Наши путешествия

*Photos от друзей
Болгария
Голландия
По Москве и области - С детьми
Россия <200км от Москвы
Россия < 400км от Москвы
Россия > 400км от Москвы
Россия. Калининград и область
Россия. Народные промыслы
Россия. Путешествия одного дня.
Россия. Санкт-Петербург
Турция
Украина
Финляндия
Швеция
Эстония

Ассорти от друзей

Santa Nikolays
Анисовка
Косенкова И.
МАлина
Мой Первый Рассказ.
Ольга Тен
Смирнов А.
Таисия Бонд
Частикова Э.
Эна



Киев в месяце «листопад»
08-10.11.2007
Оглавление:
День 2й. Бессарабский рынок. Майдан Незалежности - ул. Михайловская (площадь, памятник княгине Ольге) – ул. Десятинная – ул. Владимирская (Музей национальной истории Украины, древняя липа, древний алтарь, руины первого княжеского дворца) – Андреевская церковь и Андреевский спуск – дом-музей Михаила Булгакова – Контрактова площадь (памятник Григорию Сковороде, фонтанчик «Самсон») – Церковь Богородицы Пирогощи – Боричев ток – фуникулёр. Вечер – ночной Киев, памятник Владимиру на Владимирской горке – смотровая площадка на Майдане Незалежности – ул. Городецкого – Крещатик - Крутой спуск – Круглоуниверситетская улица.
 
 
            Представление о Киеве сформировал у меня Гоголь. Вроде о Киеве и не писал, но, тем не менее, этот город в моём воображении рисовался, как театральная декорация к его незабываемым «Старосветским помещикам». Казалось, что все жители этого города, сидят себе в тени грушевых и яблоневых садов, попивают узвар из сухофруктов и водочку на персиковых косточках, заедают маковой сдобой и пирожками с гречневой кашей, отмахиваются от сонных мух, как это делали неповторимые Пульхерия Ивановна и Афанасий Иванович
            Что еще знала? Почему-то с Киевом лично у меня прочно ассоциировались «цветущие каштаны на Крещатике». Всегда мечтала увидеть именно каштаны, именно цветущие и именно на Крещатике.
            Плюс к этому – хотелось своими глазами увидеть знаменитый Днепр.
            Также из подводных глубин памяти всплыли названия – Лавра, Софийский собор, Владимирский собор и Андреевский спуск с художниками.
            Оказалось, что Киев – это Киiв, и что это совсем уже не гоголевский город, и даже не только булгаковский. Киев сассимилировал в себе такую историю, такую энергию событий и персонажей, что и сейчас он – открытая, но не до конца прочитанная древняя летопись. Киев – это город не только для глаз, а скорее и больше для ума, поскольку запускает механизм вспоминания нашей истории (у тех, кому есть что вспоминать - обладателей первоначальных, базовых, но полузабытых знаний об этом городе) или будоражит и провоцирует на дальнейшее знакомство (тех, кто мало, поверхностно знает о нём).
            О Киеве сложно писать. Почему? Потому что сказать, что вот вы пришли, к примеру, в Софийский собор, построенный таким-то князем в таком-то году, увидели золотую Оранту, позевали в музее фресок и вышли – оскорбительно. Киев – это фантомный город, история впечатана не только в каждый дом, в каждый булыжник мостовой, каждый памятник, а во весь ландшафт – могучий непокорный порожистый Днепр или Днiпро, невероятные холмы, на которых он и раскинулся, и даже в обломки старинных камней и древнейшие сохранившиеся до сих пор, деревья в пять обхватов. Киев не делится на цифры и перечисление имён, Киев – это поступки людей и результаты этих деяний.
            Нельзя сказать, что мы обошли, увидели и узнали весь Киев. За три дня такой подвиг совершить невозможно, ведь Днепр делит город на две части, есть правобережный Киев, и есть левобережный. Мы гуляли по центру. Я была ещё в Лавре и Пещерах. В принципе увидели тот самый «туристический» обязательный набор достопримечательностей. Но то, что увидели – не отпускает до сих пор.
            Почти каждое увиденное творение – архитектурное, художественное и просто природное – это буквальное окно в прошлое. Прошлое – неоднозначное. Я всегда догадывалась, что история – это пластилин. Можно вылепить всё, что угодно – в зависимости, конечно, от цели того, кто лепит. Это происходит главным образом потому, что в природе нет ни однозначных людей, ни однозначных событий. На любое событие можно взглянуть и так, и эдак, и с одной позиции, и с другой. Всегда есть две стороны у медали. Также из любого исторического факта можно вылепить либо пирожок с повидлом, либо дулю с маком.
            На это понимание меня сподвиг тот факт, что в отношении одних и тех же исторических персонажей, я прочитала массу разных интерпретаций. Главное – все правдоподобные. Но в большинстве же случаев «исторические факты» в путеводителях, энциклопедиях и прочих носителях - если внимательно присмотреться, сопоставить и подумать - рисуют либо противоречивые картины, либо, как «сарафанное радио», транслируют информацию, вылепленную явно каким-то одним источником. «Скульптор» же этих «исторических фактов» остаётся загадочно неизвестным.
            Говоря про Киев, невозможно не рассказывать про очень и не совсем очень известных персонажей. Эти лица – история не только Киева, но всей Древней Руси.
            Это - княгиня Ольга, князь Святослав, князь Владимир Красное Солнышко. Мать, сын и внук.
            А также - Олег Вещий, три брата и сестра – Кий, Хорив, Щек и Лыбедь, князья-самозванцы Аскольд и Дир, любимая жена князя Владимира византийская принцесса Анна Порфирородная.
            Это - Киево-Печерские святые.
            Также, помимо Киева исторического, мы познакомились с ним современным – а это огромный, модный, чистый, местами очень пафосный, а местами нищий город. Что самое главное – Киев, «откуда пошла земля русская», «колыбель городов русских» - чисто внешне не очень похож на русский город. Если только золотые православные кресты, тянущиеся к небу. А в целом, это уже гораздо более европейский город, более немецкий, и даже «хазарский» город – не побоюсь этого слова , чем русский.
 
История поездки.
            Спонтанна, как ветер. Легка на подъём. Проста, как три копейки. И нагла до неприличия.
            Мужа внезапно послали на конференцию в Киев, о чём он мне печально сообщил по sms. Я тут поняла, что это шикарный шанс увидеть город, и совсем ненавязчиво предложила себя в компаньоны. Муж оживился. Дело было вечером. На следующее утро я уже высадилась на Киевском вокзале и помчалась за билетами в вокзальные кассы.
 
Вокзал. Билеты. Поезд.
             На моё удивление центральные кассы, куда я залетела, следуя стрелке на указателе, оказались коммерческими, т.е. в них брали комиссию в размере ~200руб. за билет. Об этом гласили небольшие буквы скромной таблички в нижнем углу стойки. Я не поняла. Обычно на вокзал и приезжают в целях купить билеты именно по номиналу, потому что в противных случаях их можно купить везде - палаток и интернет-сервисов, делающих бизнес на перепродаже билетов в Москве сейчас пруд пруди. Я спросила у кассирши, где другие кассы. Она сделала вид, что очень занята и не слышит. Переспросила у проходящего мимо работника вокзала. Тот покраснел, как Альхен из «Двенадцати стульев», и тихо заметил (чтобы не распугать очередь не столь внимательных покупателей), что «кассы вокзала», находятся чуть дальше, через 50 метров, ближе к перронам.
            Действительно. Вышла из почти центрального (!) входа (с колоннами), немного прошла и очутилась в огромном просторном зале, по периметру которого расположены кассы поездов дальнего следования. Народу вообще почти никого, если не считать одного человека впереди меня.
            Покупаю билеты на «Экспресс», поезд №1, который несётся до Киева практически считай без остановок (за исключением таможни) всю ночь. Туда - одно место в купе стоит 1,5т.р., обратно – 1,8т.р. (включает сухой паёк для ужина).
Расписание поезда:
Московская железная дорога (время московское).
Туда: 1/Москва-Киевская – 23.23, 2/Сухиничи – 2.20, 3/Суземка (российская таможня) – 4.57.
Госграница.
Украинская железная дорога (осенью-зимой местное время = минус 1 час от московского).
Туда: 4/Хутор Михайловский (украинская таможня) – 5.38, 5/прибытие: Киев-Пассажирский – 8.00.
Обратно: 1) Киев-Пассажирский – 20.09, 2) Хутор Михайловский – 23.43 (граница, таможня), 3) Суземка (таможня) – 1.35, 4) Сухиничи – 4.00, 5) прибытие: Москва-Киевская – 6.39.
 
            К поезду нет никаких претензий – чистый, почти новый, хрустящее от свежести бельё уже застелено. Единственное большой минус – это таможня, а вернее, время, её прохождения. В самый сладкий сон, почти целый час – с ~5 до ~6 утра – вас будут тормошить, будить, просить разлепить блаженно спящие глаза и сличить вашу презаспанную лохматую физиономию с приличной представительской фотографией на паспорте. В глаза фонариком, правда, не светят , но общий свет включают. Кого-то просят показать багаж. В общем, крайне неудачное время для таможенного контроля, тем более что через полтора часа вам снова просыпаться, поскольку вы уже – в Киеве.
            Паспорт нужен наш, российский. Плюс проводник выдаёт квитанцию-бланк, который нужно заполнить – кто, что, как фамилиё, откуда и куда, зачем и почему. Нашим эта бумажка не требуется, она предназначена для украинских пограничников. Её штампуют, рвут на две части, и одну половинку отдают вам – это ваш пропуск на обратной дороге. Не потеряйте. Я, зная все пограничные сюрпризы, подстраховалась на всякий случай ещё и загранпаспортом, но это было лишним. Кстати, бдительно следите, чтобы в ваш российский паспорт какой-нибудь особенно трудолюбивый страж границы не тюкнул свой штамп – для этого существуют заполненные вами квитанции. Если промахнётся – будете менять свой паспорт, он становится недействительным.
            В обратном поезде на Москву, поскольку он отправляется ~ в 8 вечера, вам полагается ещё и ужин. Пластиковая коробочка, набитая всякой всячиной – йогуртом, пакетиками чая и кофе, стаканчиком, баночками паштета, сыра и джема, упаковочками масла, сухого печенья и вафель, а также средней бутылкой минеральной воды. Я про всё это пишу к тому, что, не зная, про такой приятный сервис нашей железной дороги, мы совершенно напрасно накупили того же йогурта, булочек и воды на ужин.
            Кстати, это важно, в Киеве на одной площади два вокзала рядом: один называется Киевский-Пассажирский, другой – Примiський (или пригородный). Вы приезжаете и уезжаете с первого. Это классическое здание огромного старого вокзала с колоннами.
           
Путеводители по Киеву и другие источники.
            В форс-мажорном порядке, ураганом я помчалась в книжный магазин за путеводителем по Киеву. Честно говоря, покупать очередной бестолковый и дорогостоящий издательский продукт мне не очень хотелось. Лучше было бы найти хороший информативный отзыв, и на этом успокоиться, но времени на их поиск и читку у нас не было вообще – поэтому бегу в книжный. Нельзя сказать, что путеводителей по Киеву – масса. Их нет, то есть был один тощенький и черно-белый «Ле Пти Фюте», и другой из серии «Вокруг Света», называется «Украина». Я, немного испугалась масштабного названия у второго, но оказалось – зря. Хороший путеводитель, почти классический, по трём городам: Киеву, Одессе и Львову, чем меня и подкупил (надеюсь, что ещё пригодится ). Цветные фотографии, хорошая бумага, толковое изложение, а главное, за что авторам отдельная благодарность – уже сконструированные прогулки по Киеву. Это очень удобно, приехал на стартовую точку, свисток, и вперёд навстречу достопримечательностям. Единственное, уже самостоятельно походив по Киеву, я немного не согласна с некоторыми маршрутами. Этого момента коснусь, когда буду рассказывать про Лавру. Ещё не мешало бы поместить схему Киевского метрополитена, она была очень востребована.
            Но путеводитель – это всегда шаблон, такой учебник для первоклашек. Понять историю Киева, да и вообще Русского государства мне помог знаменитый и очень уважаемый мною историк Лев Николаевич Гумилёв. Его книги я перечислять не буду, они почти всем известны. Я использовала его «Древнюю Русь и Великую Степь». Гумилёв смотрит на все исторические события как бы сверху, границы государств и территорий для него не имеют значения, и с такого полёта, с такой высоты видны невидимые другим, тщательно скрываемые связи, взаимосвязи, причины и следствия.
            Также в понимании киевской истории мне помогла одна, совершенно случайно купленная в Киеве, в самом Софийском соборе, книга известного украинского историка Надии Никитенко «Вiд Царьгорода до Киева». 260 страниц на украинском языке. Ещё когда покупала, не думала, что одолею. А оказалось – легко. 90% понятно, очень смачно и ёмко написанная история династического «шлюба» князя Владимира и константинопольской царевны Анны, любопытные факты, альтернативная точка зрения общепринятым (?).
            Рекомендую ещё вот этот сайт: http://www.interesniy.kiev.ua. Из всех просмотренных мною (после поездки), он показался наиболее любопытным.
 
Погода.
            На Украине очень красивые названия месяцев: сентябрь у них – вересень, декабрь – грудень, а вот мы приехали в Киев в месяц «листопад» - ноябрь. Прогноз погоды http://www.pogoda.in/kiev/eng/ рисовал пасмурные картинки, да ещё изображал и капельки, что мне активно не нравилось. Почему-то в душе я была уверена, что этот немецкий прогноз не прав, ведь Киев гораздо южнее Москвы и, следовательно, если у нас ещё держатся на отдельных ветках остатки осени, то на украинской земле явно мы успеем ещё застать осеннее золото. С выводами мы поторопились. Передвижки климата сейчас настолько исказили привычную метео-картину, что, приехав в Киев, мы увидели только что выпавший снег. Погода нас не баловала, и скажу откровенно, что ноябрь, хоть и маскируется красивым названием «листопад» - это не самый удачный месяц для посещения Киева. Мягко говоря.
День 1й, 8 ноября – снег, первая половина дня с минусовой t, вторая чуть более тёплая.
День 2й, 9 ноября - снега нет, дождя нет, пасмурно, но в целом самая удачная погода.
День 3й, 10 ноября – весь день бесконечный проливный сильный дождь.
Общий фон – серый цвет: небо, Днепр, здания, всё, кроме настроения .
 
