом деле провела великую работу, составила планы многих городов, таких как Кострома, Тверь, Серпухов и др.). Императрица устала раскрывать веер (план Костромы), нанизывать бусы (план Твери), чертить квадратики (план Серпухова). В Смоленске – да будет плац-парадная площадь, окруженная каменными домами присутственных мест. (Может, название площади подсказал её польский фаворит Понятовский?)
            А сейчас смотрите – война 1812 года. В Смоленск вошёл Наполеон Бонапарт со своей Армией. Сам император занял дом губернатора, а его солдаты спали прямо на плацу Блонье. Русский император Александр I, генералы Багратион, Барклай де Толли в свою очередь тоже останавливались в каких-то домах на Блонье, а солдаты как обычно ночевали на открытом воздухе на этой площади.
            Наконец ~ в 1830гг. пост смоленского губернатора занял активный и авантюрный Николай Хмельницкий. Активный – потому что «для города-героя 1812 года» сумел выпросить денег у Николая I (аж миллион рублей) и на месте затоптанной плац-парадной площади разбил парк. Причём сам лично сажал саженцы (интересно, не носил ли он кепку? ). Чиновники подхватили посадочную эстафету, а некоторые смоленские дамы даже завели себе на Блонье личные клумбы. Парк ещё стал доходным местом – в простые дни гулять можно было сколько твоей душе угодно, а в выходные, извольте-с, платить за входной билет.
            Авантюрность характера этого смоленского губернатора, к сожалению, проявилась при восстановлении башен и крепостной стены. Деньги, выделенные Николаем I, неизвестно (или известно) куда улетучивались. В общем, начал он красиво, а закончил - … в казематах Петропавловской крепости.
            Сейчас в центре парка бьют каскады мелких фонтанчиков и находится вкуснейшее кафе (о нём ниже). И под деревьями находятся интересные памятники.
            Памятник Глинке. Михаил Иванович Глинка оказывается смолянин - дворянин Смоленской губернии из села Новоспасское, помимо того, что он великий композитор. Памятник открылся в 1885 в день рождения Глинки – 20 мая (1 июня по н.ст.), скульптор – А.Бок, деньги (очень много!) - собрали по народной подписке. Сам памятник очень приятен – композитор с дирижёрской палочкой в руках и задумчиво-отрешённым лицом, будто замер, буквально растворился в какой-то невидимой, слышимой только ему мелодии. А вторая достопримечательность – это решётка вокруг. Она выкована из чугуна в виде нот! По четырем сторонам решётки вьются нотные строчки из опер «Иван Сусанин», «Руслан и Людмила», «Князь Холмский». Да и сама площадка в парке очень приятна – круглая, клумбы с цветами и от памятника ведёт прямая, обсаженная деревьями аллея прямиком к Филармонии (бывшее Дворянское собрание). Говорят раньше, в парке часто звучала музыка Глинки.
            Статуя «Олень» - очень интересная как своей почти приключенческой историей, так и роскошным внешним видом – среди деревьев стоит мощный тёмно-металлический красавец-олень с ветвистыми рогами. 1897. Скульптор … – немецкий профессор Фризе. Когда-то (в самом нач.20в.) эти рога можно было увидеть в Пруссии перед охотничьим замком самого немецкого кайзера Вильгельма II, который пожелал запечатлеть свой роскошный охотничий трофей в металле. Во времена Третьего Рейха Оленя забрал к себе на виллу Геринг. А далее некий предприимчивый военный снабженец из Смоленска углядел статую где-то в ворохе трофеев и уволок к себе на дачу (и надо думать высокопоставленный, раз имел доступ к вилле и организовал трансфер такой тяжести). Но под нажимом партийных товарищей расстался с Красавцем Оленем в пользу Городского парка Блонье. Парочка малюсеньких курчавых металлических львов рядом – тоже, видимо, немецкие.
 
            Кафе «Русский двор».
            Замечательное место. Отличное – от других. Мы про него были много наслышаны из отзывов, люди сплошняком описывали свои восторги, ставили 5 с хвостиком из плюсов, называли его «нашим ответом Макдоналдсу», а оформление описывали как «нео-русский стиль».
            Надо сразу отметить, что в нашем сознании заведения фаст-фуда и поточная кормёжка никогда не вызывали чрезмерного позитива. Поэтому мы отнеслись к подобному бурлеску эмоций настороженно – людей много, все разные, мнения могут и не совпадать. Оказалось – зря. Кафе, действительно, высший класс быстрого питания.
            Начну с интерьера. Это не «нео-русский» стиль – в этом слове слышится какой-то кич, т.е. валенки с матрёшками, самовары с хохломой. Это настоящий русский, хорошо продуманный, качественно и профессионально сделанный интерьер. Владельцы заведения вложились в него по полной программе и очень грамотно. Не думаю, что его расписывали, выпиливали, украшали заурядные художники. По крайней мере, везде – на потолках, на стенах, на дверях, на столах – очень интересные орнаменты и рисунки. Похоже, что они воссозданы по иллюстрациям из старинных русских книг, там и славянские обереговые узлы-наузы, и бытовые сценки. А как расписана дверь, пардон муа, в Ж-wc – это воопще. Знаю, что охрана гоняет обалдевший от яркости и затейливости интерьера народ с фотоаппаратами, поэтому я, таясь, снимала из-под руки, стоя в очереди в кассу на 1-ом этаже, и раскованно – на 2-ом. Жаль, что у этого кафе нет сайта.
            Сервис и техническое оснащение скопировано по полной из сами знаете какого гамбургерного заведения. Выбор блюд - приятно удивляет. Чего там только нет, вплоть до свежевыжатого апельсинового сока за 60р. Цены – не московские, это точно.
            Сильное впечатление оставил блинчиковый ассортимент (блинчики с фруктами рекомендуем особенно). Я уже не помню точно, что мы там брали – вроде салаты, окрошку, тушёные овощи, куриную отбивную, домашние колбаски, пирожки с вишней, тирамису в фужере, квас, медовуху, морс, блинчики – но для «фаст-фуда» неприлично обширный ассортимент и неприлично вкусно. Кстати, понятие «фаст-фуда», т.е «быстрой еды» - наше, родимое!  В 1813-14гг., когда Русская армия вошла в брошенный Наполеоном Париж, то наши голодные воины забегали в парижские кафе и торопили официантов: «Быстро, быстро». Так появились – кафе «бистро», первые фаст-фудные заведения. 
            Мы ели на открытой терассе под тентами. Лето всё-таки. Парк. Люди гуляют, отдыхают. Оформительская фантазия только внутренним интерьером не закончилась – на улице вокруг кафе расставлены крайне симпатичные расписные коровы, с томным глазами, в бусах и кокетливых соломенных шляпках, тележки с цветами. Около них выстраиваются очереди, чтобы сфотографироваться.
            И, наконец: адрес, адрес! этого вкусного местечка – Городской парк Блонье, центр, у фонтанов. Не волнуйтесь, что адрес указан так расплывчато. Парк сам по себе – небольшой зелёный квадрат в центре города (посмотрите на карте). А центр парка – это фонтаны и это кафе. Заблудиться невозможно.
 