Гостиница.
            Мы жили в гостинице «Русь». Почему-то она оценена в три звёздочки, но это недоразумение. Здесь полноценные европейские четыре звезды. Внешне выглядит, как огромная современная многоэтажная башня. Метро «Дворец спорта». От станции «Вокзальная» две остановки до «Театральной» с переходом на «Дворец спорта». Почти центр, потому что до Крещатика метров 200-300. Можно сказать, что эта гостиница находится за Бессарабским рынком, по крайней мере, вечером, её сверкающая алая вывеска видна с этой точки.
            Гостиница очень современная, шикарный «мармуровый» холл, рестораны и бары, масса иностранцев, огромная парковка. Стоимость номера (стандартного) - 600 гривен или 100 евро. Никаких нареканий, единственное, у нас не было фена и собственно вешалок-крючков для верхней одежды, нам её пришлось складывать на складной столик. Но наш номер – самый дешёвый. В ванной полный комплект всех необходимых махрово-шампуневых принадлежностей, есть ТВ и холодильник. Когда нам понадобился второй комплект полотенец, мы позвонили на ресепшн – не успели положить трубку, как в дверь уже постучала горничная с дополнительной махровой стопкой.
            Завтрак – вообще 5 звёзд . В холле на белом пианино играет музыкант. Большой выбор холодных закусок, вплоть до красной рыбы. Очень вкусные ветчинки и колбаски. Блинчики с творогом. Омлет. Каша. Вкусные сосиски. Жареные грибы в соусе. Фрукты. Сыры на отдельном столике. Многоярусная ваза с выпечкой. Соки, вода, йогурты, чай, кофе, молоко.
            В день отъезда оставили свои чемоданы портье в красной ливрее, и забрали перед поездом.
            Единственный и достаточно существенный минус. В рекламном буклете гостиницы было громко заявлено, что от метро – всего 500м. Да, действительно, это так, но дело не в количестве метров, а в их качестве. Поскольку почти весь Киев находится на пересечённой местности, а это высоченные холмы, то, чтобы добраться до гостиницы, вам нужно подняться по высоченным крутейшим ступенькам в гору. Я ещё раз повторюсь, что это – не особенность нашей гостиницы, а нормальный порядок вещей для почти всего Киева, гуляя по городу, вы будете перманентно куда-то либо взбираться, либо спускаться. Мне лично данный момент очень не нравился, особенно, когда я, нагрузившись, вкусными сувенирами на Бессарабском рынке преодолела с тяжёлыми свертками этот ~5-ти этажный подъём, и потом ещё поднималась по наклонной к гостинице, то уже в номере, мне пришлось полностью переодеться. Опущу пикантные подробности. Полностью. Чувствовала себя, как олимпийский бегун после марафонного забега с препятствиями. В такую гостиницу лишний раз не вернёшься, двадцать раз подумаешь .
Сайт гостиницы: www.hotelrus.kiev.ua
 
Наши прогулки по Киеву.
            «Наши» – немножко громко сказано, потому что практически два целых дня я гуляю по городу одна, а один вечер и один день мы с мужем гуляем вдвоём. Утром, уже приехав в Киев, мы сразу разминулись, во-первых, ехали в разных вагонах, во-вторых, его встречали, а я сразу с толпой спустилась в подземный переход и стала искать обменные пункты, камеру хранения и метро.
День 1й. Утро – Киево-Печерская Лавра и Пещеры (5 часов). День – Владимирский собор, Золотые ворота, Крещатик. Вечер – Театр оперы и балета имени Тараса Шевченко.
День 2й. Утро – Бессарабский рынок. День – Майдан Незалежности - ул. Михайловская (площадь, памятник княгине Ольге) – ул. Десятинная – ул. Владимирская (Музей национальной истории Украины, древняя липа, древний алтарь, руины первого княжеского дворца) – Андреевская церковь и Андреевский спуск – дом-музей Михаила Булгакова – Контрактова площадь (памятник Григорию Сковороде, фонтанчик «Самсон») – Церковь Богородицы Пирогощи – Боричев ток – фуникулёр. Вечер – ночной Киев, памятник Владимиру на Владимирской горке – смотровая площадка на Майдане Незалежности – ул. Городецкого – Крещатик - Крутой спуск – Круглоуниверситетская улица.
День 3й. Утро – Владимирская церковь и Владимирская улица - Софийский собор и Софийская площадь (памятник Богдану Хмельницкому) – Михайловский собор. День – Андреевский спуск и ресторан «Будьмо». Вечер – посещение Музея национальной истории Украины. 20.09 – уезжаем в Москву.
 
Обмен «валюты».
            Трудно украинскую гривну обозвать иностранной валютой , но что поделаешь. Высадилась на перроне с рублями в кармане. Поезд скорый, поэтому никаких фланирующих по купе меняльщиков денег не было. Стала глазами искать табличку с надписью «Change». Предварительно в Интернете отыскали наличный курс (на ноябрь 2007): 4,7 – 5.00 рублей за гривну. Поделили единичку на эти цифры и определились с курсом гривны к рублю: ~ 2 – 2.12  гривен за 10 рублей. Проще говоря: за 1000 рублей вы должны получить ~200 – 212 гривен. А цены в гривнах, чтобы перевести их на рубли, нужно приблизительно умножать на 5. Гривна состоит из копеек.
            Нельзя сказать, что на вокзале у меня рябило глаза от обменников. Плюс к этому испытываешь некоторое чувство растерянности от дезориентации в пространстве. Поэтому, увидев одинокую палатку с курсом 1.8 гривны за 10 рублей, я решила не рисковать, а обменять немного стартовых денег в здании самого вокзала. Там оказалось с обменниками получше, но курс в них был крайне низкий: 1.19 гривен за рубль. Здесь я поменяла необходимый минимум.
            В центре, а особенно на Крещатике пункты обмена валют почти на каждом углу. Курс нормальный, примерно такой, как мы и рассчитали. Везде выдают справку. В гостинице курс тоже немного занижен, но незначительно, ~ 1.9 гривен за 10 рублей. На центральных улицах встречаются банкоматы, проблем с обналичиванием нет.
 
Киевский метрополитен.
            Вроде наш, и не наш. Я имею в виду, что похож на московский, но, тем не менее, есть некоторые отличия.
            Вход – зеленовато-жёлтенькие прозрачные круглые жетончики за 50 копеек. Продаются в кассах, или меняете в специальных автоматах, которые принимают купюры достоинством в 1 и 2 гривны.
            Киевское метро о-о-очень глубокое. Ну о-о-очень. Обычно спускаешься/поднимаешься вниз/вверх сначала на одном гигантском эскалаторе, потом через площадку переходишь на точно такой же второй. Людям, страдающим клаустрофобией, не позавидуешь. Но главный минус, что хоть метро и очень дешёвый вид передвижения, но не очень быстрый, потому что теряешь много времени на этих спусках/подъёмах.
            И везде лестницы. Даже, чтобы просто перейти дорогу по обычному подземному переходу нужно спуститься три пролёта лестниц, а потом по ним же подняться. Кстати, понятное дело, что при выходе с ж/д перрона, чтобы выйти к вокзалу, вы попадаете в такой же подземный лабиринт – эскалаторы, конечно же, не работают, и вы, как непальские шерпы, тянете с собой по высоченным лестницам ваши чемоданы.
            В киевском метро в пиковые часы очень много народу, а это означает, что вы можете не попасть в вагон. Интервалы между поездами, особенно вечером, достаточно большие, т.е. 10-15 минут прождать на перроне, а потом в толпе не втиснуться в свой вагон, это вполне обычная картина.
            Сложилось впечатление, что составы киевского метро чуть (на пару-тройку вагонов) короче московских, плюс интервалы чуть больше, поэтому получаются такие заторы.
            И слишком много рекламы, просто не метро, а ходячая газета «Из рук в руки»: все стены улеплены рекламками, в вагонах висят жк мониторы с тв рекламой, в вестибюлях тоже висят огромные телевизоры с рекламой, поднимаешься по эскалатору - на тебя смотрят рекламные щиты на поручнях.
            Но, тем не менее, киевское метро, красивое. Особенно, мне запомнились вестибюли станций «Университет», «Золотые ворота». И не смотря на всё вышесказанное, удобное. Потому что всего три ветки, перегоны небольшие, и легко ориентироваться, даже если у вас нет путеводителя - по многим названиям станций легко понять, какую достопримечательность, вы сейчас увидите – «Майдан Незалежности», «Хрещатик» и т.д..
            Схема Киевского метрополитена: http://www.ukrindustrial.com/guide/metro/index.php?id=348 (карту можно увеличить) или http://ourkiev.org.ua/content/view/38/44/.
            Железнодорожный вокзал – м. «Вокзальная».
 
Украинский язык.
            А шо тут не понятнохо, увсё понятно, шо тут бачить, кохда с вами на чистом украиньском разховаривают.
Красивый язык. Очень выразительный, очень меткий, очень точный. Интонационно, конечно, для русского уха воспринимается смешно. Не в смысле насмешки, а именно искренне хохотнуть хочется. Тянущиеся ударения, мягкая буква «г», но в целом всё понятно. Рыбий жир (из рекламы в метро) – Рибячий жир, Вкусная картошка (название фаст-фуда) – Смачна картопля, Спящая красавица (балет) – Спляча красуня. В метро, когда заходите в вагон вам говорят: «Уважаемые пассажиры, будьте ласка, заходьте и выходьте швыдче». Стою у ЦУМа на Крещатике и читаю рекламу распродажи обуви (нарисовано два ботинка): «Зыркаешь пару? Чому не твоя?» .
 
Покупка сала на Бессарабском рынке.
            Анекдот: Едут в купе мужики, среди них один хохол. Все познакомились, разговорились, достают из сумок съестные припасы, начинают друг друга угощать. Один хохол сидит в стороне, вытащил шмат сала и тихонько ест. Мужики не выдержали и просят: «Слушай, а дай сала попробовать». Хохол отвечает: «А шо ехо пробовать? Сало оно и есть сало». 
            Масла в огонь гурманского воображения подлила и Таисия Повалий, с которой в одном известном гастрономическом журнале я прочитала интересное интервью. Она сказала: «Такого сала, как на Украине, нежного и мягкого нет нигде! Свинью кормят по особой системе, чтоб мясо получилось с прожилками, шкуру палят только на соломе. И сало у нас продаётся рулонами, как, простите за сравнение, туалетная бумага, а не брикетами. В небольших количествах, граммов 50-70 за один присест, сало очень полезно – оно обладает серьёзным желчегонным эффектом. Когда мы едем в Москву, я покупаю его друзьям на Бессарабке, главном Киевском рынке, а ещё обязательно беру там малосольные огурчики и помидорчики. Помидоры называются «шампань», это такая особая засолка».
            В общем, еду на Бессарабский рынок. Ещё с вечера я прикинула, где он может находиться на Крещатике – для туриста, проведшего всего один день в Киеве, это сложная умственная задача . Метро «Театральная», дойти до Крещатика и направо, там недалеко или станция «Крещатик» - идти в противоположную сторону от Майдана. Где-то прочитала, что он работает с 6.30 до 13.30, поэтому поспешила туда утром.
            Рынок как рынок, ничего особенно глаз не привлекало – цветочные ряды, импортные фрукты, банки с соленьями и вот, наконец, оно – сало! Не могу себя назвать большим знатоком по части сала, поэтому я заволновалась – как бы не ошибиться в выборе – и стала его активно пробовать. После пятой пробы я еле ворочала прилипающим ко всему во рту сальным языком. Но каждый продавец считал своим гражданским долгом накормить меня своим кусочком. Я стала отнекиваться и говорить, что «не могу», типа «больше не лезет». Они не понимали – как это так, сало и не лезет! «Та шо ж это такэ, тохда с хлебушком чёрным попробуйте». Смотрю, в руках уже держу новый бутер с салом. Тут я поняла, что пора прекращать дегустацию и срочно определяться.
             Сало, действительно, выглядит обалденно – такие совершенно мягкие, матовые, неровные, толстенные, с розовым аппетитным оттенком (признак свежести), мясными прожилками в сантиметр, шматы-ленты. Оно свёрнуто, но не рулонами, а такими большими длинными подковами. Стоит от 10 до 30 гривен (~ от 50 до 150 рублей за кг). Пышная дивчина, у которой я покупала, подняла на вытянутой руке такую кусину сала и любовно потрепала по шкуре, чувствуется, что обладатель/обладательница этой сейчас уже слегка подкопчённой ароматной шкурки ещё совсем недавно беззаботно жевал/а картошку и хрюкал/а у себя в огороде. «Таж посмотрите какое сало, це брюхо, а це задняя часть!» Дивчина ориентировалась в своих сальных подковах, как профессор. И практически не спрашивая у меня ничего, активно вытаскивала какие-то шматки сала, отрезала, вешала и паковала. Когда общий вес покупки зашкалил за 3 кг, я стала активно её останавливать, но дивчина чуть ли не искренне обиделась на меня. «Та как же это, та вы ж не взяли ещё вот етохо, как же, этож какой вкусный кусок, та шо там думать, та берите и не сумневайтесь!».
            Результат – почти 4 кг украинского деликатеса. И шо вы думаете!? Уже половины нету! Съели! Такое вкусное. 
            На рынке, закупившись салом, я решила сфотографировать живописный ряд каких-то банок с помидорами-огурцами и прочим. Только прицелилась, как вдруг раскричалась одна торговка, что она, мол, не желает, чтобы её фотографировали. Но уже было поздно, я щёлкнула кнопкой. Так она голосила так, что даже соседки стали её успокаивать: «И шо ты Ханна, так раскричалась, та подумаешь делов-то, ты шо». Но неуёмная Ганна вопила на весь рынок. Поэтому помидорчики засолки «шампань» я не попробовала, это был их товар.             Вообще, Бессарабский рынок на Крещатике – это тоже самое, что и какой-нибудь рынок на Тверской улице. Ну разве туда ходят сами простые украинцы? Ведь точно в Киеве ещё есть другие рынки.
 
Про Киевский торт.
            В Киеве надо обязательно попробовать Киевский торт, для того, чтобы влюбиться в него и привезти его в качестве вкусного сувенира. Причем купить всем – себе, родственникам, друзьям. Количество – насколько рук хватит. Потому что Киевский торт из Киева – замечательно вкусный. Слои безе, слои крема, миндаль, другие орешки, коньяк, даже кремовые розочки наверху – всё невероятно вкусное. Только есть одна тонкость. Самый вкусный торт в Киеве делают на кондитерской фабрике «Рошен» (www.roshen.com). Только там и нигде больше, все остальные торты только носят гордое название «Киевский», но его не оправдывают. Коробки у этого торта – большие, круглые, на белом фоне ярко-зелёные листья. Но! не забудьте увидеть имя производителя на этикетке: Рошен, Рошен, ооо Рошен…. Мы покупали его на Крещатике в одноимённом универсаме, почти около Майдана, на правой стороне по ходу движения к нему. На вокзале – не «Рошен»!.
 
Смачные места в Киеве. Где вкусно поесть.
            Опять название для главы немного громкое, потому что мы, к сожалению, не можем назвать массу вкусных мест Киева, чтобы вот так прямо – заходи и наслаждайся украинской кухней. Хотя что-то посоветовать, и что-то отсоветовать, скорее всего, уже можем – как никак аж целых три дня в Киеве были !
            Фаст-фуд «Швiдко» (www.shvydko.ua). Украинская кухня. Вполне достойно. Продавцы в национальных костюмах, вежливо, вкусно, быстро. Меня лично потрясли вареники где-то не меньше 8 сортов, до сих пор переживаю, что не попробовала с брынзой и укропом. Борщ вкусный, сметана и пампушка, всё как полагается. Хороший вариант быстрого и качественного перекуса с возможностью приобщения к украинскому колориту.
            Сеть ресторанов «Пузата хата». Сейчас буду крошить булочку на эту сеть, приготовьтесь . По-моему, нет туристов, кто бы не отметился в этих «Хатах». И все восхищаются, «ммм, как вкусно»... А чего там вкусного, скажите мне? Это зеркальный аналог нашего «Му-Му», такой современный массовый поточный общепит. Украинского в меню мало. Народу очень много. Очень дешево – я брала салат, солянку, картошку по-полтавски и домашнюю колбаску, чай и булочку – 30 гривен, т.е. ~ 150 рублей. А главное, я там отравилась. Причём сильно. Вечером, гуляя с мужем по ночному Майдану, я почувствовала себя так плохо, что подумала: «Вот тебе и Киев, вот тебе и погуляли по Крещатику». Сглатывала слюну, боролась с головокружением и глазами искала урну. Потом разболелся живот, и дальнейшие пикантные подробности я опущу. Спасло критическую ситуацию одно маленькое проверенное заведение в близлежащем, и всем известном американском гамбургерном заведении.
            Сеть кофеен DoubleCoffee”, тёмно-коричневая вывеска. Не «Кофе-хауз», не перепутайте, тёмно-коричневая вывеска. Первый раз я туда пыталась зайти, когда гуляла одна, замёрзла и мечтала погреть озябшие пальцы о горячую чашечку ароматного капуччино. Заглянула туда, но табачные клубы дыма меня вытолкнули обратно на улицу. Второй раз, зашли туда с мужем с той же целью – перехватить по горячему кофейку. Очень долгое обслуживание. Мужу принесли практически несъедобный горячий напиток с коньяком - грог. По вкусу это напоминало микстуру от кашля. Как говорят в одной стране: «Будете проходить мимо – проходите мимо».
            Театральная кондитерская «Лiсова пiсня»/ «Лесная песня». Замечательное место. Находится сразу за Театром имени Тараса Шевченко, за «Кофе-хаузом». Очень красивый интерьер, отличный выбор пирогов, тортиков, пирожных и печений. Есть меню для более серьёзного перекуса. Вечером, из окна даже виден танцевальный зал театра с разминающимися балеринами. Мы зашли сюда уже поздно вечером, практически обессилев от поисков. Везде встречались сплошные пиццы, хаты и смачные картопли. Никогда не думали, что будем так бегать по Киеву в поисках хорошего ресторанчика. Надо было, конечно, заранее подковаться в адресах. Но эта кондитерская – яркая краска города.
            Ресторан/кафе «Будьмо» на Андреевском спуске, 21. Мы бегали по спуску в поисках места, где мы, наконец, от души опробуем вареников и борща под проливным сильнейшим дождём. Пришли на эту улицу, потому что я помнила, что на ней видела целый ряд ресторанчиков. Но в одном (у дома Булгакова) предлагались только блинчики, в другом (соседним с «Будьмо» не было вареников), и вот мы осели здесь. Оказалось – хорошее место. В уголке сидел музыкант в вышитой украинской рубахе и тихо перебирал гитарные струны. Борщ со сметаной, пампушка чесночная в масле, вареники с вишней и картошкой с грибами, вишнёвая наливка – что ещё надо мокрым и голодным туристам?
            Кстати, на ул. Михайловской (по которой вы поднимаетесь от Майдана до Михайловского собора) мы видели несколько ресторанов и корчму. Потом пожалели, что прошли мимо. Улиц с такой концентрацией вкусных точек в Киеве немного.
            Кафе-кондитерская «У Волконского». Очень европейское место. Не могу сказать, что мы дикие сладкоежки, просто из-за дождя заходили в самые разные места. Это кафе находится на одной из самых респектабельных улочек Киева – чтобы его найти, нужно зайти в Арку на Крещатике. Арка, это всем известное место, если идти от Майдана по левой стороне по Крещатику, то почти сразу за универсамом «Крещатик» налево. В этой Арке есть банкомат и обменник, затем аптека и очередная «Пузатая хата», а за ними начинается модная улица люксовых брендов. Правда, соседство, «Шанели» и «Му-Му» (для примера) выглядит немножко странноватым. Это кафе находится в самом конце улочки, слева. Сначала заходите в магазин, где продаётся разнообразнейший хлеб и выпечка, а дальше начинаются столики.
            После поездки нашла дельный сайт, как раз на тему, где вкусно поесть, эх, жаль, что поздновато:
 
Улица Крещатик.
            А она и не Крещатик вовсе, а Хрещатик. Посвящаю ей отдельную главу, чтобы отдать дань уважения. Это ещё что – люди ей песни посвящают. Очень красивая улица. Я случайно вышла на неё в первый день уже достаточно поздно вечером – и, увидев её, такую большую, сплошь освещённую огнями – ахнула от удивления. Крещатик сделал мне такой подарок – показал себя ночным, чуть блестящим от растаявшего снега и сверкающим от самых разнообразных по цвету фонарей. Если бы я его увидела серым ноябрьским днём, то, скорее всего, так бы не так впечатлилась.
            А когда мы вдвоём гуляли по Крещатику под проливным дождём, опять вечером, то ощущали себя героями импрессионистской картины «Ночной Париж» - размытые дождём контуры, мокрый асфальт отражает и задваивает разноцветный свет фонарей, окон, рекламных вывесок, проносящиеся мимо почти невидимые тёмные машины с включённым светом фар. Дождь, ночь, огни…
            Крещатик совершенно не похож на Тверскую, бери выше – это достойный конкурент Елисейским полям. Крещатик, сама по себе очень широкая улица – проезжая часть в середине и широченные пешеходные тротуары. Широченные – означает, что там посажены деревья, под ними стоят многочисленные кованые лавочки (а летом, значит и открытые кафе), и ещё хватает места просто погулять людям, пройтись вдоль магазинов. Образно говоря, саму улицу можно разделить на три равные по ширине части – проезжую дорогу и по бокам прогулочные пешеходные зоны. На Крещатике я видела необычайно красивые узорчато-кованые театральные будки.
            Если всё-таки настаивать и попытаться сравнить украинский Крещатик с московскими улицами, то это, скорее всего, тогда Кутузовский проспект. Кстати, монументализм сталинских домов Крещатик совершенно не портит. Вообще, вождя ругают, а сталинская архитектура более чем украшает наши улицы до сих пор! Зато путинская, не знаю, как правильно назвать, или лужковская «архитектура» в виде турецких карандашей и жутких рыночных павильонов просто уродует городской ландшафт и развивает дурной вкус у детей.
            Крещатик, а вернее, её левая часть, если идти от Майдана, очень пафосная. Там проживают, видимо, очень обеспеченные украинцы, совсем не те, которые ездят в тёмной и старомодной одежде в киевском метро.
            Надо заметить, что весь этот сюр - сегодняшнее наше впечатление от Крещатика, а в годы немецкой оккупации по Крещатику месяц гнали евреев. Всех кого могли собрать по Украине. В Бабий Яр. Детей, когда удавалось, кидали в толпу. Но это счастливчики. Остальные шли. В Бабий Яр.
 