            Он находится почти рядом с Блонье. Заходить в него желательно с центрального входа – там колонны, надпись «Лопатинский сад» - красиво. К тому же по улице-бульвару (ул. Бакунина), ведущей к нему, тоже желательно пройтись и полюбоваться фасадами исторических зданий, почитать памятные доски. Так одно из обаятельно-старых зданий это Гимназия имени Пржевальского, на нём (или на соседнем доме, могу путать) прочитали такую информацию: что в революционные годы, здесь располагался отряд смолянских красноармейцев-«героев», которые принимали самое активное участие в подавлении Кронштадского мятежа. Вот так.
            Мы же попали в Сад через ворота в Крепостной стене, т.е. откуда-то сзади. К большому сожалению, путеводитель по Смоленску был прикуплен всего лишь час назад на Соборной горе и лежал у меня в сумке нечитанный, поэтому мы промчались через него экспрессом. Отметили только прокат лодок по живописной речке и детские аттракционы.
            Лопатинский сад открыл другой губернатор Смоленска (1871-80) – Александр Лопатин. Плац-парад после окультуривания Блонье перенесли на соседний пустырь. А потом это место, на котором сохранились древние валы и укрепления, по инициативе Лопатина было засажено деревьями и цветами, пруд очищен, сделаны изящный мостик и гроты, установлены статуи и беседки. Существовало понятие – «гуляние в Лопатинском саду». Еще бы, даже, несмотря на платный вход, смоляне валили валом - здесь играл военный оркестр, запускались фейерверки и воздушные шары, выступали комедианты.
            Сейчас в Саду работают детские аттракционы. Но главное – здесь находятся замечательные военные памятники в память войны 1812 года. Обелиск защитникам Смоленска 4-5 августа 1812 года с золотыми орлами и копиями 2-х трофейных пушек (1841, скульптор – А.Адамини) и  памятник Софийскому полку (1912, скульптор – бывший рядовой этого полка Б.Цапенко). А также остатки древних валов и Королевского бастиона (земляного укрепления, возведённого смолянами в самом начале Смутного времени, когда город захватил польский король Сигизмунд).
 
            Смоленская крепостная стена обязана своим существованием Борису Годунову, тогда ещё боярину (родом из Смоленска!) при царе Федоре Ивановиче (Иоанновиче), сыне Ивана Грозного.
            Крепость начали возводить в 1596 году. Годунов лично заложил первый камень будущей крепости. Время наступало неспокойное, смутное – рядом были ляхи (заканчивался срок 12-летнего перемирия с Польшей).
            Зодчий – Федор Савельевич Конь, «государев мастер».
            Опыт работы – стены Белого города в Москве.
            Параметры: 6,3 км. 38 башен. 12-19м - высота стен. 5-6м – толщина стен («могла проехать тройка лошадей»). 158м - длина прясел (стен между башнями). Внизу – прямоугольные блоки белого камня, остальное – обожженный кирпич. Стены и некоторые башни завершались зубцами «ласточкиными хвостами» и ровными. Все башни были разными. Были предусмотрены подземные ходы «слухи», лазы «калитки», зарешеченные стоки вод.
            Темпы работы: 6,3 км высококачественной и высокохудожественной кирпичной кладки за 4 (!!!) года. Основной объём работ завершили в 1600, плюс два года на мелкие работы. На Стене работало ~ 25-30 тысяч мастеров, любое каменное строительство по все Руси было строжайше запрещено.
            Особенности. Военная: в Стене и Башнях было по 3 яруса бойниц (боевых отверстий): подошвенный-нижний, средний и верхний – которые располагались по отношению друг к другу в шахматном порядке. Результат - высокая плотность боевого огня, к крепости было невозможно подойти. К тому же глухие зубцы чередовались с боевыми – можно было стрелять стоя и с колена.
            Особенности. Декоративная. Удивительно - кроме того, что в Крепости и Башнях Конь реализовал все самые продвинутые военные мысли того времени, так при этом он ещё и не забывал о «наведении красоты». Тут были и белокаменные ворота, и разнообразные карнизы, фронтоны, вплоть до изящных арочных рамочных обрамлений бойниц из тесаного кирпича. (В это время ещё строились крепости в Астрахани и Казани – но – «по красоте» они и близко не дотягивают до Смоленской).
            Читая о Смоленске, у меня не было чёткого представления о размерах и сохранности Крепостной стены. Казалось, что мимо не пройдем. Это так, но первое, что выясняется – Стена невероятно большая, она ведь окружала весь древний город, а не только княжеский дворец, как было принято на Руси. Второе – что она сохранилась фрагментами и обойти её всю не представляется возможным, вы только будете выныривать на её разные участки.
            Сейчас из 38 Башен сохранилось 16-17. Перечислю, начиная с самого края Стены от Железного моста через Днепр, по ходу часовой стрелки.
1. Пятницкая башня. (Хотя это условный счет в данном случае, потому что эта башня была взорвана, на её месте в красную стену встроена желтая церковь Тихона Задонского, в которой сейчас находится ресторан «Смоленская крепость») - в разрыве Железный мост2. Башня Волкова (Стрелка, Семеновская) – разрыв3. Башня Красная (Костыревская) – большой разрыв4. Башня Веселуха – 5. Башня Позднякова – 6. Башня Орел - 7. Башня Авраамиевская – 8. Башня Заалтарная – 9. Башня Воронина – 10. Башня Долгочевская – 11. Башня Зимбулка – 12. Башня Никольская – большой разрыв13. Башня Маховая – разрыв14. Башня Донец – в разрыве вход к Парку Блонье15. Башня Громовая (Тупинская) – разрыв16. Башня Бублейка – 17. Башня Копытенская – вход в Лопатинский сад.
            Нужно знать, что
- в Башне «Громовой» – сейчас 4-х ярусный музей и отличная смотровая площадка;
- рядом с Башней «Донец» находится Сквер Памяти героев – аллея героев войны 1812 года с бюстами русских полководцев, висят памятные доски, находится редкий по уникальности памятник с карабкающимся по скале к орлиному гнезду воином-грабителем (1913, скульпторы – Н.Шуцман, С.Надольский), горит Вечный Огонь, располагается музей «Смоленщина в годы Великой Отечественной войны» (в здании построенном на месте взорванной французами Кассандаловской башни и похожем на замок из сказки);
- рядом с Башней «Маховой» (у кинотеатра «Октябрь») сохранился старинный земляной вал-укрепление «Шеинов бастион» (по имени воеводы Смоленска в Смутное время Михаилы Шеина), а в самой башне тоже музей;
- в Башне «Орел» находится вход на Крепостную стену (читай ниже);
- из Башни «Веселуха» открывается самый «весёлый», т.е. самый лучший и живописный на Смоленск.
- участок прясел с Башнями: «Веселуха-Позднякова-Орёл-Авраамиевская-Заалтарная-Воронина-Долгочевская-Зимбулка-Никольская» – самый длинный – 1,5км, а главное! – пешеходный;
- участки прясел с Башнями: «Громовая» -- «Бублейка-Копытенская» – самый центральный, проходной, и туристический, здесь находится памятник Федору Коню, располагается зона отдыха, бульвар, речка.
            В силу крайне вредного характера, который дополняется ещё и въедливым финобразованием, я не могла не позаниматься приблизительной математикой и посчитать, сколько башен было разрушено и кем. Начнём с поляков – на их счету 4 башни (три башни у Копытенских ворот и Коломинская (Шеинова) /Смутное время, 17в.); небрежность русского канонира - минус 1 (Городецкая /Северная война, 18в.); французы взорвали 9 башен (Пятницкая* (Водяная, Воскресенская, *я её считаю как восстановленную, см. выше), Никольская (Микулинская), Богословская, Фроловская (Днепровская с воротами), Кассандаловская (Козодавлевская, Артишевская), Малая 4-угольная, Стефановская (Голыневская, Голышевская), Молоховская (с воротами) и Лазаревская (с воротами) /Война 1812 года) = 14 башен.
            Ещё 2 были разобраны по ветхости Крылошевская (Клирошанская) и Иворовская (Иверовская, Верзенова, Верзина, Верженева /1782)
            17 + 14 +2 = 33 башня. Где ещё 5 ??? Где - Антифоновская (Евстафьевская, Брикарева), Малая 4-угольная (тоже Антифоновская), Грановитая, Гуркина, Безымянная, Пятницкая с воротами???
            Оказывается за спинами поляков и французов как-то незаметно спрятались энтузиасты Советского периода. Башни лихо взлетали на воздух, по одной примитивной причине – на их месте кому-то приспичило прокладывать дороги.
            Когда-то эту Стену называли - «Белое ожерелье Руси» - она была беленая, белоснежная, а бойницы были красные.
           
            Мы были опять подготовлены и много наслышаны про смоленскую крепостную стену из отзывов. И знали-знали про её протяженность – 6,3 км и все 38 (17) башен. Но в действительности увиденное превзошло все мыслимые ожидания. Крепостная стена в Смоленске уникальна.
            Первое наше с ней отдалённое знакомство состоялось на заросшей белой душистой таволгой смотровой площадке за Успенским собором. Отсюда виднелись несколько её башен и длиннющие фрагменты её стены. «Вот это да!», - ахнули мы. Потом от собора и памятника Кутузову мы выезжали на мост через Днепр, а там снова по бокам от моста выросли монументальные стены и я, высунув руку из окошка, бешено щёлкала кнопкой, чтобы сфотографировать эффектную картинку. Потом у парка Блонье мы вышли на самый туристический её кусок – Башню Громовую (музей)…
            Прошлись вдоль этого участка стены с башнями – здесь что-то типа речки, на зеленых лужайках загорает народ, рыбаки замерли в ожидании поклёвки, бульвар тянется, променад, кафешки-мороженое, весёлые аттракционы. Мы двигаемся вдоль стены, любуемся её грандиозностью, и дошли, таким образом, до Лопатинского сада. Но, тем не менее, скажу честно, присутствовал эффект дежа вю: всё казалось, что мы видели примерно такую в Пскове, в Великом Новгороде….
            И если бы случайно не вычитали в одном (!) отзыве, что можно прогуляться по крепостной стене, зайдя на неё через Башню Орёл – то впечатления так и остались бы лакированно-дежурно-ожидаемые. Заметим, что все (!) путеводители почему-то скромно умалчивают о возможности такой прогулки.
            Утром следующего дня, мы развернули карту города, нашли Орёл и двинулись. Скажем так, что это не совсем центр, но и не очень далеко от него. Пройтись пешком прилично, хорошо, что мы на машине. Проехали мимо полуразрушенной, но действующей церкви – всё, что осталось от Авраамиева монастыря (Авраамий Смоленский (13в.) – почитаемый смоленский святой).
            И приехали на пустырь…. То есть вот она башня Орёл, вот она длиннющая стена, народу никого, туристов никого, касс тем более в помине нет, пацаны гоняют в мячик и невероятно живописные цыплячьи яркие заросли сурепки.
            Башня – красавица. Стена – аналогично. Всё в шахматных зубцах – ну, не Орел, а Королева просто. Пробираемся через сурепку к башне. … Внутри красота по-русски (о ней ниже, не буду сейчас портить вам настроение).
            Взбираемся по раздолбанным ступенькам. Мама дорогая, да Китайская стена по сравнению со Смоленской отдыхает! Заглядываем в бойницы – из них открывается потрясающе красивый вид на зелёные холмы и лес. Раньше как раз здесь, ниже башни Орел проводились кулачные бои. Проходим по стене вперёд к следующей башне Авраамиевской, наслаждаясь каждым мгновением, забираемся в неё, поднимаемся по узким-преузким остаткам ступенек на ярусы, если можно так сказать. Понятно, что от полов-перегородок ничего не осталось, мы стоим на неровной каменной приступочке и с замирающим от ужаса и восторга сердцем смотрим вниз с приличной высоты. Спикировать на груды кирпичей в принципе легко, нужно быть осторожными. Так же и на самой стене с открытой стороны нет никаких ограничителей и если есть желание, то можно повторить подвиг Икара прямо в сурепку.
            У-ни-каль-но-е место!
            Что внутри башни (башен). ? Описываю. – Все обкакано, обписано, обблёвано, замусорено, разрисовано, раздолбано и вороны.
            Ужос. Люди, да что же это такое? Ведь цена вопроса, а именно уборки территории – 10 таджиков и полдня работы, или 5 таджиков и день работы, или один наш с вами ленинский субботник. Неужели это так трудно сделать???
            Как-то по tv перед нашей поездкой показывали, как в Коломенское приехал японец - председатель Юнеско, осматривать в каком состоянии находится редкая достопримечательность. Церковь в Коломенском - просто вылизали языками, японца встретили песнями и плясками, хороводами, хлебом-солью, директорша музея чуть ли не в боярском костюме вышла, на голову японца чуть ли не шапку Мономаха одели. Знай наших. Японец, тем не менее, прищурился и высказал недовольство – что его эстетическое восприятие драгоценного архитектурного объекта портит еле виднеющийся вдалеке-вдалеке московский новострой. Можно понять замечания человека, в эстетической стране которого наслаждаются цветением сакуры, садами на песке и празднуют неделю любования осенними листьями.
            Японца этого надо привезти сюда, на башню Орёл, без всякой предварительной подготовки, Чтобы не только знал тех наших, но и этих.
            Да в таком месте, таких башнях музеи надо делать, арт-галереи, рестораны в конце концов, за проход по 10€ брать, иностранцев сюда толпами возить, потому что именно здесь на этом куске Крепостной стены тебя пробивает – красота какая, уникальность какая, редкость какая! 3-я по значимости в мире - после Китайской и Константинопольской стен!
            P.S. Ещё про Стену. Когда мы вышли из ресторана «Смоленская крепость», расположенным в одной из восстановленных башен в крепостной стене (за этой башней стена как раз обрывается) – мы её обошли и вышли прямо к Днепру, на променадную дорожку, которую, видимо, здесь принимают за набережную. Был вечер, солнце закатывалось за горизонт и при этом дарило нам необыкновенное освещение. Мягкие яркие предзакатные лучи смягчили холодную красность кирпичных стен, стёрли швы, и Стена окрасилась в тёплый оранжевый цвет. А купола Успенского собора, казалось саккумулировали в себе весь предзакатный жар и отсылали его обратно солнцу. Мы как раз зашли на мост и не могли оторвать глаз от этой картины - темный Днепр, ослепительное золото маковок Успенского собора и персиковая Стена. Как назло замигали разряженные батареи в фотоаппарате, зарядное устройство мы забыли взять с собой, поэтому этот Смоленск в объятиях закатного солнца мы унесли с собой только в памяти.
 