Прогулки по Киеву.
День 1й. Киево-Печерская Лавра и Пещеры. Владимирский собор, Золотые ворота, Крещатик. Театр оперы и балета имени Тараса Шевченко.
Киево-Печерская Лавра. Я ещё в Москве определилась – сойду с поезда, сдам чемоданчик в камеру хранения и сразу поеду в Лавру. Путеводитель предлагал сначала прогуляться по парку и осмотреть другие близлежащие достопримечательности (памятник Андрею Первозванному, памятник Леониду Быкову, Аскольдову могилу), а потом уж направиться в Лавру. Но я решила – сначала Лавра, а потом уже и всё остальное.
            Высадилась на станции метро «Арсенальная», там сразу же поменяла деньги по нормальному курсу и закрутила головой – куда идти? Конечно же, сначала немного заблудилась, поскольку в путеводителе исказили карту. Надо сразу повернуть налево и идти прямо по улице Сiчневого повстання. Так я дошла до небольшой площади (пл. Славы), впереди увидела парк и перешла к нему дорогу. Холодно, под ногами скрипят опавшие листья и первый снег. Увидела за деревьями высокую стеллу и направилась к ней. Это огромный обелиск в честь героев Великой Отечественной, находится на круглой смотровой площадке на самом краю высоченного холма. Я подошла к бортику и замерла. Впереди меня – Днепр! Пускай серое небо, пускай листья уже все облетели и деревья, которыми густо заросли внизу все крутые склоны, качают голыми ветками, пускай Днепр уже стального цвета и приготовился к зиме, но всё равно видно какой он широкий, как он круто выгибается и какой он спокойный и красивый. Справа – вдалеке вижу золотые купола Лавры, просвечивающиеся сквозь кружева тёмных голых веток. У меня просто замирает сердце. Наверное, этого состояния не понять тому, кто её видит каждый день, но для меня – встреча с Лаврой это целое и долгожданное событие.
            Киево-Печерская Лавра – это потрясающее место. Считается, что Уделов Богородицы всего четыре на нашей земле – это Грузия (Иверия), греческий остров Афон, Киевская Лавра и Дивеево. Лавра – это статус самых крупных и самых важных мужских монастырей. Всего Лавр 5 – Киево-Печерская (1598), Троице-Сергиева (1744), Александро-Невская (1797) и Почаево-Успенская (1833) и Свято-Успенская (2004). Но снова же Лавра – не сразу стала Лаврой, сначала это были просто высокие холмы почти у самого Днепра. И даже первыми пришли сюда не монахи…, а задолго до Крещения Руси именно в этих холмах уже существовали пещеры и в них молились древние славяне…. Это место изначально энергетически очень хорошее – раньше люди умели выбирать такие места силы. Для сравнения, буквально рядом, за Лаврой, на соседних холмах, на 20 гектарах раскинулся мемориальный музей-комплекс (Великой Отечественной войны) с колоссом – женской статуей Родины-матери. Так вот там - именно в этом месте проходит наиболее мощная геопатогенная зона в Киеве - она тянется от Лысой горы (Печерский район), по краю Ботанического сада, по холмам, где расположен этот комплекс и через Днепр уходит на Левый берег. Именно поэтому лаврские монахи никогда не заселяли эту территорию и - никогда – здесь никто и пещер не копал, и не селился, и не жил ….
            Я подошла к Лавре как-то не классически, потому что соблазнилась какими-то высокими заснеженными ступеньками и взобралась на макушку холма к небольшой церкви – потом выяснила, что это была церковь Спаса-на-Берестове, 10 век! Здесь в одноимённом селе (Берестово) раньше располагался дворец князя Владимира.
            Наконец выруливаю к стенам Лавры. В киосках я хочу купить билетики на вход (10 гривен) и фотографирование (12 гривен), но меня сразу спрашивают, а не хочу ли я присоединиться к экскурсии (билет 15 гривен), которая начнётся через полчаса. Конечно, хочу! Времени у меня полно, я никуда не тороплюсь и неизвестно, когда мне выпадет ещё такая удача приехать в Лавру. Мне говорят, что в 10 часов экскурсовод будет ждать группу у стенда с картой Лавры. У меня ещё полчаса свободного времени!
            Прохожу через Святые ворота и тут же обезьянничаю – так же как и впереди прошедший меня мужчина дотрагиваюсь рукой до древней кладки в стене. Говорят, что, входя в Киево-Печерскую Лавру через эти ворота, вы оставляете часть своих грехов. Не знаю, но, войдя на территории Лавры, я сразу забываю всё, что я до этого прочитала про неё. Одно дело читать, а другое – видеть своими собственными глазами и пропускать всё через своё собственное мироощущение.
            Начало территории несколько сужено и похоже на длинный коридор – справа и слева тянутся невысокие белоснежные домики – кельи соборных старцев. Двигаюсь по мощёной дороге, справа - высоченная нежно-абрикосовая Колокольня, слева - три огромных толстых, причудливо разветвлённых дерева и обломок стены под крышей беседки, впереди – Успенский собор. Он невероятно красив – белый фасад, византийские купола, золотая лепнина по стенам и вокруг окон, наверху на фронтоне разноцветная фресковая живопись в золотом обрамлении, и вся крыша украшена плоскими золотыми дисками – крестами в расходящихся золотых лучах. Подробности, конечно, слишком отчётливо не видны, но снизу возникает ощущение, что будто бы это маленькие солнца. Я пытаюсь зайти внутрь – но собор на реставрации. Хотя, что можно назвать реставрацией – ведь этот красивейший уникальный собор – новодел.
            Ещё в 1998 году здесь были руины. Взорван в 1941 году. Кем? Отступающими советскими войсками – штоб врагу ничего не досталось. Взорван был профессионально. Знаете, как раньше строили храмы? – На века. Одну известь гасили в специальных ямах по 30 лет. Она держала специальные плоские глиняные кирпичики – плинфы и прослойки глины – навечно. Заряд подложили всего под одну стену, казалось бы – от такого количества лишь штукатурка облетит. Но взрывная волна распространилась по системе вентиляционных отводов под полом, и весь древнейший уникальнейший роскошный собор в одно мгновение превратился в пыль, из руин каким-то чудом возвышалось лишь несколько остатков стен с фресками.Профессионалы….
            Вместе с собором исчезла уникальнейшая древнейшая икона Успения Божией Матери – прямоугольная, греческое письмо на кипарисовой доске, вставленная в большой позолоченный серебряный круг-солнце. Сейчас внутри собора белые стены – их только-только готовятся расписывать современные изографы. А строили собор – византийцы. План получили от самой Богородицы. И место было указано «чудесными схождениями росы и огня». Все мастера после завершения работ остались жить в монастыре….                  
            Обхожу Успенский собор справа и решаю войти в большую соседнюю церковь. Идёт служба и я стою у стены, чтобы не мешать. Но увиденное – потрясает. Такой формы купола и церкви я никогда не встречала. Росписи внутри храма почему-то выглядят тёмно-коричневыми, и на этом фоне слегка блестит золото – нимбы над головами святых, крылья ангелов и роскошное центральное паникадило. Под огромнейшим круглым куполом – идёт круг узеньких арочных окон. Через них льётся свет и видно небо. Я немного постреляла глазами по сторонам, но уже проверяю время – как бы не опоздать на экскурсию. Я так рада, что взяла экскурсионное обслуживание – отчётливо чувствую, что просто бесцельно послоняться по Лавре с раскрытым путеводителем явно недостаточно, очень хочется, чтобы тебя поводили и рассказали.
            В 10 часов утра небольшая группа собирается около стенда с картой и нас подхватывает крайне энергичная женщина Наталья Григорьевна. Всем холодно, все трут покрасневшие носы и уши, переминаются с ноги на ногу, но буквально фонтаном бьющая из экскурсовода энергия не даёт нам всем замёрзнуть. Экскурсия по Верхней Лавре и начинается с посещения Троицкой надвратной церкви, вход – сразу слева надо нырнуть в арку и там войти в церковь. В ней уникально красивые росписи – честно – вижу в первый раз. Такой стиль называется «украинское барокко» - и означает тщательно выписанные сюжеты и фигуры, а главное, многоцветные весёлые краски. Даже узкий коридор-галерея, по которому мы поднимается, чтобы войти в саму надвратную церковь, расписан от и до – вплоть до оконных проёмов.
            Дальше, медленно подходим снова к Успенскому собору, Колокольне. Кусок стены в беседке – это памятник, единственный большой фрагмент от взорванного в пыль Успенского собора.
            Мы обходим кругом Успенский собор, и в белых свежеотштукатуренных стенах хорошо видны остатки древней розовой кладки. По пути экскурсовод показывает и рассказывает про различные корпуса Лавры. Так я узнаю, что в Ковнировском корпусе находится «Золотая кладовая» Украины – здесь хранится золото скифов (потом я посещу этот музей). Выходим на Смотровую площадку, жаль, что дует такой свирепый северный ветер, но, тем не менее, отсюда открывается хороший панорамный вид и видна Нижняя Лавра, и нам объясняют, как туда пройти. Возвращаемся и заходим в Трапезную церковь в честь святых Антония и Феодосия. Это та самая церковь, с тёмно-коричневыми росписями и огромным круглым куполом, которая меня удивила. И недаром – оказывается, этот храм и его купол – это копия византийского Софийского собора. Здесь (слева) находится икона св. Андрея Первозванного с частичкой мощей. Храм тёплый, поэтому к нему пристроена большая, красиво расписанная, с резными столбами, непосредственно сама трапезная. В ней сейчас продаются иконы и свечи.
            У самого входа в Трапезную церковь находятся три захоронения: Петра Аркадьевича Столыпина, Ивана Искры и Василия Кочубея. Про двух последних принято говорить, что они «донесли» Петру I о планах гетмана Мазепы поддержать шведского короля. Оригинальная трактовка их предупреждения, особенно учитывая то, что русский царь вёл Северную войну со шведами. Даже Пётр не ожидал такого от Мазепы и не поверил им, а зря….
            Колокольня – огромная, трехъярусная, 18 век. Можно подняться – но что-то совсем не хочется. Куранты-часы на Колокольне вызванивают каждую четверть часа и отбивают количество часов.
            Я ужасно замерзла и, слава богу, наша экскурсия (1,5 часовая) подошла к концу. Все благодарят, а экскурсовод на прощание показывает нам кафе (в арке, за Колокольней), где можно немного отогреться. Почти одна из первых (да первая, чего уж там ) спешу туда. И эту чашечку горячего кофе с молоком с удовольствием вспоминаю до сих пор. Я хотела подкрепиться ещё потому, что после поезда, с утра ни росинки во рту не было, но потом передумала. Раз так у меня сложилось, что сейчас я в Лавре, в которую давно мечтала попасть, и сейчас ещё покружу по ней, а потом пойду в Пещеры, то уж потерплю как ни будь без еды, это лишнее, раз я собираюсь посетить такие святые места.
            Я ещё раз, с чувством, толком, расстановкой, и уже другими глазами после всего услышанного рассматриваю территорию Верхней Лавры. И понимаю, что меня манит скифское золото, которое хранится здесь в Музее исторических драгоценностей Украины или «Золотой кладовой». Так хочется посмотреть на знаменитых златорогих скифских оленей. Вход – 12 гривен. В раздевалке оставляю всё, вплоть до сумки и фотоаппарата. Да, золотые скифские комнаты – великолепны. Всё вижу, и оленей, и грифонов и даже сарматских дельфинов. Что поражает? – Настоящее жёлтое солнечное золото (высочайшая проба), сногсшибающее мастерство и загадочное предназначение многих предметов. Золотые олени – ошеломляюще красивы - маленькие кусочки золота буквально куда-то летят, с такой выразительностью древними скифами передано движение. Для чего были нужны олени, что это? Это золотые аппликации на головных уборах. Скифы, жрецы или жрицы, носили странные шапки-башлыки из войлока – «кирбасии» - остроконечные, конусовидные. На эти шапки-конусы частыми рядами прикреплялись маленькие золотые олени, сверху донизу. Эти шапки жрецы забирали с собой даже в мир иной. По прошествии веков современные археологи на территории Украины (в приднепровских степях) нашли множество скифских захоронений-курганов (например, у д. Синявка или д. Марьяновка). Шапки истлели, но вся голова древнего скифа оставалась усыпанной золотыми оленями - я увидела фотографию. Это непередаваемо. Зачем? Для чего? Почему? Наши учёные не нашли пока никаких иных объяснений, кроме как стандартных: «возможно, это магический символ; возможно, через него человек получал силу, ловкость, зоркость; возможно, он охранял человека от злых духов». А золотая пектораль? Это нагрудное царское украшение, ~1кг 150г чистейшего золота. Невиданная никем доселе вещь, удивительная. В-ы-с-о-ч-а-й-ш-и-й уровень ювелирной работы. Эй, владельцы «ювелирных магазинов» приходите сюда, поучитесь у древних скифов - (3-4 век до н.э.) - как надо делать золотые украшения.
            Ещё захожу в пару выставок, которые находятся в Успенском соборе. И чувствую, что я морально готова идти в Пещеры. Они находятся на территории Нижней Лавры. Местность здесь пересечённая, как (я уже писала) и везде в Киеве. Верхняя Лавра – это комплекс белоснежно златоглавых церковных построек на вершине холма, ниже по склону, начинается Нижняя Лавра. А потом она снова поднимается на следующий холм. Я совсем не имею представления о том, что такое Пещеры и что, вернее, кого, я там увижу. Но я уже волнуюсь, и сердце начинает учащённо биться.
            Я знаю, что все мы разные люди. У нас у каждого свои глаза и свое видение мира. Для кого-то, поход в Пещеры, это мумии, цирковое представление, брезгливые гримасы, праздное любопытство. Для кого-то – это святые мощи и нечто большее, скажем так, духовное очищение. Поэтому я не буду описывать подробности личного плана, ограничусь бытовыми и необходимыми. Скажу лишь, забегая вперёд, что я вышла из Ближних пещер в таком потрясении, что пошла вперёд, не разбирая дороги, и чуть не заблудилась.
            Пещеры есть Ближние, а есть Дальние. Вход в них бесплатный. Народу немного. Воздух, несмотря на то, что вы спускаетесь круто вниз, свежий. В Пещеры надо входить с горящей свечкой и держать её аккуратно, в левой руке, в ковшике ладони, зажимая между средним и безымянным пальцами. Экскурсовод нам сказала, что при выходе из Пещер, эти свечи нельзя выкидывать, и лучше их забрать с собой. Также, опросив полгруппы, с какой целью они идут в Пещеры, получила ответ большинства: «А так, посмотреть». – «Значит вы праздношатающиеся», - сказала она, - и вам надо идти по экскурсионному маршруту, а остальным – по пути для паломников».
            Эти два маршрута разные по длине, первый – более короткий, его как раз с лихвой хватает, чтобы потом всем рассказывать: «ой, братцы, ну был/а/и в этих пещерах, такого там насмотрелись – египетские мумии нервно курят в стороне». И второй маршрут – более длинный – для тех, кто отправляется в духовное путешествие. Вы не заблудитесь, там висят стрелочки-указатели, или монах-дежурный вас сориентирует. Вовсе не значит, что «праздношатающимся» надо волноваться, не упустят ли они чего-нибудь более интересненькое на паломническом маршруте. Наоборот, верующим, я бы посоветовала по окончании своего пути свернуть на экскурсионный, потому что там… Илья Муромец и врач-монах Агапит и подземная церковь…, но обо всё по порядку.
            Вход в Ближние пещеры находится на территории Нижней Лавры за Крестовоздвиженской церковью. Церковь небольшая, но наполнена святынями. Здесь находятся - чудотворная икона Божией Матери Барской, которая проступила на старом-престаром холщовом полотне, когда его натянули на подрамник и принесли в церковь (справа); Феодоровская икона Божией матери (металлический оклад, слева); деревянная резная рака с мощами св. Стефана; иконы Николая Чудотворца и св. Пантелеймона с мощами (в притворе); икона св. Варвары с мощами; икона Божией Матери «Всех скорбящих радость» («Больным – исцеление…», «Нагим – одеяние…», «Алчущим – питательнице…» и др.), чудотворный крест-мощевик, а также ковчег с платом от мироточивой иконы Божией Матери с греческого острова Андрос (в алтаре), и многие другие. А главное – список иконы Успения Божией Матери в круглом золотом окладе (которая исчезла вместе с Успенским собором) – находится здесь, в этой церкви над царскими вратами.
            С чего начиналась Лавра? Раньше всех этих церковных построек здесь на холмах не было – а существовал только подземный монастырь. В этих холмах (я уже писала) и до крещения Руси были пещеры и здесь тоже молились древние славяне (волхвы?). Годом основания Лавры принято считать – 1051г., но, вернее сказать, основание подземного монастыря. С греческого острова Афон сюда, в Киев, на эти холмы приехал монах Антоний (в миру Антипа, из под Чернигова). Приехал и уединился в одной из подземных пещер – подвиг монашества невидим для нашего бытового глаза. На недоуменный вопрос многих: «А што это он там делал?» - отвечаю: «Молился». К нему стали приходить люди – за благословением, за духовным советом, а некоторые просили у него разрешения остаться. Так появилась первая братия, немного, человек 12. И в слоях слабосцементированного глиной песчаника иноки тоже стали копать себе кельи, которые были соединены друг с другом подземными коридорами, а также подземные церкви. И вот так стал формироваться подземный пещерный монастырь, и так появились Дальние Пещеры. Но через 10 лет Антоний ушёл на другой холм, где было поспокойнее и не так многолюдно, и выкопал себе новую келью – и здесь было положено начало Ближним Пещерам. Наземных строений над пещерами, т.е. на самих холмах, не было - духовная жизнь была сосредоточена под землёй. Они появились с приходом нового игумена.
            Когда Антоний ушёл в новую келью, игуменом монастыря – в 1062г. был избран монах Феодосий (юноша сам пришёл в пещеру к Антонию из Василькова, и принял здесь монашеский постриг). И Феодосий стал воплощать в жизнь свою цель – устроение первого общежительного монастыря на Руси. Так над Дальними Пещерами были построены деревянная церковь и кельи (а над Ближними Пещерами в древнерусское время росли деревья).
            Эти два человека – два разных образа устроения монашеской жизни.
Антоний – это отшельничество в пещерах и затворах, невероятно трудный и высокий подвиг.
Феодосий – это иноческое общежитие, воспитание братии в терпении, смирении, послушании, братской любви и дисциплине, т.е. качествах, которые сейчас, в наше время, многими из нас воспринимаются, как устаревшие артефакты. Феодосий был первым «столпом нестяжательства и аскетизма» на Руси, но при этом не был фанатиком. Он всегда трудился не во имя политических программ, а ради своей совести.
            Вот так создавалась Лавра: сначала возник подземный пещерный монастырь (1051) – потом Печерский мужской монастырь (1060-1062) – потом им получен статус Лавры (1598). «Пошёл монастырь от благословения Святой Горы Афонской, поставлен не от богатства, а слезами, молитвою, бдением, и превзошёл славою монастыри, построенные князьями и боярами с богатством серебра и золота». Нестор-летописец.
            Ближние Пещеры – называются ещё Антониевыми, а Дальние – Феодосиевыми. Но мощей этих святых отцов в Пещерах нет – есть только их кельи, там, где они жили и молились. Не считается, что их не нашли или они пропали – считается, что сами святые подвижники - основатели Лавры Антоний и Феодосий не пожелают пока открыться для обретения. Они ждут более достойных времён.
            Зажигаю свечку – спускаюсь вниз по узким каменным долгим ступенькам. Вот и развилка дорог – налево «экскурсантам», направо – паломникам. Ничего страшного здесь нет. Узкие коридоры, их высота и форма сводов – тщательно продуманы – они пропорциональны размерам человеческой фигуры. Стены белые, отштукатуренные. Воздух свежий, никакой «спёртости» или его недостатка не ощущается.
            В белых стенах выдолблены арочные ниши, в которых стоят большие полированные ларцы со стеклянными крышками. В них лежат мощи. Очертания человеческого тела прикрыты красивой парчовой тканью. Святых переодевают - в обычные дни - в «повседневную» одежду, в праздники - в нарядную, в пост - в черную. Где-то из-под облачения можно увидеть шоколадного цвета кисть руки.
            Обретение мощей считается чудом. Даже самые заядлые дарвинисты и атеисты не могут не удивиться фактам, противоречащим всем законам природы: при t- 7-9˚ и влажности 80-100%, т.е. при самых что ни на есть неблагоприятных условиях, останки святых людей, которым уже около тысячи лет сохранились необъяснимым наукой образом.
            Монахи уходили в пещеры от мира, в поисках уединения, и жили здесь в затворах – каменных кельях. В стене было крошечное окошко и раз в три дня другие иноки приносили им просфору и новые свечи. Если всё это вдруг оставалось нетронутым, значит, затворники ушли в мир иной. По уставу монастыря их замуровывали в специальных полукруглых и длинных нишах, выдолбленных в стенах пещер – локулах и закрывали. Прикоснуться к ним можно было только по истечению 3-х лет, можно позже, но не раньше. Поразительное – где-то из локул вынимались костные останки и переносились в специальные костницы, а где-то – мощи оставались нетленными.
            Что это может означать? Что этот человек, через своё сильнейшее устремление к Богу, а значит к Любви и Добру, накапливал такую энергию, что сам становился сгустком благодатной энергии. Николай Рерих говорил, что «психическая энергия сильнее ядерной»….
            Многие боятся мощей. Но почему? В отличие от египетских мумий, источающих негативную энергетику, здесь совершенно противоположные ощущения. Здесь царит мир и покой. Ещё наверху, наша экскурсовод посоветовала не верить цифрам захоронений – потому что подсчитать их все в действительности просто невозможно. Но, тем не менее, Собор Преподобных Печерских святых включает в себя около 118-120 имен подвижников: 118 гробниц святых в Дальних и Ближних Пещерах и «закрытые» пока мощи преподобных Антония и Феодосия.
            Обычно, по церковному уставу, при основании любого храма в нём должна присутствовать хотя бы частичка каких-либо святых мощей. Учение о почитании святых мощей было утверждено Седьмым Вселенским Собором. Почитаются мощи «благочестиво, но не благолепно» (как иконы) и смысл почитания основан на том представлении, что «христианское тело есть храм Святого Духа». Так вот – любая церковь благодарна хотя бы малой частичке мощей!, а здесь в Пещерах Киево-Печерской Лавры находятся целые нетленные мощи 120 святых!
            Поэтому, спускаясь вниз, в Пещеры – будьте уверены – ничего плохого с вами там не случится. И если вы атеист и убеждены в том, что произошли от обезьяны, т.е. даже теория Дарвина вас не пугает и не смущает, то чему вы собираетесь пугаться здесь? Боитесь останков просветлённых людей? Теми же учёными подтверждено – что мощи святых обладают бактерицидными свойствами, защищают от радиации и очищают воздух на небольших расстояниях. Рядом с мощами святых распускаются цветы….
            Я тихо хожу по достаточно тёмным коридорам. Удивительно, но огонёк свечи даже не колеблется, а горит ровно и ясно. Мне, наверное, повезло - так получилось, что сейчас ноябрь-листопад, поэтому в пещерах и узких коридорах народу достаточно мало. Никто никому не мешает. Только редкие туристические группы, бегущие по подземелью за экскурсоводом, создают пробки. Около каждого ларца есть надпись с именем святого и родом его занятий, например: Дамиан целебник, Нектарий схимник, Алексей затворник, Григорий иконописец, Агафон чудотворец, Нестор летописец. Рядом висит либо изображение этого святого, либо его любимая икона. Люди прикладываются к мощам. Обратила внимание, что многие стоят перед определёнными святыми и молятся им.
            В Пещерах есть удивительные по красоте подземные церкви.
            В Ближних Пещерах их три: церковь Введения Пресвятой Богородицы, церковь преп. Антония и церковь преп. Варлаама. Когда, ходя по подземным коридорам, заходишь в такой подземный храм….
            В Введенской церкви слева находятся мощи преп. Агапита врача – безвозмездного лекаря. Не было ни одной болезни, от которой этот святой монах не мог бы исцелить. Если вы купите при входе в Пещеры какую-либо иконку или что-нибудь другое (крестик, ладанку), то эти предметы можно здесь прикладывать и освящать на мощах.
            Напротив Введенской церкви – есть каменная комната – бывшая Трапезная, в ней располагаются мощи Никона Сухого (справа, проблемы ног), Луки Печерского (слева, женские печали), Ильи Муромца (второй слева, мужская сила) и младенца Иоанна (впереди, защита детей). Все это можно увидеть на коротком обзорном маршруте.
            На длинном отрезке для паломников в числе прочих святых увидете мощи 12 мастеров – зодчих Успенского собора, Нестора Летописца («Повесть временных лет»), Алипия иконописца (с огромным удивлением прочитала, что возможно он, а не апостол Лука, является автором знаменитой иконы Владимирской Божией матери, которая сейчас находится в храме при Третьяковской галерее), а главное - келию преподобного Антония и его символическое захоронение. На стенах рядом – иконы. В этой крошечной каменной келье святой старец «завершил дни свои, живя в добродетели и не выходя из пещеры никогда и никуда сорок лет». Келья такая маленькая, в неё помещается не больше трёх человек, и уже не помню, как она освещается – кажется светом лампады, но ощущение такое, будто она озарена ярким светом. Эта келья находится прямо напротив церкви преп. Антония Печерского.
            Интересно – я долго спускалась вниз в подземелье, но вот обратно, вышла как-то очень быстро и оказалась внутри Крестовоздвиженской церкви, в которую заходила перед Пещерами. Надо же, а я и не заметила маленькой дверцы в стене, откуда возвращаются люди из Пещер.
            Далее – иду в Дальние пещеры. К ним можно пройти несколько сокращённым путём – напротив Крестовоздвиженской церкви надо нырнуть в длинную деревянную галерею. Но я прошла мимо, ничего не видя и ничего не слыша после посещения Ближних Пещер. Надо сказать, что эмоциональная нагрузка для одновремённого посещения сразу двух подземных Пещер очень велика, но что делать? Когда я ещё приеду в Киевскую Лавру? Поэтому направляюсь по мощёной центральной дороге ко второй части Нижней Лавры – на этой территории (макушка холма) находятся очень красивые церковь Рождества Богородицы, Колокольня и небольшая Аннозачатьевская церковь. Здесь туристов несколько меньше, чем на территории Верхней Лавры и первой части Нижней – видимо, досюда доходят только сильные духом, или очень любопытные. Опять покупаю свечку и спускаюсь вниз – очень глубоко, очень. Сильно чувствуется, что над головой у тебя метров 20 грунта. Ноги уже устали пересчитывать ступеньки. Но вот, наконец, я дошла. Здесь маршрут тоже делится – на обзорный и молитвенный.
            В Дальних Пещерах находится келья преподобного Феодосия, в которой из «мебели» всего две каменные лежанки с двумя каменными «подушками», лампадка и вазочка с цветами. Чуть дальше небольшая пещера, в которой на полках – в прозрачных сосудах с крышкой или таких же металлических хранятся – мироточивые главы – человеческие черепа, которые непостижимым (науке) способом источают особое благоуханное кристально прозрачное масло – миро. Это масло, действительно, имеет чудесные свойства исцелять недуги. Для совсем уж скептиков отмечу, что анализ мира, взятого от разных глав, показал, что это – высокоочищенное масло неизвестного происхождения, содержащее белок очень сложной структуры, синтез которого искусственным путём невозможен.
            Здесь, в этих Пещерах также есть три удивительные подземные церкви: церковь Рождества Христова, церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, церковь преп. Феодосия, игумена Печерского. И оказывается, в последнем храме каждый день в час дня совершаются молебны, после которых все присутствующие помазываются драгоценным миром от мироточивых глав просветлённых людей.
            Я постояла в миниатюрной Рождественской церкви и, выйдя, свернула в какой узенький коридор. Там оказалось символическое место захоронения самого преподобного Феодосия. Это очень сильное место.
            Интересно, что я помню, как долго спускалась в подземные пещеры, а вот как выходила оттуда – стёрлось из памяти, как-то раз – и уже вышла, и оказалась в Аннозачатьевской церкви. Вообще, я советую приобрести в иконных лавках Лавры книжечки с подробными планами Пещер. Маловероятно, что там внизу вы их откроете и будете сверяться, но, тем не менее, они вам помогут. Примерные карты Ближних и Дальних Пещер можно посмотреть здесь: http://www.lavra.kiev.ua/ru/history/map/long.php. И ещё - в сувенирном магазинчике на территории Верхней Лавры (сразу слева от Святых ворот в арке) я увидела необыкновенно красивые иконы. Они были нарисованы художниками, покрыты лаком и украшены полудрагоценными камнями (~250 гривен). Продавщица мне сказала, что их пишут здесь в Лавре, монахи-иконописцы. Но я засомневалась, и покупать иконы в сувенирах мне как-то не хотелось, да и потом нигде в иконных лавочках по всей Лавре я подобных не видела. Сейчас я вспоминаю эти иконы и снова сомневаюсь – может я зря этого не сделала?...
            Я вышла из Дальних Пещер, но ещё не из Лавры. Вообще, скажу честно, удивительным образом, несмотря, что я провела здесь практически полдня, уходить из Лавры мне совершенно не хотелось. Совершенно. Это, действительное, очень благодатное место. Но вот я уже на крутом мощёном спуске, который идёт по дну оврага, между двумя лаврскими холмами. С одной стороны бок холма зарос деревьями и усыпан бронзовыми листьями (внутри него Дальние Пещеры), другой склон опоясан мощнейшей белоснежной стеной Лавры, в серединке – аллея и шикарный огромный розарий. Даже осенью, когда уже всё облетело, он необыкновенно красив, и даже сейчас розы ещё цветут. Как же тут замечательно летом. Впереди за воротами и оградой виднеется Днепр. А почти перед самим выходом по обеим сторонам от дорожки-аллеи находятся две каменных беседки-источника – Антония и Феодосия. Они называются по-украински «каплицы». В одной каплице я покупаю стаканчик за 10 копеек и пью с удовольствием водичку, потом перехожу в другой и там тоже пробую. Теперь всё.
            Ворота. Днепровский узвiз или спуск. Я счастлива, что побывала в Киево-Печерской Лавре.
            Раскрываю путеводитель – так, где я? Ага, сейчас мне надо пройти по Днепровскому спуску, свернуть направо и я выйду к метро «Днепр». Но оказалось, не всё так просто – эта улица является спуском для тех, кто по ней спускается вниз, а я по ней, пыхтя, начала взбираться вверх – для меня это Днепровский подъём. Улица, кстати, оказалась весьма оживлённой дорогой, и по этой причине я побоялась перебегать дорогу перед потоком мчащихся машин и пропустила поворот к станции метро. Минут двадцать шла по узкому-преузкому тротуару круто вверх в гору и уже начала волноваться, потому что, судя по пройденному расстоянию, я удалилась от Лавры очень прилично. Так оно и есть – слева, далеко-далеко, высоко-высоко вижу ту самую смотровую площадку со стеллой, откуда я начала своё первое знакомство с Киевом, и у меня два пути либо – продолжать подниматься в неведомое по бесконечному Днепровскому узвiзу, либо – по каскаду длиннющих ступенек к смотровой. Тяжело вздыхаю. Выбираю ступеньки. Ещё не знаю, что, гуляя по Киеву, по подобным ступенькам буду лазить с утра до вечера. Утираю пот – осилила только первую половину. С ужасом смотрю на оставшийся «эскалатор». Внимание привлекает детская площадка с видом на Днепр, к которой я поднялась, за ней аллея и красивое здание какой-то часовенки. Принимаю хитрое решение – пройтись по горизонтальной до неё, а там посмотреть – может лифт попадётся …. Оказалось, что вот так спонтанно, я вышла к таким достопримечательностям Киева как: часовня Андрея Первозванного, памятник Андрею Первозванному и Аскольдовой могиле (греко-католической церкви Св. Николая). В душе довольна – я совсем не рассчитывала их увидеть, хотя в путеводительском маршруте их предлагали осмотреть первыми по пути к Лавре.
            Расскажу немного про них.
            Апостол Андрей Первозванный – личность весьма загадочная. С одной стороны он любимый ученик Христа, который первый последовал за ним и первый признал его мессией, поэтому и получил прозвище Первозванного. Ещё известно, что он был родным братом апостола Петра, и что ему по жребию выпало идти «в Скiфiю для науки про Христа». По христианской легенде пришёл он сюда «на киiвськi гори и проказав тут до своiх учнiв: «Чи бачите ви на гори он тi? На горах тих засяе ласка Божа. Тут постане мiсто велике, й Бог побудуе богато церков». I зiйшов Андрiй на тi гори, поблагословив iх, поставив хреста, а пiзнiше виник Киiв». (На этом месте сейчас стоит Андреевская церковь). Вернувшись из Руси в Грецию, он был распят римлянами на косом кресте. В России особо почитался/ется косой Андреевский крест.
            Аскольдова могила – мистическое и достаточно печальное место. Все знают классическую фразу из «Повести временных лет», когда позвали на Русь трёх варягов братьев Рюрика, Синеуса и Трувора. Так вот далее, когда «по двох лiтах померли Синеус I брат його Трувор», то всеми их городами стал «володеть» сам Рюрик….
            «I були в нього два мужi Аскольд i Дiр, но не його племенi, а бояри. I вiдпросилися вони в Рюрика пiти до Царгорода в родом своiм, i рушили обидва (поплыли вниз) по Днiпру. Iдучи мимо, узрiли вони на горi городок i запитали: «Чий се город?». А тамтешнi жителi сказали: «Було трое братiв, Кий, Щек i Хорив, шо заснували город цей и сгинули. А мы сидимо в городiiхньому i платимо данину хазарам». Аскольд i Дир зосталися в городi цьому, i зiбрали богато варягiв, i почали володiти Поляньскою землею….
            А Рюрик княжив у Новгородi. А тодi помер Рюрик i княжiння свое передав Олеговi, шо був iз його роду, вiддавши йому на руки сына своего Iгоря, бо той був дуже малий….
            …Вiрушив Олег у похiд, узявши багато воiнiв… i рушив униз по Днiпру… i прибули Олег з Iгорем до гiр Киiвських, i дiзнався Олег, що тут Аскольд i Дiр княжать. I сховав вiн воiв у човнах, а iнших позаду зоставив, i сам прийшов на берег Днiпра, несучт Iгоря малого. Воiв своiх вин послав до Аскольда i Дiра сказати: «Мы купцi есьмо, йдемо в Греки од Олега i од Iгоря-княжича. Прийдiть-но оба до рiднi своеi, до нас».
            Аскольд же i Дiр прийшли. I вискочили вои з човнов, i мовив Олег: «Ви не е князii не роду княжого. А я есьм роду княжого». I показав iм Iгоря: «А се – син Рюрика». I вбили вони Аскольда i Дiра, i виднесли на гору, i погребли Аскольда на горi, яка нинi зветься Угорьска»….
             Не удалось мне никого обхитрить - Днепровский спуск исчезал за очередным поворотом - я посмотрела на все эти достопримечательности и повернула обратно, правда уже не на аллею по которой шла, а на тротуар вдоль очередной дороги в гору. И опять, к моему изумлению, этот путь вывел меня прямо к памятнику лётчикам Великой отечественной войны в лице знаменитого украинского очень харизматичного актёра Леонида Быкова. Оказывается он стоит почти на самой дороге, почти на краю обрыва, а сзади открывается панорама Киева и Днепра. Если бы я знала, то могла бы его разглядеть ещё со смотровой площадки – надо посмотреть налево.
            Наконец в подземном переходе, я смогла вытянуть усталые ноги в украинском фаст-фуде «Швiдко». Любой подземный переход в Киеве – это система различных магазинчиков, кафешек и прочих сервисов. В этом переходе (под площадью Славы) я увидела даже “H&MAccessories”. Обедаю уже около четырёх часов дня и снова открываю путеводитель. Что у меня ещё на сегодня? – Владимирский собор и Театр имени Шевченко. Вперёд!
 