            Музей водки и ресторан находятся рядом друг с другом в Крепостной стене, в церкви Тихона Задонского (её построили на месте взорванной Пятницкой башни), на берегу Днепра. Место, а вернее здания этой части стены очень колоритные – к кирпичной стене пристроены два тёмно-красные фигурно-кирпичные здания, которые вместе образуют небольшой дворик. Внизу в центре – вход в музей, слева по ступенькам наверх – вход в ресторан.
            Музей – одна комната, а рядом небольшой магазинчик от смоленского алко-завода «Бахус». Это бывшее городское созвездие 1-ного ликероводочного завода и 4-х спиртзаводов, раньше называвшихся «Смоленскспиртагропром», а в 1992 переименованные в «Общество производителей спирта и ликёроводочных изделий «Бахус».
            В примузейном магазинчике достаточно большой и оригинальный выбор алкоголя. Водка была в самых разнообразных бутылках. Особенно запомнился керамический портфель с выглядывающим горлышком. Мы купили бальзам «Вечерний Смоленск» в красивой керамической фигурной бутылке (спирт +морсы рябиновый, черноплодный, черносливовый, шиповника, +настои кореньев, семян, почек, коры, плодов, пряностей (донник, кориандр, девясил, имбирь, зубровка, бадьян, кофе, левзея, чабер, аир, береза, дуб, лимонник, элеутерококк, женьшень и др. +мёд) , ягодную наливку «Запеканку», и настойки «Вишнёвую», «Брусничную», «Клюквенную». Бальзам хороший, «Запеканка» - вкусная, настойки – средние. Музей, конечно, это маркетинговая прелюдия к магазину и  эстетическая рамка обязательной коммерческой алко-покупки. В музей вы идёте, чтобы выйти с бутылочкой (-ками). Найдите мне того русского, который бы вышел из Музея водки без этой самой водки или её производных. Если такое возможно, то это либо трезвенник, либо язвенник, либо ребёнок. Если хотите узнать про водку всё – лучше, чем написал Вильям Похлёбкин в своей книге «История водки», никто не писал, и не напишет.
            В ресторан мы попали со второго раза. Первый раз пришли пообедать – оказалось, нет мест (зал маленький на 6-8 столиков). Но мы сообразили и попросили бармена забронировать нам столик на 8 вечера. Нарядились и уже культурно, а не запыханно пришли. Ресторан находится на 3-ем этаже, надо взбираться по лестнице. Стены увешаны фотографиями генерального директора «Бахуса» с отечественными звёздами разного калибра. Еду подвозят на лифте (замаскирован под стену), кухня – внизу. Достаточно вкусно, но не новгородский «Детинец» (который для нас явлется эталоном ресторанов русской кухни в крепостных стенах). Я загорелась, увидев в меню «Гурьевскую кашу». Ужасно захотелось её попробовать, но оказалось, что её готовят 2 часа. В принципе можно договориться, например, забронировать столик к определённому времени и заранее заказать приготовить этот русский деликатес (~ 250р.). Мы так и хотели поступить – позавтракать здесь кашей на следующее утро, но ресторан открывался с 11, и у нас не было свободного времени. чтобы ждать.
            В «Смоленской крепости» есть открытая терраса, откуда открывается панорамный вид Смоленска, но нашим вечером там гудел банкет. Интерьер зала запоминается кирпичной кладкой стен и цветными витражами на узких окнах, хотя было бы неплохо просто посмотреть в обычное окно на Днепр.
            Адрес: ул. Соболева, от Железного моста через Днепр, вдоль Крепостной стены налево 200м. Есть большой указатель стрелка.
 
            Когда я увидела в первый раз это понятие «домонгольские церкви» оно меня сильно царапнуло по душе. До-мон-гольс-кие. Если Киев крестился в 988, а Батый пришёл на Русь в 1237 – значит, эти церкви были построены в этот мирный промежуток, а главное уцелели!
            В Смоленске таких церквей три: Петра и Павла /~1146, Михаила Архангела (Свирская) /~1180-1197, Иоанна Богослова /~1160.
            Петропавловская церковь.
            Мы начали осмотр с первой – Петропавловской. Она находится на Правобережье, в районе рынка, авто и ж/д вокзала (ул. Кашена). Интересно, что на церковной территории располагаются два храма – один белый и нарядный, с крылечками и колокольней, другой – темно-невзрачно-кирпичный. Мы сразу кинулись к белому. Оббежали его почти кругом, пощёлкали фотоаппаратом и про себя удивились, что внутри почему-то находится туристическая, хоть и паломническая, компания. Честно говоря, буквально отбивались от назойливой мухи-мысли «ну, и что особенного в этой вашей домонгольской церкви». Мы уже буквально направились к выходу, как краем глаза увидели несколько человек, заходящих в невзрачную и скромную соседнюю церковь. И тут нас пробило – так вот же она!
            Вот как бывает. И эта церковь Петра и Павла подарила нам очень сильные ощущения. Совсем нельзя назвать её красивой. Она лаконична, строга и сдержанна до предела. Но в её пропорциях, линиях, окнах-амбразурах, шершавом кирпиче, гладких полукруглых маковках, общем облике – таится такая сила, и такая энергетика, что от неё невозможно оторвать глаз.
            Внутри – ощущения такие же – сильные и уютные. Не хочется уходить. Она не отпускает. Внутри церковь маленькая, мне запомнилась слева красивая икона Богоматери в окладе из золотых металлических виноградных листьев. Мы зашли в храм видимо перед началом службы, уже подтягивался народ, поэтому экскурсию свою мы быстро завершили, было неудобно стоять с круглыми глазами и открытыми ртами. Но снаружи я фотографировала её бесконечно, плюс ко всем своим архитектурным и историческим достоинствам она была окружена бушующими цветущими пионами.
            Тот белый храм, на который мы обратили внимание сначала – это церковь св. Варвары, причем она сама находится на третьем этаже, а две лестницы-крылечка, оказывается, ведут к колокольне.
            По поводу месторасположения, которое называют неудачным, а именно – современно-безликие почти неокультуренные окрестности в виде грязного рынка, такого же автовокзала, трамвайных и ж/д путей в придачу, я хочу сказать, что это не церковь неудачно расположена, а все эти объекты её окружающие.
            А храм то стоит на правильном месте. Раньше (до 18 века) ведь возводили церкви только на особых сильных местах – энергетических точках или перекрёстках невидимых знергийных линий.
            Церкви Иоанна Богослова и Михаила Архангела (Свирская).
            Обе эти церкви находятся уже на Левобережье, вдоль Днепра, достаточно недалеко друг от друга. Церковь Иоанна Богослова или «На овражке» (ул. Б.Краснофлотская) мы только посмотрели из машины – проехали мимо. Раньше она была почти двойником Петропавловской по силуэту, а в 18в. сильно до неузнаваемости перестроена. Но, если бы позволяло время, несмотря на отсутствие архитектурно-визуального удовольствия, зайти в неё стоит – только ради того, чтобы почувствовать, как начинает звенеть голова. Я уже писала – эти храмы стоят в сильных местах.
            Церковь Михаила Архангела или «Михайлово чудо» стоит на холме, у неё довольно большая огороженная территория (стык улиц М. и Б. Краснофлотских).
            Опять же мы были подготовлены отзывами, которые в один голос называли её  «красавицей» и «живой историей». Но первое впечатление было у нас не таким.
            Мы обошли её кругом, выбрали место, чтобы взгляд обнимал её всю и стали вербализовать свои ощущения. «Это что-то византийское, или похоже на греческую архитектуру», - неуверенно сказала я. «Представляю, как бы она органично смотрелась в Средневековье где-нибудь в Прибалтике», - резюмировал муж.
            Храм, действительно, напоминал больше про-готический замок-башню, но никак не православную да ещё домонгольскую церковь. Он очень высокий, даже грандиозно высокий, к тому же у него пологие треугольные крыши-скаты, что нехарактерно и чуждо для русского менталитета.
            Мы озадаченно вошли внутрь и там, на стене увидели фотографию церкви в своём истинном первоначальном виде (это фотореконструкция) – и всё сразу поняли. Она перестроена! А какая была! Скаты крыш были мягко-волнистыми, и если использовать поэтические сравнения, то можно сказать, что церковь была похожа на распускающийся цветок или как будто она выходила из расступающихся морских волн.
            В 18в. над ней провели экзекуцию, называемую реставрацией.
            Морские волны крыш заменили на плоские треугольники, что-то пристроили, что-то перестроили, заложили окна в барабане (барабан – это шея, на которой держится маковка-купол). А ведь древние строители специально в своём 12 веке додумались и создали именно такое освещение храма: из 8 огромных, узких и длинных окошек на барабане внутрь буквально лился солнечный свет, причем так особенно – контрастно и верхняя часть храма была настолько пронизана светом, что создавалось ощущение её приближенности к небу, а все остальные части здания «приземлялись». Как удавалось древним мастерам добиваться такой удивительной гармонии в построении пространства – загадка до сих пор и для нашего сверхинтеллектуального времени.
            Когда находишься внутри этой церкви, то испытываешь невероятные ощущения. Я уже писала, что храм очень высокий, а, находясь внутри и в центре, благодаря особому определённому арочному делению пространства, оказываешься в таком подкупольном «колодце», в котором - тебя просто уносит ввысь, вверх. Там огромная высота, а главное, арки по бокам как будто сдавливают и ужимают воздух вокруг тебя со всех сторон, и возникает чувство ощущения себя в воздушном узком «тоннеле» устремленном вверх.
            Такие храмы как церковь Михаила Архангела в Смоленске – редчайшая редкость. Подобные фрагментарно есть ещё в Старой Рязани, в Полоцке, Великом Новгороде, Старой Ладоге, Владимире, Суздале. Смотришь на этот храм и сразу думаешь, а какая у неё история? Кто построил? Почему здесь?
            Попытаюсь ответить на эти вопросы.
            Когда, готовясь к поездке, я читала предварительно-общеознакомительную инфу про Смоленск, помню, меня поразили 3 вещи – то, что Смоленск стоит на Днепре; то, что в городе сохранились «домонгольские церкви»; и то, что именно здесь в Смоленске, оказывается, был убит князь Глеб. (Борис и Глеб - это сыновья Киевского князя Владимира Красное солнышко и греческой царевны Анны Порфирородной).
            Почему я сейчас говорю об этом? Из-за места. Пытаюсь найти ответы на вопросы.
1) «Почему здесь?» и «Кто построил?».
Оказывается на этом участке берега Днепра, где стоят церкви Иоанна Богослова и Михаила Архангела – раньше было древнее Урочище Смядынь (лесной массив и бухта) – по имени речки-притока, впадавшей в Днепр.
            Это место Смядынь по каким-то причинам было облюбовано смоленскими князьями - генеалогическая ветка, которых идёт от Владимира Мономаха: Мономах – … - его внук Ростислав Мстиславович (первый поселился на Смядыни) – его сын Роман Ростиславович (построил церковь Иоанна Богослова) – его сын Давид Романович (построил церковь Михаила Архангела).
            Так Смядынь превратилось в специально ограждённую «княжескую местность». Князья активно застраивали её красивыми «княжьими» храмами – для себя.
2) «Какая история места?»
«В лето 1013 года от Рождества Христова» Смоленск принял крещение. Через 2 года, здесь, на речке Смядыни был убит муромский молодой князь Глеб(братьев Бориса и Глеба всегда изображают вместе, то едущими на лошадках, то стоящими в рост, но всегда с мечами и в горностаевых шапочках). Его выманили с суши на речную ладью и зарезали. На этом месте люди стали видеть мерцающий свет зажжённых неведомо кем свечей.Через несколько лет прах Глеба перевезли в Вышгород (близ Киева). А смоляне вырыли на берегу Смядыни Глебовский колодец, вода которого считалась чудотворной и целебной. Сюда стали тысячами приходить православные.
            В 12 веке рядом здесь (с колодцем) был возведён фамильный княжеский «вотч» - Борисоглебский монастырь (сейчас развалины, потому что древнейшие постройки взорвали ещё в Смутное время войска смоленского воеводы Михаила Шеина, а потом кирпич и камень из руин дорастаскали для парка Блонье и новой Московской дороги).
            В сер.19в. над Глебовским колодцем возвели шатёр-каплицу с золочёным крестом – таким образом, выразил свою признательность воде один муромский купец, исцеливший здесь больные ноги. В годы Революции каплицу, конечно же, целой не оставили – разрушили до основанья. А в 1991 место убиения святого Глеба отметили каменным крестом с памятной надписью (Все это находится – на улице Борисоглебской).
            P.S. И ещё, листая Смоленский этнографический альбом со старыми фотографиями города, я случайно увидела фотоснимок 19 века и удивилась – оказывается свежескошенный луг, окружающий церковь Михаила Архангела, по которому мы активно бегали в поисках наиболее удачной точки для очередного кадра, не что иное, как старинное кладбище.
            И ещё. Меня это поразило. На территории рядом с домонгольской церковью 12 века построен домик – церковный притч в виде суперсовременного коттеджика. Вот сюда опять бы притащить того японца из Юнеско – чтобы добить его окончательно. Ну это ж надо додуматься – рядом с уникальной постройкой сгородить новомодный современный дом. Я понимаю, что домик-притч, наверное, нужный и ценный, и денег,  наверное, меценаты какие-нибудь отстегнули, но всё-таки надо головой думать, а не другим местом, неужели не существует других проектов – глаза не смотрят на этот вопиющий диссонанс. Про пластиковые двери в самом древнем домонгольском храме я так и быть уже промолчу.
 