            Владимирский собор. Станция метро «Университет». Вышла. Уже начинает вечереть. Что я вижу перед собой – удивительно красивый бульвар, обсаженный пирамидальными тополями! Оказывается, в Киеве можно любоваться не только весенними цветущими каштанами, но и осенними тополиными аллеями - тонкие острые верхушки пирамидальных тополей, похожие на кончики художественных кисточек, почти царапают небо. (Пирамидальные тополя – это обычные тополя на диете. )
            Я расскажу сейчас про Владимирский собор. Но всё же – чем прочитать или сто раз услышать, лучше всё-таки увидеть. Один раз.
            Владимирский собор – 19 век. Его успели построить почти перед самой Революцией. Он уникален тем, что его расписывали не художники-изографы, а «обычные», но выдающиеся  – Виктор Васнецов, Михаил Нестеров, Михаил Врубель и другие.
            Собор был возведён в честь князя Владимира, крестившего Русь, и идея его строительства принадлежит одному киевскому митрополиту, который отказался освятить монументальный памятник князю на Владимирской горке, заметив, что «негоже в память князя, сокрушившего идолов, ставить того же идола». Его уговорили, пообещав построить новый храм и посвятить его Владимиру. Надо отметить, что хотя Владимирский собор задумывался как древнерусский храм, внешне он совсем так не выглядит. В энциклопедиях указан его архитектурный стиль – неовизантийский. Архитекторы – Беретти и Бернгард. Мда….
            Собор – ярко-жёлтого, прямо-таки одуванчикового цвета, маленькие гладкие шапочки куполов синего цвета с золотыми звёздами, миниатюрные кресты на них. Я сразу же дотошно кинулась к дверям, путеводитель обещал «литые бронзовые рельефы с изображением княгини Ольги и князя Владимира». Створки центральных дверей распахнуты – поэтому я не сразу их и увидела.
            Собор открыт для посещения до 18 часов, вход свободный.
            Конечно же, первое, что я вижу, зайдя внутрь – васнецовскую знаменитую Богоматерь с младенцем на сияющем золотом фоне. Вы входите в храм – и она вас встречает. Маленький мальчик на её руках поднял вверх ручки – так однажды весной жена Васнецова первый раз вынесла на воздух их сына. Малыш, увидев птиц и облака, всплеснул ручонками - Васнецов-отец это запомнил, а глубоко верующий Васнецов-художник, воспринял это как знак, потому что он как раз перебирал в уме возможные варианты этой картины.
            Красивая картина, золото сияет, Божия матерь стоит на облаках, её с младенцем окружают крылатые серафимы – но вот её глаза… она уже всё знает… но идёт к людям, и несёт своего ребёнка….
            Разные художники расписывали разными образами этот собор. Очень красиво. Красива также древнеславянская вязь, которой покрыты стены, а также причудливые орнаменты – но, забегая вперёд, честно скажу, молиться в этой церкви, нарисованным образам – очень сложно. Они слишком живые. Я не спорю – этот собор, действительно, является «уникальной сокровищницей русской живописи», «жемчужиной религиозного искусства конца 19 века», «истинной национальной школой живописи». И выглядит он, как роскошнейшее издание художественного альбома. Ходишь по нему, рассматриваешь фрески-картины – будто перелистываешь страницы и рассматриваешь репродукции.
            «Крещение киевлян» и «Крещение князя Владимира» (по обе стороны от входа), образ Спасителя (главный купол), княгиня Ольга и князь Владимир с седой бородой (справа в центральном нижнем иконостасе), Александр Невский (слева там же), Нестор-летописец, Апостол Андрей (голубой плащ, в руке свиток), Апостол Павел (красный хитон, и тёмная борода), Евфросинья Полоцкая (на колоннах) и многое другое – это также работы Васнецова.
            «Воскресение Христово» (над царскими вратами), Кирилл (с чашей в руках) и Мефодий (с раскрытой книгой), первый киевский митрополит Михаил (на фоне Златоверхого Михайловского монастыря), молодая княгиня Ольга – эти картины принадлежат кисти Нестерова.
            Врубелю дали несколько площадей под роспись, но с трудом – в то время он был ещё неизвестен. Но его работы сильно диссонировали с общим стилем собора, поэтому их переписали другие художники, оставив, правда, некоторые его фоновые пейзажи. Зато Врубелем были «непревзойдённо» созданы многие орнаменты. Это золотые колосья, ангельские головки с крупными павлиньими перьями, гирлянды ландышей, хвойных веток и золотистых шишек сосны.
            Орнаменты на южных и северных стенах (т.е. на правой и левой сторонах собора) выполнены Андреем Мамонтовым – младшим сыном Саввы Мамонтова. Все надписи, выполненные в соборе, поражающие изяществом, чёткостью и красотой, сделал замечательный художник Виктор Замирайло. Иконостас на южной (правой) стороне собора выполнен по рисункам профессора Адриана Прахова. А также собор расписывали художники Павел Сведомский и Вильгельм Котарбинский, работы которых хоть и отличались чрезмерной театральностью, но зато нравились людям, не обладающим особо взыскательным вкусом (кстати, это они переписывали работы Врубеля…).
            Ещё я обратила внимание на ошибки в архитектуре собора (его строили очень долго, экономно и достаточно непрофессионально).  Я была в нём вечером и переживала, что всё кажется очень тёмным, несмотря на яркое освещение золотого паникадила. Думала, аа, вот утром, при хорошем свете, здесь, наверное, все картины гораздо лучше можно рассмотреть. Но в наш общий день прогулки по Киеву я специально привела во Владимирский собор мужа, и как раз утром. Была удивлена – серый утренний свет, льющийся из окошек, буквально съедал росписи. Половину из того, что я видела вечером, было не рассмотреть. Я хотела, например, показать мужу портреты святых Февронии Муромской и Варвары, но с трудом различала их контуры на стене и колонне.
            Но к чему все эти мелочные придирки? Владимирский собор – не имеет себе подобных.
 