            Он находится на улице Б.Советской, 9 – в зданиях бывшего Троицкого монастыря 18 века. В Троицком соборе - сейчас музей, в Церкви зачатия Анны - сейчас музейная администрация, а на Колокольне через дорогу – растут березки на крыше. А ещё раньше здесь был базилианский монастырь. Что это означает – не знаю. Смоленск ведь долго делили и дёргали туда-сюда, то Польша, то Литва, то Москва. Скорее всего, кто-то из двух первых владельцев и построил его. Музей льна – интересный, хотя кажется довольно-таки скромным, как и сам цветок льна – синий, маленький и простой. Если располагаете временем (~больше часа) нужно обязательно взять экскурсию (~150р.). Тогда вы узнаете массу интересного, возможно даже и сядете за ткацкий станок. У нас же был дефицит времени, поэтому мы всю экспозицию осмотрели за полчаса.
            Что особенно запомнилось – фотография девушки в русском костюме на льняном поле, в синих огоньках цветков льна; замечательная обереговая вышивка на сарафанах, рубахах, поневах и т.д.; удивительные по форме вышитые головные уборы смоленских крестьянок; украшения; серия фотографий, которая показывает цикл последовательности получения вручную льняной нити из льняной соломы. Муж, рассматривая старинные фотоснимки, всё время удивлялся тому, что все поголовно крестьянские женщины носили бусы, ожерелья и серьги. Озадаченно говорил: «До чего ж вы, женщины, любите навешивать на себя разную фигню. Вот бабулька столетняя сидит и всё равно – вся в бусах». Я же, как раз упоенно разглядывала и мысленно примеряла на себя бусики из стеклянных прозрачных шариков-«леденцов», старинные искусно кованые серьги, косынки с вышивкой, узорчатые юбки и т.д..
            Берите экскурсовода по музею обязательно – не пожалеете!
            * в музее есть небольшой сувенирный отдел, в котором продаются разные салфетки фабрики «Смоленский лён». Что удивительно – они не льняные, а смесовые с акрилом. А где же лён? - напрашивается вопрос. Музейная смотрительница сказала, что на ул. Ленина от фабрики есть магазин «Смоленский лён», но со льном сейчас очень плохо, и фабрика еле-еле держится. 
 
            Раньше в Смоленске древняя сеть улиц была привязана к рельефу местности, а поскольку рельеф здесь холмистый, изрезанный оврагами, то эти сохранившиеся с давних времен улицы дарят вам сюрпризы – отличные и неожиданные перспективы, легкие панорамные спуски и тяжелые пыхтящие подъемы по крутым склонам. Старые улицы, проходящие по оврагам, оказывается, сохранили своё древнее направление. Новые – прокладываются тоже с учётом линейной перспективы (хотя что-то я в этом сомневаюсь ).
            Про Большую Советскую с её старыми заманчивыми переулками я уже писала. Это центр.
            Нас удивило, что в Смоленске у многих улиц интересные имена – по ним можно узнавать историю города.
            Улица Тухачевского – не думаю, что в России много улиц, носящих имя столь неоднозначного советского военачальника – «Красного Бонапарта». Михаил Тухачевский - незаконнорожденный сын крестьянки и дворянина, талантливейший военачальник, побывавший и в Белой Армии, и в Красной, утопивший в крови Кронштадтский мятеж, подавлявший голодные крестьянские восстания, первый заместитель наркома обороны СССР, расстрелянный в 1937 - родился «в имении Александровское Дорогобужского уезда Смоленской губернии».
            Улица Беляева – думаю, что имя известного писателя-фантаста Александра Беляева, автора романов «Голова профессора Доуэля», «Человек-амфибия», «Ариэль», в представлении не нуждается. Он тоже смолянин, родился в Смоленске, в семье православного священника.
            Улица Володи Куриленко – есть в Смоленске памятник этому 17-летнему пацану-партизану. Он из смоленской деревни, из семьи учителя. Несмотря на свой юный возраст, он с товарищами поджёг немецкий самолет, убил немецкого мотоциклиста, подорвал автомашину с немецким офицером. Потом парень ушёл в партизаны и опять сумел с товарищами подорвать пять военных эшелонов. Разведчик. Погиб в неравной перестрелке. Герой Советского Союза.
            Улица Нормандия-Неманназвана в честь французского полка летчиков, участвовавшего в освобождении Смоленска. Что приятно – могли бы и не давать улице такое сложное название, но не побоялись. Приятно.
            Улица Чаплина – самим интересно, неужели Чарли бывал в Смоленске? 
            * Кстати, из Смоленска талантливая нежная актриса Дина Корзун и представительница, не знаю какого бизнеса, а вернее смеси шоу с политикой и прочими ингредиентами, Маша Малиновская. Как знать, может в далёком будущем их именами назовут улицы в Смоленске)
            Улица Тенишевой. Эта улица названа в честь княгини. Представляете? Каковы же должны быть заслуги этой женщины в Смоленске, чтобы её именем не то чтобы просто назвали улицу, а переименовали с Крупской! Мы едем по этой улице в Талашкино-Фленово. Поскольку следующая глава будет как раз об этом, я плавно перевожу разговор об этой личности в следующий раздел. Добавлю, что на этой улице находится памятник Михаилу Микешину, тоже смолянину, автору знаменитого памятника-колокола в Великом Новгороде «Тысячелетие России».
 
            Интересно, что мы, собираясь в Смоленск, планировали обязательно съездить в «Фленово-Талашкино». Зачем? – А это туристический маршрут, все туда едут, всех туристов туда везут. А что там? – Какой-то расписной Теремок. Вот это был полный объём информации, которым мы владели.
            Оказалось, что без представления о том, кто и кем была княгиня Тенишева нельзя начинать знакомство с Фленово-Талашкиным.
            Мария Клавдиевна Тенишева (1858-1928, 70 лет). Незаконнорожденная дочь некоей дворянки Пятковской, бесприданница, но красавица и умница. Счастье нашла во втором браке. Супруг – князь Вячеслав Николаевич Тенишев, крупнейший российский (авто)промышленник, а также музыкант, этнограф, археолог-любитель. Считалось, что брак неравный, но на самом деле это не так – он ей дал княжеский титул, любовь, и финансовую поддержку всех её проектов, она – подарила ему жизнь, причудливо раскрашенную её богатыми фантазиями.
            Село Талашкино (18км от Смоленска) Тенишева купила у подруги детства княгини Святополк-Четвертинской в 1893г. Фленово (4км от Талашкино) – село по соседству приобрела позже, через год. (Сейчас музейный комплекс «Теремок» расположен в Фленово, а Талашкино, где когда-то тоже были уникальные постройки и сама господская усадьба – разорено подчистую).
            Фленово – это чистой воды зеркало Абрамцево. В смысле самой художественной идеи. Там: Мамонтов – и его Абрамцево. Здесь: Тенишева – и её Фленово.
            У княгини Тенишевой было всё – красота, таланты, деньги. Она могла спустить их на массу приятных вещей – одежду, украшения, дома, развлечения, поездки. Но она нашла им более достойное применение – открывала начальные школы «для народа», ремесленные училища, бесплатные молодёжные студии живописи, устраивала художественные выставки, давала деньги на выпуск журнала «Мир искусства» и археологические раскопки, создала уникальный музей русских старинных вещей, помогала художникам и музыкантам. Подобный альтруизм и сейчас звучит странно, поэтому её больно жалили досужие злые языки – говорили, что «она завидовала лаврам Третьякова и Мамонтова и просто скопировала Абрамцево», а её «попытки и начинания в России объяснялись исключительно фантазёрством, честолюбием, капризами избалованной женщины» (это слова самой княгини про себя!).
            Кто она была – художник-эмальер, оперная певица, историк, археолог, учёный, архитектор, педагог, писатель, меценат? Как ни странно это звучит – княгиня была трудяга, талант, энергия, харизматичность, сила.
            Она жила в Талашкино, а во Фленове сначала открыла Школу ремёсел для деревенских детей (с 9 лет) и Художественные мастерские. Чему там учили детей? - общие предметы; занятия земледелием, огородничеством, садоводством и пчеловодством; изучение таких ремёсел, как: столярное, резьба и роспись по дереву, чеканка по металлу, керамика, окраска тканей и вышивание. В итоге, дети выпускались в жизнь подготовленными, а одарённые шли дальше. Кроме того – детей в Фленове обожали – для них сооружались летом – купальни на пруду, зимой - ледяные горки, а также наряжалась новогодняя ёлка с лакомствами, и даже с тетрадями-карандашами.
            А сколько сюда приезжало замечательных людей – художников, музыкантов! - Репин, Врубель, Левитан, Коровин, Нестеров, Головин, Серов, Трубецкой, Дягилев, Шаляпин, Бенуа и другие, которых княгиня старалась окружить исключительной заботой. Я хотела бы немного рассказать о Малютине, Рерихе, Врубеле и Стравинском. Потому что они и создали «художественное лицо» Флёново.
            Сейчас территория музейного комплекса не сказать, чтобы большая и сильно ухоженная. Туристам показывают четыре «объекта» - Главную усадьбу с колоннами, бывшее здание Школы, Домик – «Теремок», церковь Святого Духа.
            Сергей Малютин – прежде всего автор резного «Теремка» (1902). Это резное чудо вы видите почти сразу, как заходите за ворота. Опять же, как и сама Тенишева это человек – кладезь талантов – он и художник, и архитектор, и сценограф, в общем, на все руки мастер. Его конёк – это резьба по дереву, причем какая резьба – фантастически воздушная, узорная, смысловая. Его творение сказочный «Теремок» можно разглядывать долго и со смаком. На главном фасаде располагается самое богато украшенное разноцветнейшее окошко. Стиль – русский модерн. В центре – любимый малютинский символ- Жар-птица с хохолком. Над Птицей – Солнце, по бокам – Коньки, и всё в обрамлении сказочных узоров – вьющихся цветов, волн, и прочих завитушек. А какие чешуйчатые зелёные Змеи-Горынычи поддерживают бревенчатый сруб – загляденье. Под навесом крыши – Месяцы. Можно обойти Теремок сзади – там посмотреть на другое окошко. Здесь уже «плывёт» Лебедь, над ним Солнце, Звёзды, Месяц, и узоры-узоры-узоры. Рядом с домиком выставлены Двери – с такими же богатыми резными узорами, скорее всего от ворот. Можете себе представить, что в подобном стиле было оформлено всё Фленово – все постройки, мостики, столбики оград, ворота. А это же дерево – материал недолговечный, поэтому всю эту фантазийно-художественную красоту можно увидеть только на дореволюционных фотографиях в самом «Теремке» (на 1–ом этаже).
            Малютин возглавлял Художественные мастерские, учил особенно талантливых детей, и вырезал массу прекраснейших вещей - столы, диваны, кресла, стулья, скамьи, сани, сундуки, ларцы, игрушки и пр. (в «Теремке» есть созданные им вещи – резное панно «Садко», резные кабинетное кресло, столик с агатом, шкапик-бюро, эскиз вывески магазина талашкинских ремёсленных изделий «Родник» и др.). Малютин – тот человек, который придумал Матрёшку! Также он архитектор церкви Святого Духа (1903-1908), которую расписывал уже Рерих. Церковь находится справа от Теремка, нужно подняться по тропинке на горку и там замереть от неожиданной красоты…
            Церковь – потрясающая. Она располагается на макушке заросшего лесом холма. Не мы одни, не ожидали увидеть подобное – около церкви Святого Духа замерли ещё несколько туристов. Когда отходишь от ступора, то все начинают бешено носиться вокруг, убегать в лесок, ложиться, садиться, стоять на голове – всё для того, чтобы как можно лучше её сфотографировать. Церковь – очень необычайная. Прежде всего, своей формой – она больше фантазийная, чем православная. Кирпич цвета охры; крыши – пёстрая терракота; тонкая беззащитная шейка с тяжёлой на вид тёмной маковкой и тонким золотым крестом; сердцевидные линии кокошников, нависающих друг над другом тремя ярусами и Мозаика на фасаде главного входа. Она называется «Спас Нерукотворный». Цвет мозаик до сих пор очень насыщенный – лазурный, густо малиновый, чистая охра. Лик Христа с отрешённым и в то же время внимательным взглядом – потрясающий.
            Николай Рерих – прежде всего для Фленово, художник, расписавший Церковь Святого Духа и украсивший её внешние фасады поразительной смальтовой мозаикой. Он приехал в Смоленск по приглашению княгини. Город, а особенно Смоленская Стена, его сильно впечатлили: «Холмы смоленские, белые березы, золотые кувшинки, белые лотосы, подобные чашам жизни Индии, напоминали нам о вечном пастухе Леле и красавице Купаве, или, как бы сказал индус, о Кришне и Гопи». Рерих написал здесь несколько картин («Сторожевая башня», «Общий вид стен кремлевских», «Смоленская башня» и др.). В Художественных мастерских он занимается керамикой (в «Теремке» есть его работы – ваза и картины). А через несколько лет вновь приезжает во Фленово, чтобы расписать церковь. Успевает выполнить фрески алтаря, расписать одну из арок и выложить мозаику над главным входом (началась Первая Мировая). Росписи были на тканевой основе! – и по этой причине не сохранились. А главное – Рерих над алтарем изобразил не Русскую Богородицу, а Матерь Мира, то есть отошёл от православных канонов и поэтому самой церкви строго отказали в освящении. Освятили лишь её цокольный этаж (усыпальницу).
            Когда мы, любуясь, обходили церковь кругом, то вдруг, не веря своим глазами, я увидела выбитые фрагменты потрясающего геометрического оконного переплёта. «Может случайность?», - пыталась я убедить себя. Потом увидели следующее, почти выбитое стекло, ещё одно, ещё одно… Я понимаю, что раньше здесь был склад зерна и картошки, но сейчас, сегодня?? Разбитые окна в архитектурной ценности …
            Княгиня обожала балалайки. Это и сейчас звучит диссонансом. Надо сказать, что всю свою деятельность Тенишева направляла на «возрождение русского духа, русской культуры». И это тоже почему-то сейчас звучит диссонансом.
            Она писала: «Мне давно хотелось осуществить в Талашкине еще один замысел. Русский стиль, как его до сих пор трактовали, был совершенно забыт. Все смотрели на него, как на что-то устарелое, мертвое, неспособное возродиться и занять место в современном искусстве... мне хотелось попробовать, попытать свои силы в этом направлении, призвать к себе в помощь художника с большой фантазией, работающего над этим старинным, русским сказочным прошлым».
            Так, в 1899 сюда приезжает Врубель. Она делится с ним идеей создания Оркестра расписных балалаек и показать их на Парижской выставке. И Врубель создаёт потрясающие росписи на балалайках: «Морская царевна», «Добрыня», «Змей Горыныч». Париж стонет от восторга. А в Смоленске имеет успех талашкинский народный Балалаечный оркестр. Представляете, сколько крестьян заново обучилось и вспомнило музыку своих предков? (Врубелевские эскизы и балалайка «Рыбка» есть в «Теремке»).
            Художники считали за честь писать портрет княгини.
Репин«Портрет М.К.Тенишевой» (Русский музей, С-Петербург) http://ilya-repin.ru/woman2/repin10.php
Врубель, портрет М.К. Тенишевой в образе «Валькирии» http://vrubel-world.ru/vrubel/vrubel62.php
Коровин «Портрет М.К.Тенишевой» http://urok-prok.kiev.ua/048.html
 