            Театр имени Тараса Шеченко. Выхожу из Собора. Уже совсем стемнело, хотя всего ~5 часов вечера. Я шатаюсь от усталости. Надо передохнуть. И я иду в Театр – оперы и балета имени Тараса Шевченко. Сегодня – Чайковский, балет «Лускунчик». В кассе без проблем покупаю билет за 100 гривен – 1й ряд, рядом со скрипками. (Цены на билеты очень демократичные по сравнению с московскими – 20,30,40,50,60,70,80,90,100,120 гривен). За оставшийся час до начала спектакля, тем не менее, я успела увидеть близлежащие Золотые ворота (о них расскажу в другой прогулке), памятник Ярославу Мудрому, бывший ресторан «Лейпциг» (считался самым роскошным домом Киева), старинную кеннасу в мавританском стиле, ныне это Дом Актёров (в темноте выглядела крайне устрашающе, бедные актёры) и ещё сгоняла на Крещатик и на Майдан (о них тоже в других главах). Что это я там говорила про усталость ?
            Наконец – театр. Очень красивый, нач. 20 века. В такой интерьер органично вписываются дамы в шуршащих кринолинах и джентльмены во фраках, но киевляне тоже стараются – шуршат какими-то взбитыми шелками, мерцают люрексами, потягивают артёмовское шампанское в буфете, много иностранцев и родителей с детьми. Сам балет замечательный, оркестр замечательный. Получила большое удовольствие. Особенно приятно было слышать лёгкий стук пуантов на сцене – сидела ведь очень близко. Интересно – рядом со мной сидели мать и дочь, украинки. Дочери ~ лет 50, маме около 80 – хорошо одетые, интеллигентные. Но я заметила, что мама, щедро аплодировавшая «Испанскому», «Китайскому», «Восточному» и другим танцам, экономила их на «Русском танце», т.е. демонстративно не хлопала. Первый раз я подумала, что случайность, второй – поняла, что закономерность. Я удивилась – ну надо же, даже Чайковского записали в «москали» . Но, пожалуй, это было единственное такое полулатентное недовольство русскими, встреченное мною в Киеве. Да, и, кстати, очень жаль, что в таком замечательном театре было совершено покушение на очень уважаемого и достойного человека, реформатора, Петра Аркадьевича Столыпина.
 
            Ещё не всё на сегодня. Впереди вокзал и получение чемодана из камеры хранения. Я могу приехать в гостиницу только в 10 часов вечера – в это время привезут мужа с конференции, и мы в неё сможем заселиться.
 
 
День 2й. Бессарабский рынок. Майдан Незалежности - ул. Михайловская (площадь, памятник княгине Ольге) – ул. Десятинная – ул. Владимирская (Музей национальной истории Украины, древняя липа, древний алтарь, руины первого княжеского дворца) – Андреевская церковь и Андреевский спуск – дом-музей Михаила Булгакова – Контрактова площадь (памятник Григорию Сковороде, фонтанчик «Самсон») – Церковь Богородицы Пирогощи – Боричев ток – фуникулёр. Вечер – ночной Киев, памятник Владимиру на Владимирской горке – смотровая площадка на Майдане Незалежности – ул. Городецкого – Крещатик - Крутой спуск – Круглоуниверситетская улица.
            Утро. Завтрак. Бессарабский рынок. Гостиница. Станция метро «Майдан Незалежности».
            Выхожу на Майдане. Честно говоря, меньше всего в Киеве, я хотела увидеть эту площадь. Я очень индифферентна ко всякого рода политическим делам, и совсем не понимаю романтического искусственного пафоса, связанного с палатками, манифестациями и прочими выборами. Хотели выбрать Ющенко – ну, выбрали, хотели густо усыпанную бриллиантами Тимошенко – получите, хотели оранжевыми флагами помахать за свободу – получите свободу. А Майдан – сразу ассоциируется с политикой, поэтому специально идти туда я не хотела. Оказалось – зря. Само слово «майдан» - означает – площадь, и это, действительно, очень большая, просто гигантская, красивая, современная площадь. Её пересекает Крещатик. На ней много памятников, в том числе и высоченная стелла женщины (Независимости) с калиновой ветвью в руках, памятник легендарным основателям Киева – Кию, Щеку, Хориву и Лыбеди, Триумфальные ворота с Михаилом Архангелом и даже памятник в виде натуральной «палатки». Внизу под площадью – подземный торговый центр, модерновые стеклянные купола которого вылезают сферами на площади из-под асфальта. Окружение – гостиницы, банки, театр, административные здания и даже Макдоналдс.
            Выражаясь топографически, Майдан – это впадина, потому что по всем остальным улицам, которые лучами расходятся от него, вы будете круто подниматься вверх.
            Я как раз ищу один такой «луч» - ул. Михайловскую (за гостиницей «Козацкой»), по ней поднимаюсь, активно крутя головой по сторонам и рассматривая старинные особнячки. Она выводит на Михайловскую площадь прямо к Михайловскому Златоверхому собору. Но я не останавливаюсь, просто всё запоминаю и прохожу мимо (завтра по самым основным киевским достопримечательностям гордо проведу мужа). Я ищу Десятинную улицу, которая должна меня привести к массе туристически привлекательных «объектов» - Андреевской церкви, Андреевскому спуску, да и собственно к Камню, от которого «пошла земля Русская» и многим другим. Она (улица) находится за серым и более чем грандиозным зданием (перед таким даже скульптуры Церетели превратятся в жалких заморышей) - «Министерством закордонных справ».
            Прошла старинную короткую Десятинную, и, наконец, вижу-вижу – и голубую церковь, и разноцветный спуск, и розовые лимузины, и свадьбы, и скульптуру Прони Прокопьевны – даже не знаю, куда бежать сначала. Но решаю, по совету путеводителя, прежде всего, найти ул. Владимирскую, дом 2 – где-то там находится самое культовое киевское место, с точки зрения истории - и «земля Русская», и сам Киев здесь отсюда «есть и пошли». Обвожу глазами улицу – ряды лоточников вижу, художников вижу, стройку какую-то вижу, а где же здание Музея истории Украины, вокруг которого и сосредоточены все древние фундаменты и камни? Ориентируясь по номерам домов, понимаю, что надо идти в некий проход, сразу за четвёртым домом, потому что дома номер два просто нет – там кипит стройка.
            И правильно делаю. Сразу выхожу на огромную древнюю липу. Она такая древняя, у неё такой толстенный бугристый морщинистый ствол, что к нему даже подставили специальную мощную доску-подпорку. Говорят, что эта липа видела самого князя Владимира, а может даже и княгиню Ольгу J. Шапка из огромных ветвей поражает гармоничной красотой. Считается, что если походить или постоять под ней, то медовая красавица подскажет вам ответ на волнующую вас проблему. Сейчас она ещё в бронзе оставшихся листьев, а внизу уже целый ковёр – ноябрь, месяц «листопад»….
            За липой я выхожу на огромную площадь, это считай плоская макушка Киевской или Киевой горы.
            «Киiв заснувае трьома братами – Кием, Щеком i Хоривом, у яких була сестра Либiдь. Брати сидiли зi своiми родами на горах, що мали iхни iмена, а вiд iменi старшого брата пiшла назва мiста, заснованого братами».
            «…И сказал то Старый Отец и мы направились в другую землю, которая мёдом и молоком течет. …А сыновья три … были Кий и Пащек, и Хоровато, откуда три славных племени поистекли. …Там они и поселились с Кием, который Киева строитель был. Там ведь и была столица русская…».
            Что сейчас на этой горе? – Плоское открытое пространство, близко к краю склона стоит огромный монументальный серо-белый Музей истории Украины, это и есть дом №2, его архитектурный аналог в Москве – желто-белый Музей изобразительных искусств. Очень интересно – у его стен, в основном на углах, расставлены каменные изваяния. Такие древние скульптуры называют бабами, почему-то их много находят именно на украинской земле. Бесстрастные лица вроде на тебя не смотрят, но, тем не менее, незаметно подглядывают своими раскосыми глазками , создавая сильное ощущение своего почти живого присутствия.
            Ряды скамеек, мощёные петлистые дорожки, остатки древнего каменного алтаря, круговой (символический) фундамент первого княжеского дворца, рядом на возвышении неизвестный огромный тёмный валун, чуть дальше смотровая площадка, в центре которой и находится (лежит)  тот самый знаменитый, очень длинный узкий камень с надписью «Откуда есть пошла земля Русская».  Да, а «стройка» – это раскопки древней Десятинной церкви, первой христианской церкви Киева.
            Прогулка по всей этой площади на Киевской горе помогает вспомнить историю….
            Княгиня Ольга. Жена князя Игоря (того самого «малого», которого нёс на руках Олег Вещий). Мать выдающегося князя Святослава. Бабка князя Владимира. Стальной характер. И в истории она – самостоятельное имя. Как Ольга отомстила древлянам и князю Малу, которые убили её мужа – виртуозный замысел и неженская жестокость – закопанные ладьи с послами, воробьи, привязанные к стрелам с горящей паклей, сожжённый древлянский Искоростень. У Ольги с Игорем был единственный сын – Святослав. И есть один непрозрачный момент в её биографии – по подсчётам дат из летописей у историков чётко выходит, что в момент рождения Святослава (942г.) Игорю было ~60лет, а Ольге – ~49-50. Мистический ответ на этот вопрос предлагает роман серьёзного писателя Сергея Алексеева «Аз буки ведаю». Меня лично очень удивило – что роман был написан в 1991 году – а я и сейчас продираюсь сквозь него с трудом, многое непонятно. А где же он смог взять в то время (мало книг, нет интернета) такую информацию? …
            Кстати, послы Ольгой закопаны не здесь, не на этой площади (эта мысль всем приходит в голову ). Она постоянно жила в Вышгороде, городке на правом высоком берегу Днепра, выше Киева на половину дня пути. Его даже так и называли - Ольгиным городком. У нее был свой собственный двор, отдельный от киевского двора князя Игоря, свои бояре и мужи-дружинники, о которых говорили: «Ольгины бояре» и «Ольгины мужи». В отсутствие князя не в стольный Киев, а в Ольгин городок приезжали послы.
            Князь Святослав-Освободитель. Это имя должен вообще-то знать любой русский человек. Любой. Вот останови прохожего на улице и попроси назвать самых достойных русских князей в истории – это имя должно прозвучать первым. А его вообще никто не знает, почти. Так, какой-то Святослав, поди пересчитай, сколько их таких Святославов было на Руси, со счёту сбиться можно. Что же такого выдающегося сделал этот Святослав, и почему его имя и его роль в русской истории старательно стирается?
            Князь Святослав – это князь-воин. Он – первый русский правитель, который стал расширять и укреплять Русь. Он – первый герой, образ отваги, храбрости и силы. Он совершил два военных похода. Но каких….
            Первый – против Хазарии.
            Хазария располагалась в дельте Волги, столица – Итиль, неприступные крепости – Саркел и Семендер.
            Лев Гумилёв даёт следующее определение: «Хазария – это классовое государство с еврейской купеческой верхушкой… это иудейская купеческая держава… это хищная и беспощадная этническая система… купеческий спрут… государство хищных работорговцев и спекулянтов… химера». Еврейские купцы называются рахдонитами. Они утвердились в устьях великих рек и на берегах морей и «держали в своих цепких руках баснословно выгодную транзитную торговлю», например, между Китаем и Европой; например, вдоль всего пути «из варяг в греки» активно создавались семитские торговые общины. Современный аналог подобных суперприбылей – валютные операции и торговля наркотиками. А также рахдониты занимались работорговлей. Сами в военные походы не ходили, а в экспедиции за «живым товаром» отправляли наёмников. Рахдониты – это (повторяюсь) руководящая верхушка, «как пауки проникали во все цивилизованные страны». Использовали династические браки. «Ради торжества своего этноса применяли тайну, оружие и ложь». «Издалека кажется, что всё это случайность, на самом деле это направленный процесс».
            Князь Святослав – отрубил голову химере – сокрушил, захватил и разрушил столицу Хазарского каганата город Итиль, взял хорошо укрепленные крепости Саркел (на Дону) и Семендер (на Северном Кавказе). Саркел переименовал в Белую Вежу. Присоединил эти богатейшие земли к Руси, стал контролировать всю Волгу. Затем покорил Болгарию, стал болгарским царём.
            Кстати в сражениях Святослав поднимал русский флаг – алого цвета с золотой свастикой-коловратом.
            Ему принадлежат знаменитые слова: «Не посрамим землю русскую, но ляжем костьми. Мёртвые срама не имут. Станем крепко, а я впереди вас пойду!»
            Как он выглядел: «Середнього зросту, не надто високого i не дуже низького, з кошлатими бровами i свiтло-блакитными (голубыми) очима, безбородий, з густими довгими вусами. Голова у нього була чисто виголена, але з одного боку звисало пасмо волося (клок волос) – ознака знатностi роду… в одном вусi (ухе) в нього був золотый кульчик (серьга), прикрашений карбункулом, облямований двома перлинами…».
            Византийцы его очень боялись: «Хiба не про руського князя сказано у Бiблiи: Ось я наведу на тебе Гога i Магога, князя Рос?». И греки его обманули. Князь, подойдя к Константинополю, заключил с ними мир. Отправился домой на Русь. На днепровских порогах, Святослава ждали предупреждённые печенеги. Печенежский князь Куря из черепа Святослава, оковав его золотом, сделал чашу. Ему было ровно 30 лет.
            Зато у него остались три сына. Ярополк. Олег. Владимир. Перед походом в Болгарию, ещё маленьким сыновьям, Святополк раздал русские земли: Ярополку - Киев, Олегу - Древлянскую землю, а Владимиру - Новгород.
 
            Князь Владимир. Во всех старых летописях, даже в «Повести временных лет» чёрным по белому про Владимира было написано, что он «сын раввичич», т.е. сын раввина. Потом как-то… кем-то… поменялась одна буква, и появилось: «сын рабичич», т.е. уже «сын рабыни». Его мать – одна из наложниц князя Святослава – Малуша, ключница княгини Ольги. Правда, потом, её статус «повысили» до «дочки древлянского князя Мала» (стали массово появляться такие версии).
            Откуда взялся «раввичич»?
            История говорит так: княгиня Ольга - мать князя Святослава, не предполагая каких-либо дурных последствий, приняла на работу ключницей девушку Малушу (ласкательное от ивритского имени Малка). В Киеве, как всем известно, был целый хазарский (семитский) квартал. (После падения Хазарии «семитские общины расползлись по всей Руси»). Отцом Малуши был раввин, из русского города Любима. В один удачный момент Малуша забеременела. Княгиня Ольга, узнав, что ключница ждёт ребёнка от Святослава, разгневалась и сослала её в село Будутино близ Пскова, где и родился Владимир. Сам Святослав своего младшего сына не любил. Также он недолюбливал и новгородцев и, отпуская к ним Владимира, сказал: «Возьмите его! По Вас и князь». (Можете сами почитать источник - «Повесть временных лет» 1864 г. У меня он есть в одном из томов Всемирной Детской библиотеки).          
            Я не буду перечислять всех жён и наложниц князя Владимира, их огромное количество, скажу, что у него было 15 детей: 13 сыновей и две дочери.
            Оглашаю весь список: от Рогнеды: Изяслав, Мстислав, Ярослав (Мудрый), Всеволод, Предслава и Мария; от гречанки Анны – Святополк (Окаянный); от чехини – Вышеслав, от другой – Святослав (Древлянский) и Мстислав; от последней жены византийской принцессы Анны – Борис и Глеб. К ним добавляются Судислав, Позвизд, Всеволод.
            Замечу, что Владимир убил своего родного старшего брата – Ярополка (когда тот пришел к брату просить милости, два варяга из его наемной дружины подняли киевского князя на мечи и бросили к ногам Владимира: сдохни) и женился на его жене. Беременной. (Жену Ярополку, прекрасную гречанку из монастыря, приглядел и привёз из похода ещё отец – Святослав. Как ни странно, они влюбились друг в друга с первого взгляда). У Владимира же было хобби: он не просто взял в жёны жену убитого брата, а «поял» её прилюдно перед широким кругом общественности. (Потом все удивляются, почему Святополк – «сын двоих отцов» так ненавидел своего «родителя» и стал Окаянным – убил своих братьев Бориса и Глеба). Так же Владимир «поял» перед глазами родственников пленную половецкую княжну Рогнеду, которая в своё время опрометчиво отказалась выйти замуж за «сына раввичича». Таким образом Владимир занял киевский трон.
            Крещение Киева и Киевской Руси Владимиром произошло именно благодаря его «династическому шлюбу» (браку) с константинопольской принцессой – Анной Порфирородной. Девушка, действительно, была и красивой, и умной, а главное – высокородной. Это была очень знатная и выгодная невеста. Женихов вокруг неё кружил рой. Сватался даже молодой французский король «Роберт II Благочестивый, вiн був з династиii Капетингiв, заснованiй його батьком Гуго Капетом» . Греки всем отказывали - все претенденты недостаточно знатны были или богаты для такой невесты.
            Владимир в Киеве призадумался: «А чем он плохой жених?». Князь Киевский «володiв», конечно, «реальною i мiщною владою, но не мав iмператорського титулу». Обидно. А ведь есть такой «вiзантiйськй звичай коронувати» мужей константинопольских принцесс, а «царськi регалii разом з високим титулом кесаря и титул василевса» никогда в хозяйстве лишними не бывают. Князь тут же заслал сватов в Константинополь. Тех, брат Анны, Василь II Македонянин, поднаторевший уже в отборе женихов, быстро отфутболил. Тогда князь Владимир обложил богатейший торговый византийский город Херсонес (нынешнюю южную окраину Севастополя). Грекам терять прибыльный город не хотелось и деваться было некуда. Но они выдвинули условие: «Хай буде вiдома вам, що царський титул е священний, його може носити лише християнин». Прямо в Херсонесе, в его главном кафедральном раме – «розкiшноi базиликi св. Петра» - князь Владимир покрестился. И сразу же молодые «на знак вiчного союзу обмiнялись шлюбними обручками».
            Надо ли говорить, что вместе с принцессой Анной (которая, кстати и к счастью, будет любимой женой Владимира) приедут из Царьграда придворные дамы, зодчие и художники, духовенство с иерархами, чтобы «створити нову Руську Церкву».
 
            Вот на этом месте, где я сейчас стою, и находился их дворец. Даже фундамент от него относительно сохранился. И здесь на этой площади, рядом с княжеским «палацiм» была построена первая на Руси христианская церковьДесятинная – на содержание «якоi Володимир давав десяту частину своiх прибуткiв (прибылей)». Сейчас фундамент этой церкви раскапывают археологи, но восстановить её во всей красе вряд ли удастся – до нас не дошло ни одного её изображения. Возможно, на её месте будет музей, возможно – будут просто показывать древний фундамент.
 
            Очень интересный момент. Перед самим Историческим музеем вы увидите небольшой крестообразный каменный фундамент – это остатки древнего алтаря. На этом месте раньше стояли древние боги славян - Род и Свентовит. И очень важно – наши древние предки никогда не приносили человеческих жертв.
            «Нам же следует полевую жертву давать, и от трудов наших пшена, молока и туков. Ведь подкрепляем мы Коляду ягнёнком, и во время Русалий в день Яров также, и Красной Горы. …Так в любом случае, если Греки начнут говорить на нас, что мы приносим в жертву людей – а то ложь, потому как нет такого на самом деле, и у нас другие обычаи. А тот, кто хочет повредить другим, говорит недоброе…». Это из Велесовой книги.
            Это место (рядом с Десятинной Церковью) ещё раньше называли Бабин Торжок. Поэтому, исходя из общепринятого факта, что раньше практически все церкви возводились на бывших местах поклонения старым славянским богам, можно предположить – что здесь древние киевляне почитали богиню Мокошь, которая держала в руках «нити человеческих судеб».
            И ещё. «Идолам» и «кумирам» наши прапредки никогда не поклонялись, эти слова-обозначения пришли позже. Именно идолы, которым золотили усы и которым вдруг, действительно, резко и демонстративно стали приноситься в жертву люди - появились с появлением семитских общин на русских землях. Именно эти идолы потом и скомпрометировали богов наших предков.
            Князь Святослав ошибся – он не победил химеру, он отрубил ей всего лишь одну голову.
            Князь Владимир Святой, он же Красное Солнышко на самом деле - фигура чрезвычайно сложная и противоречивая. Но как бы то ни было – 12 травня 989 года – Русь была крещена. А в 996 князь Владимир уничтожает подробный Летописный свод Русской истории и устанавливает запрет на Русскую историю до христианизации, то есть закрывает историю.
            Не всё, оказывается, было так просто на Руси, как в мультике «Владимир», не всё.
 
            Наконец ухожу. И попадаю на небольшую брусчатую площадь на которой сходятся улицы Десятинная, Владимирская и Андреевский узвiз (спуск). Я не могу быстро определиться, куда сначала мне идти – к Проне Прокопьевне и Свириду Петровичу или Андреевской церкви. Но впереди себя замечаю кукольно красивый розовый лимузин с пупсиками и букетом на капоте и толпу брачующихся, которые позируют у скульптурной пары героев комедии «За двумя зайцами погонишься». Наверное, во всех киевских свадебных альбомах есть такая фотография – счастливые молодожёны повторяют позы бронзовых персонажей комедии на их же фоне – невеста, одной рукой поддерживает пышную юбку, а другую важно протягивает жениху, который целует её (руку) стоя на одном колене.
            Как раз одна пара уже замерла в этом сюжете и позирует своему фотографу. А тут я набежала  - нагло оттеснила законного фотографа и щёлкнула объективом. Фотограф и молодожёны очень удивились .
            Я обратила внимание, что сзади, на фалде бронзового сюртука «жениха» сидит отполированный до блеска жук-рогач. Наверное, это тоже своего рода свадебный талисман.
            Теперь иду в Андреевскую церковь, а вернее поднимаюсь по трём высоченным пролётам чугунной лестницы. У этой церкви – уникальное месторасположение. Она построена на очень высокой, но небольшой горке. Основанием церкви, а вернее сказать, своеобразным фундаментом служит мощное квадратное двухэтажное здание. На нём в центре стоит церковь, а крыша здания (получается так) – это такая терраса-смотровая площадка.
            Интересно  - в поисках информации об Андреевской церкви я целый час просидела в Интернете и, не покладая рук, щёлкала поисковыми страницами. Результат меня развеселил. Всё было забито сплошным повторяющимся потоком запущенных кем-то клише. Вот один человек запустил в сеть фразу, а тысяча человек её перекопировала, и понеслось…. Желтая майка лидера принадлежит выражению «… это лебединая песня Растрелли». Серебряная медаль у «жемчужины украинского барокко». Почётное третье место занимает «шедевр киевской архитектуры».
            Андреевская церковь, действительно, очень красивая. Она густо-голубого цвета с белым (похоже на мушкетёрский костюм).  Я много прочитала об истории этого места и самой церкви. Но так и не поняла – почему на ней нет колоколов?! Неужели причиной отсутствия колоколов на православной церкви может являться какая-то некая легенда? Кстати, очень оригинальная: «В седой древности на месте Днепра было море. Но оно отхлынуло, когда в Киев пришёл апостол Андрей и переночевал на этой горе, а на утро поставил здесь крест. Море ушло не всё, часть его спряталась в горе, на которой сейчас стоит Андреевская церковь. Колоколов на этой церкви нет, потому что при первом же ударе вода проснётся и зальёт не только Киев, но и все Левобережье».
            Где логика? Получается, что какое-то «языческое суеверие» оформлено в православном фрмате.
            Здесь что-то недоговаривают. Легенды, они ведь почти всегда правдивы, просто излагаются образным языком. Понятно одно- в этой горе, действительно, бьют родники. Ну и что? При нашем то прогрессе технической мысли бояться родниковых ключей?
            И ещё странность. Насчёт расположения. Одни источники массово утверждают, что «место выбрано крайне неудачно», что церковный фундамент сильно подмывается подземными водами, почва оседает и церковь сползает на улицу и надо срочно «что-то делать», что-то ломать, что-то перестраивать.
            Другие источники говорят всё с точностью наоборот. Место это – крайне удачное. Андреевская церковь размещается на очень крупной энергетической структуре, положительно заряженный узел которой, под осью главного купола, имеет чрезвычайно высокий положительный заряд. Через этот «узел» (т.е. купол) проходит мощный очищающий и подпитывающий поток положительной энергии. Другими словами – постоять под куполом Андреевской церкви или просто зайти в сам храм очень благоприятно – вы почувствуете спокойствие и благодать, поверите в себя, в свои силы.
            Кому верить?
            И ещё. (Андреевская церковь просто вся окутана тайнами). Киевские масоны чрезвычайно жалуют эту церковь….
            Я походила по смотровой террасе, сверху вниз оценила крутизну и продолжительность Андреевского спуска, через ветки деревьев увидела кусочек Днепра. Внутри церковь очень торжественна, и даже гламурна, в лучшем понимании этого слова. Всё-таки камень в основание закладывала Елизавета Петровна, а достраивала Екатерина II – рубинового цвета иконостас, золотые виньетки, головки купидончиков.
 