            Почему я к Малютину /«Теремок», Рериху /Церковь Святого Духа, Врубелю /знаменитые расписные балалайки добавила Стравинского, так явно не обозначенного в художественно-архитектурном наполнении Фленово? Это музыкальная нота к портрету усадьбы. Музыка наполняла всё вокруг. Тенишева устраивала у себя в Талашкино музыкальные вечера, любила петь, дружила с певцами и музыкантами. Композитор Игорь Стравинский написал здесь музыку к балету «Весна Священная», а Рерих создал к балету эскизы к своим знаменитым «половецким задникам» и костюмов к этому балету, взорвавшему Париж. (На расписной балке в «Теремке» по просьбе княгини Стравинский записал лад из балета).
            Если обойти домик «Теремок» справа – то там располагаются Главная (Господская) усадьба и бывшая Школа. Школа закрыта для туристов, а в усадьбе находятся касса и две выставки. Посмотреть на них можно, но не обязательно – очень скромная экспозиция. А ведь княгиня Тенишева собрала уникальнейшее собрание предметов русской старины (подарила Смоленску) и акварелей русских художников (передала в Русский музей). Редчайшие, ценнейшие, редкостнейшие образцы русского народного искусства экспонировались в смоленском музее «Русская старина», открытом на деньги княгини. Она не просто подарила предметы, она подарила музей Смоленску (1911 год)! Который сограждане бросили в 1941 году. Под музейные ценности был выделен товарный вагон, который забили изделиями из драгметаллов, картинами, скульптурами, старинным оружием, а «ненужное старьё» оставили. И немцы получили уникальную бесценную коллекцию Тенишевой даром.
            За год до Красной Революции княгиня защитила диссертацию в Московском археологическом институте на редкую тему эмали и инкрустациях (в «Теремке» над дверью есть её уникальный эмалевый портал «Святой Георгий», а также искусно вышитая по её эскизу икона «Архангел Михаил» и другие её работы). Кто бы мог представить, что это умение так пригодиться и поможет ей в дальнейшей жизни. Ведь после 1917 Тенишева эмигрирует в Париж, вернее в маленький городок под столицей. Денег нет, зато есть её любимый набор: трудолюбие, энергия, талант. Мадам Русская Княгиня и здесь находит применение своему дару творить - становится ювелиром, специалистом по изделиям,  инкрустированным выемчатой эмалью. В 1928 году княгини не стало. Больное сердце.
            Как странно, что после залпа Авроры в России стали твориться немыслимые вещи. Фленово разграбили, а из усыпальницы церкви Святого духа, прежде чем устроить там овощехранилище, выкинули князя Тенишева. Говорят, что какие-то крестьяне всё-таки тайно его перезахоронили, в березовой роще. Где точно? Только березы и знают. А около церкви стоит символический крест в память о хозяине этих земель, благодетеле и муже княгини Тенишевой.
            И ещё один интересный момент. В «Теремке» на первом этаже много фотографий бывшей усадьбы, бывшей хозяйки. И чтобы не думать, что «мир русской старины» - страстная любовь, цель и дело всей жизни княгини Тенишевой – это что-то из области архаики, можно (и нужно прочитать) тексты древних славянских заговоров, которые я думаю, именно для этой цели есть в экспозиции. Какой же это невероятно сильный язык, красивые и прекрасные слова. На сегодняшний момент мы потеряли не только древние старинные вещи, несущие себе отпечаток нашей славянской (дохристианской!) мудрости и культуры. А мы даже родные русские Слова забыли. Потеряли…
 
            В Смоленске много интересных мест, с которыми, если позволяет время, можно с удовольствием познакомиться. Напишу список по приоритетному принципу.
Музей скульптуры С.Т.Коненкова (ул. Маяковского, д.7) – обязательно!, жаль, что у нас не хватило времени. Знаменитый, невероятно талантливый «деревянный» скульптор Сергей Коненков – тоже смолянин. Музей находится почти в самом центре города, рядом с парком Блонье, в здании кораллового цвета с богатой белой лепниной, похожей на кремовые завитушки на торте. Помнится, в Третьяковской галерее стояла у его «Старика-лесовика» просто в ступоре – надо было двигаться дальше, а я не могла оторвать глаз. Он вообще творил с деревом чудеса, мало того, что оживлял в виде своих потрясающих скульптур, так ещё и делал мебель из пней, коряг, ветвей. Обязателен к посещению!
Музей «Кузница 18в.» (ул. Ленина, во дворе дома 8-А). Очаровательный крошечный каменный домик, спрятан во дворе дома, внутри две комнатки – кованые предметы, которые создавали кузнецы в таких вот кузницах, и настоящий горн, с мехами и наковальней.
Башня «Громовая», музей «Смоленск – щит России» (ул. Октябрьской революции). Я уже писала – здесь можно посмотреть на воинскую старинную одежду, разные выставки, на верхнем 4-ом ярусе – смотровая площадка. Башня «Маховая», музей «Смоленские украсы» (пл. Смирнова, кроме сб.-вскр.). За Башней «Костыревская» (ул. Соболева) находится известная Смоленская чулочная (трикотажная) фабрика и магазинчик от неё.
Дом Энгельгардта (ул. Глинки, идёт от Парка «Блонье»). В доме смоленского Городского головы А.Энгельгардта, в войну 1812 года размещался штаб маршала Нея. Сейчас в этом красивом праздничном особняке – ЗАГС. Рядом в сквере - Памятник Александру Твардовскому и Василию Теркину - поэту и его литературному герою. Думаю, что интересно воспользоваться возможностью и найти дом и квартиру Твардовского в Смоленске, сейчас там создан его Музей-квартира (Запольный пер., д.4, кв.26)
Вознесенский монастырь (ул.Козлова, перпендикуляр от Б.Советской). Этот монастырь очень красиво расположен – идёшь себе спокойно по Б.Советской, проходишь мимо какого-то поворота, заглядываешь туда, а там – горбатая улица «вниз-вверх» расстилается как ковровая дорожка прямо к монастырю. По преданию, здесь в Смоленском Вознесенском монастыре изучала «Аз-Буки» совсем юная Наталья Нарышкина – будущая царица и мать будущего царя Петра Великого. Сейчас здесь – Выставочный зал Смоленского музея-заповедника. А в соседней монастырской церкви св. Екатерины проходят службы возрождающейся женской обители.
Польский костел (перекрёсток улиц Памфилова и Урицкого). Красивый, тонкий, игольчатый, место ему где-нибудь в Варшаве, на красивой площади. А здесь в Смоленске он стоит как эхо польского Смоленска, и используется как областной архив. А главное – он окружен польскими кладбищами – современным и совсем старинным, заросшим, основательно затоптанным жителями соседних домов, чьи подъезды находятся буквально в трех метрах от … , окна смотрят прямо на …, а жильцы с авоськами в руках протоптали уверенные стежки прямо по …. И это в центре города….
Дом-коммуна. Это «памятник конструктивизма» 1930-33гг. в Смоленске. Архитектор Вутке. Странное здание – 8-этажная 9-этажка, не имеет водопровода и канализации, лифта, но имеет одну гигантскую центральную лестницу и большие комнаты, в которых должны были жить «молодые строители коммунизма» одной большой и дружной семьёй. Какие-то романтики в этом здании даже пожили. Но в целом дом стоял и стоит пустой, и городские власти не знают, что им делать с таким «подарком». В дом (насколько я поняла из путеводителя) можно аккуратно зайти, посмотреть и полазить по остаткам лестницы. Осталось его только найти в городе, путеводитель даёт очень «конкретный» адрес: «в центре, за общежитием госуниверситета». Ищите и найдёте.
«Заднепровский» Рынок (сразу за Железным мостом налево). Обычный крытый рынок, внушительное здание, рядом универмаг, ничего примечательного, если не считать что это древняя торговая территория Смоленска. Эта большая площадь раньше была разделена на 3 части: Базарная площадь (где велась крупная торговля: лесом, скотом, хлебом, это территория современного рынка), Колхозная (название сохранилось) и Рыночная площади (участок между улицами Беляева и Ново-Ленинградской) для товаров «помельче». Был здесь ещё и Обжорный ряд. Напротив Рынка находится желтая Новоникольская церковь и Часовня (сразу за Железным мостом, направо, напротив Рынка). Совершенно кукольная миниатюрнейшая часовенка, ну просто как детская игрушка. «Её построил смоленский купец в честь исцеления сына» – это одна версия её возникновения. Другая интересная причина возникновения изящной часовенки – это результат судебного конфликта между торговцами-евреями и купцами-православными. Суть тяжбы в выходных днях: первые хотели работать в воскресенье, а в субботу отдыхать, а русские – наоборот. Выиграли суд смоляне и в благодарность в 1906г. возвели эту часовню-куколку «в честь 25-летия прекращения торговли по выходным и праздничным дням».
Мемориал «Катынь» (15 км по Витебскому ш., пос. Гнездово, Козьи Горы). Здесь в 1940 в Катынском лесу НКВД расстреляло 15 тысяч в основном военных поляков («интернированных в СССР в 1939»). Сейчас здесь мемориальный комплекс, проходят акции памяти, проводятся католические службы. Но, наверное, для исторического равновесия, стоит вспомнить тот факт, как обращались сами поляки с попавшими в плен советскими солдатами армии Тухачевского, которая вошла в Польшу. Здесь, в Катынском лесу, лежит польский генерал, который учил своих конников рубке лозы на военнопленных красноармейцах…. *Дома по четной стороне Витебского шоссе от дома №18 – строили пленные немцы.
 
            Своё вяземско-смоленское путешествие мы завершили очень приятно. Уезжая из Фленово (Талашкино) мы свернули на объздную дорогу вокруг Смоленска на Минское шоссе. И выехали в синие люпиновые поля. В прошлом году в Дивеево я уже сравнивала нашу машину с лодкой, а нижегородские люпиновые луга с морем. Но в Смоленске – это был люпиновый Океан! Люпины расстилались до горизонта! Я даже не могу сказать, что это было просто красиво - это было дико, нежно, волшебно красиво. Такая необъятная глазами, всепоглощающая, до самого неба Синяя Красота! 

 

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.
PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Фотоальбом «Смоленск. Флёново-Талашкино»
Начало путешествия. Рассказ о Вязьме и Хмелите.
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.

 

   

© 2008
Все права защищены