            Ну а теперь – Андреевский спуск. Я вся в волнении – столько читала, столько представляла – и вот теперь бегу по нему. Его начало (или конец) от площади густо уставлен палатками с сувенирами. Причём абсолютными клонами арбатских. Если отбросить сначала матрёшки-хохлому, потом павлопосадские шали, потом военные ушанки-значки, то в оставшихся процентах тридцати останутся вышитая украинская национальная одежда (женские всевозможные кофточки, мужские рубахи, сарафанчики для девочек и рубашечки для мальчиков, полотенчики-рушники, скатерти-салфетки), картины, магниты и прочая безделица. «Свободными художниками» назвать большую часть криминального вида продавцов и торговок очень сложно. «Та людишки всё больше шляются сеходня, а нихто ничо не берет», - сказал один краснолицый персонаж такому же другому, сплюнув в сторону.
            Прочитала интересные мысли в одном отзыве: «1. По Андреевскому нельзя лениться ходить, нужно заглянуть во все уголки ведь именно в самых недоступных местах стоят не заангажированные, не расхамевшие, не раздобревшие и переставшие вкладывать душу дельцы, а настоящие, из других городов, везущие самое лучшее и не такие алчные ко всему…. 2. По Андреевскому нужно ходить ЧАСТО! Чтобы знать, кто рисует от души, а кто поставил дело на поток и штампует «произведения искусства».
            И в душе с этим согласна. Но центральные места, конечно, оккупированы коммерсантами, а не художниками. Единственное, глаз порадовался ярким шерстяным ручным карпатским коврам (~ от 300-500 гривен плюс торг,  1.5х2), вышитым бисером цветам на неправдоподобно красивых кофточках, пастушьим вышитым овчинным телогрейкам (видела только в одном месте). И ещё – от Андреевского спуска идёт ещё одна улочка с картинами, которая огибает Андреевскую церковь (если спускаться вниз, то начинается справа за церковью), там одни художники. Вполне вероятно, что там вы и встретите удачные и сильные работы.
            Андреевский спуск – это очень длинная и о-о-чень крутая, мощёная неровным булыжником, улица. Выражаясь горнолыжным языком – почти красная трасса. Вот зимой по такой улице хорошо на санках скатываться! А осенью в месяц «листопад» даже не то что подниматься, а спускаться – крайне неудобно. Это ябеда  - на Андреевский спуск .
            Здесь сосредоточена масса маленьких арт-магазинчиков, маленьких театриков и маленьких ресторанчиков.
            Немного спустилась, накупила смешных магнитов в виде бутербродов с салом и солёным грибочком, и украинских хат, покопалась в антиквариате, приценилась к карпатским коврам, и увидела дом с готической остроконечной башенкой, который называют «замок Ричарда Львиное Сердце» или дом с неприятностями – у владельцев проблемы были, привидения там постоянно завывают, и до сих пор нормальные люди боятся в нём жить. Полюбовалась куском тротуара с нарисованными ромашками – хорошая идея. Обогнала гигантскую толпу школьников.
            И наконец-то! Вот он. Дом номер тринадцать. Дом, в котором жил Михаил Булгаков. А вернее, вся его семья. В романе «Белая гвардия» дан его точный портрет: «Над двухэтажным домом № 13, постройки изумительной (на улицу квартира Турбиных была во втором этаже, а в маленький, покатый, уютный дворик – в первом), в саду, что лепился под крутейшей горой, все ветки на деревьях стали лапчаты и обвисли. Гору замело, засыпало сарайчики во дворе – и стала гигантская сахарная голова. Дом накрыло шапкой белого генерала, и в нижнем этаже (на улицу – первый, во двор под верандой Турбиных – подвальный) засветился слабенькими желтенькими огнями… а в верхнем – сильно и весело загорелись турбинские окна».
            Сейчас это дом-музей.
            Я читала и была в курсе, что попасть с улицы в этот музей крайне сложно, что туда пускают в основном организованные экскурсии,  что надо долго ждать укомплектования группы и т.д. Всё это так и есть. Но я прорвалась. Практически чудом. Наверное – очень хотела сюда попасть.
            В кассе на меня сразу же замахали руками: «Что вы, что вы! У нас сейчас идут англичане, видите, мёрзнут уже час перед входом, а дальше сорок человек школьников (этот табун я уже видела). Хотите – ждите».
 В холл зашла преподавательница-вожак школьной группы. Я искренне попросила разрешения примкнуть к их группе – одним человеком больше, какая разница, их и так сорок штук. Но преподша упёрлась рогом – я даже удивилась такой непробиваемости и пожалела её учеников. К кассе постоянно подходили туристы типа меня и их также отфутболивали. Но я стояла и не уходила. Тут ввалились англичане-студенты, 12 человек, и меня осенило. Я опять припала к кассе: «Не пропустите ли меня с иностранцами? экскурсия на английском? с этим нет никаких проблем». Я состроила максимально интеллигентную физиономию. Женщина-кассирша напряглась, видимо, это было очень сложное решение, и пошла с кем-то советоваться. Вернулась с разрешением. «Ладно, идите, с вас 8 гривен».
            И вот я уже стою в булгаковской гостиной. Все семь комнат, «семь полных и пыльных комнат», в которых жила большая семья Булгаковых занимают весь второй этаж. Музей необычный. Его идея – это два цвета, чёрный и белый.
Смысл в этом такой: те экспонаты музея, которые принадлежали Булгаковым - рояль, стол, книжный шкаф и другие - чёрного цвета, а вещи его книжных героев из романа «Белая гвардия» - белые, они сделаны из гипса. И фотографии – чёрно-белые, конечно.
            Здесь, как говорит экскурсовод, «поселили под одну крышу Булгаковых и Турбиных». Очень странно, к примеру, видеть белый каменный фикус (наверное, такой стоял в семье Турбиных) или белую гитару (может, это на ней перебирал струны поручик Мышлаевский), а вот на черном рояле, возможно, музицировал сам Мишенька Булгаков или его сестра Варвара (прототип Елены Турбиной). Турбина – это не выдуманная, а реальная девичья фамилия бабушки Булгакова по матери. В этом доме большая патриархальная семья Булгаковых. Родители (отец – профессор богословия) и 7 детей. Три брата – Михаил, Николай (прототип Николки Турбина), Иван и четыре сестры – Вера, Надежда, Варвара, Елена. Потом сюда совершенно юный Михаил привёл совершенно юную жену Татьяну Лаппе. В одной из комнат нам показывают гордость музея – тёмную икону, которой благословили молодожёнов.
            Проходим в комнату Варвары. Это спальня и она вся белая, а значит это уже комната «красивой, рыжей, умной» Елены Турбиной. О ней в «Белой гвардии» Мышлаевский говорит: «Красавица, умница, на фортепианах играет, по-английски говорит, а в то же время самоварчик поставить может».
            Проходим в белую комнату Николая или Николки Турбина, она угловая. Около окна стоит стол, а на нём бронзовая лампа под зелёным абажуром – она подлинная, при её свете писал Михаил Афанасьевич свои гениальные романы. Музей тоже очень гордится этой лампой, и сотрудники специально сделали так (вставили в окно специальное отражающее стекло), чтобы её отражение было хорошо видно в оконном проёме.
            «Никогда не сдёргивайте абажур! Абажур священен. У абажура дремлите, читайте – пусть воет вьюга, ждите пока к вам придут». … «В бронзовой лампе вспыхнул розовый свет, пианино показало свои уютные белые зубы…».
            Здесь же на столе третья гордость музея – булгаковская коллекция бабочек.
            Ещё в одной комнате стоят книжные шкафы. Но они пустые. Лишь на одной полочке лежит несколько книжек. Это ВСЕ книги, изданные при жизни Булгакова.
            А в последней, тоже гостиной – нас ждёт странный сюрприз. Все мы подходим к огромному старинному зеркалу и тут гаснет свет. А зеркало изнутри подсвечивается и превращается в окно, за которым тяжёлыми крупными хлопьями идёт снег. В этой самой гостиной, тогда «розоватой, с кремовыми шторами», много-много лет назад в студеную декабрьскую ночь – страстно молилась Елена Турбина, в соседней комнате бредил тифозный Алексей Турбин, а три офицера, один юнкер и нелепый Лариосик играли в винт….
            Булгаковы прожили в этой квартире больше двадцати лет и уехали из неё в 1920 году. Сюда больше не возвращались. А квартира превратилась в обычную киевскую коммуналку.
            «…Вечер, горит лампа. Бахрома абажура. Ноты на рояле раскрыты. Играют «Фауста». Вдруг «Фауст» смолкает, но начинает играть гитара. Кто играет? Вон он выходит из двери с гитарой в руке…».
            (В Москве в Театре Моссовета идёт замечательный спектакль «Белая гвардия»).
 
            Выхожу из музея просто счастливая! Я сделала это! Я попала в музей Михаила Булгакова! Теперь начинаю искать глазами кота на фасаде соседнего дома. Где-то здесь рядом на доме одиннадцать должен отдыхать Бегемот со стаканчиком водочки (а может быть и горилочки) и с насаженным на вилку маринованным огурчиком. А его нет…. Я перебегаю улицу и допытываюсь у одной девушки-художницы: «Где кот???». Она говорит, что его сняли….
 
            Я спустилась по всему узвiзу. В «Музей одной улицы» (в самом конце/начале Андреевского спуска) заходить не стала, потому что устала. Спустилась и повернула налево. Здесь уже начинается знаменитый киевский район - Подол. И ищу древнюю церковь Богородицы Пирогощи. Это очень интересное место. Давным-давно здесь стоял храм славянской богини любви и красоты – Лады. Древние предания говорят, что в центре стояла статуя очень красивой женщины – в венке из роз, волосы украшены жемчугом, а длинное русское платье, подпоясанное золотым пояском, покрывали сложные орнаментальные узоры. Этой богине приносили «жертвы» - огромное количество цветов. А сам храм был деревянный, но покрытый серебряными пластинами. Когда вокруг статуи богини зажигали огни, то их отражения в серебряной глади освещали всё вокруг. Это было неземное по красоте зрелище.
            Потом здесь на месте храма Лады была построена церковь Богородицы Пирогощи/ей. Не надо забывать, что раньше (до 18 века) практически все древние храмы располагались на местах с мощным излучением положительной энергии – древние зодчие хоть «академиев не кончали», зато такие места умели находить безошибочно. Может быть, поэтому в церкви, так позитивно расположенные, людей буквально тянуло. Поразительно – но именно сюда стремится князь Игорь («Слово о полку Игореве»), возвращаясь из плена: «Солнце светится на небе, - а Игорь-князь в Русской земле; девицы поют на Дунае, - вьются голоса через море до Киева. Игорь едет по Боричеву ко святой Богородице Пирогощей».
            Сейчас церковь мастерски воссоздана современными мастерами, и её «древний вид» условно смоделирован. Тем не менее, она выглядит очень достойно – чуть розового цвета (древние храмы никогда не штукатурили), и вообще место, действительно, очень хорошее. Вы почувствуете.
            Совсем рядом, в 2х шагах, находится Контрактова или Рыночная площадь. Правда, я уже очень сильно устала и помышляла главным образом только об одном – где бы поесть, где бы присесть. Да и площадь была какой-то повседневной, с муравейником народа (здесь много автобусных остановок и маршруток), но основной комплект достопримечательностей я всё-таки увидела.
            Маленького Самсона, раздирающего пасть маленькому льву – это фонтан, который украинцы поставили в ознаменование победы Петра I над шведскими войсками. Судя по этому выдающемуся по миниатюрности памятнику, похоже уже тогда на Украине не очень-то порадовались русской победе .
            Памятник Григорию Сковороде – украинскому странствующему поэту, писателю и философу.
            Здание Киевской Духовной Академии. (Здесь надо вспомнить, что в Российской империи существовало всего четыре духовных православных академии: в Киеве, Санкт-Петербурге, Москве и Казани). Я сразу же, стоя в центре площади у памятника Сковороде, заметила на другой стороне улицы то, что хотела здесь увидеть – Старый академический корпус (белый особнячок). Именно в этом корпусе преподавал отец Булкакова. Кстати, не зря, общий архитектурный облик Киева мне не показался русским – его застраивали практически одни немцы: самый известный это – Иоганн Шедель (Лаврская и Софийские колокольни, как раз эта Академия и многое др.), а также Лауфер, Бунге, Штром, фон Фрайман, Китнер, Струве, Брадтман, Шлейфер, Шилле и многие др.. Вот вам и «мать городов русских» .
            На углу Контрактовой площади и улицы Сагайдачного я увидела огромную «Пузатую хату» и стремглав понеслась туда. Предупреждаю – именно здесь я съела «ядовитый» салатик.
 
            Далее у меня был такой маршрут: ул. Покровская (старинные особнячки и дом №6, на месте церкви, где Булгаков венчался с Лаппе) – поворот налево на ул. Сагайдачного, там скульптура кобзаря и казака-запорожца (не поняла, зачем путеводитель гоняет сюда людей) – Боричев узвiз. Вот это уже очень интересная улица. Андреевский спуск пересекается с перпендикулярным Боричевым почти в самом низу. Здесь были древние Боричев-град (крепость) и Боричев-посад. А наверху были Киев-град и Киев-посад. Здесь нет архитектурных финтифлюшек, наоборот, какие-то фасадно непривлекательные дома – престарый мукомольный заводик, обшарпанные домики с фанерными окнами, но в этой нетронутости и его прелесть. Плюс эта улочка ещё неожиданно делает вираж и превращается в шикарный крутейший небольшой, но очень живописный спуск – и выводит сразу к метро «Поштова площадь» и фуникулёру, желтой классической церкви Рождества Христова (Шевченковской), а за ней к Речному вокзалу и Днепру.
            На Боричевом спуске можно вспомнить историю. Когда «Володимир наказав скликати всiх киян на головний майдан перед своiм палацом (Бабий Торжок)» и «звелiв скинути всiх бовванiв (статуи славянских богов)», а «Перуна ж повелiв привязати до хвоста коневii волочити з гори (по древнему Андреевскому спуску) Боричевым узвозом до Днiпра и вкинуть його в рiку. …Кияне бiгли услiд берегом, кричучи: «Видубай (выплывай), наш боже, видубай!». То место, где Перуна вынесло на мель, так и называется до сих пор – Видубичами.
            Фуникулёр мне очень понравился - станция (закрытый арочный павильон) очень симпатичный, сам мини-поезд с тремя миниатюрными вагончиками, стоящий на рельсах под углом в 45˚, а главное стоимость билетика – 50 копеек . Поднимается быстро, очень романтично , и ты высаживаешься прямо за Михайловским Златоверхим монастырём, рядом с «Министерством закордонных справ». Стены станции отделаны красивыми витражами, двери фуникулёрчика распахиваются сначала на одну сторону – выходят пассажиры, потом захлопываются и открываются на другой стороне – там уже заходят.
            Кстати, это место – гора, тоже имеет интересную историю, но, к сожалению, не такую романтичную, как сама фуникулёрная поездка. Гора называется сейчас Михайловской, зелёная такая – но это садовники постарались - раньше она была лысой, ничего на ней не росло. А Лысые горы в Киеве, как известно, не совсем приятные места. Таких гор в Киеве было пять. Одну сейчас срыли (на этом месте кинотеатр «Аврора»). Ещё одна из них – располагается здесь, фактически в центре города, где сейчас проходит трасса фуникулера (склон Михайловской горы к Днепру). А самая гадостная гора расположена на правом берегу реки Лыбедь, при впадении ее в Днепр, как раз около станции метро «Выдубичи». Это агрессивная «энергетически опасная зона», в том плане, что здесь происходят аварии, ухудшается самочувствие. Но я хочу сказать о другом. Хочу ещё раз напомнить про князя Святослава Освободителя.
            Существует древняя легенда. Всемирно известная. Есть такой знак – змея, кусающая себя за хвост. Но этот знак, существует не только в книгах, украшениях, но и на земле. Гигантский змеиный круг. Магический обережный круг Хазарии.
            Немыслимая хазарская золотая казна хранилась не во дворцах, а в тайных подземных кладовых – могилах «белых», т.е. повящённых иудеев. По тайным иудейским знаниям считалось, что золото – сакральный металл – умножает силы государства и создаёт незримую стену вокруг него. Если бы посмотреть на окрестности Хазарского царства (каганата) с высоты, то эти незримые могилы с золотыми запасами образовывали круг – или змеиный знак. Так вот, место, где она себя кусает, расположено как раз в Киеве. И место это называется Лысой горой. И именно этим обусловлены мистические возможности данной возвышеной местности.
 
            Я спешу в гостиницу – к 5 вечера должен освободиться муж и мы пойдём гулять по Киеву вдвоём. Когда мы вышли на улицу, то уже почти совсем стемнело. Мы (под моим чутким руководством) поехали на «Поштову площадь», поднялись на фуникулёре, вышли за Михайловским Златоверхим монастырём в большой парк «Владимирская горка», 9а это край высокой горы), и в темноте пошли искать памятник князю Владимиру – как обещал путеводитель «вечером здесь зажигается иллюминация, отчего памятник приобретает фантастический вид». Скульптура на склоне горы была подсвечена обычным жёлтым светом прожекторов, спускаться вниз мы не стали, и я бы назвала «фантастическим» совершенно другой вид – панораму ночного левобережного Киева. Все эти виднеющиеся в синей-пресиней ночи вдалеке разноцветные «огоньки» большого города, выглядели как рассыпанные сверкающие драгоценности – не побоюсь такого литературного штампа . И вообще-то вид отсюда уже неподражаемо описал Булкагов: «С террас на Владимирской горке видны бесконечные черниговские пространства в полном покое за рекой Днепром».
            Я уже знаю своего мужа. Через полчаса он осторожно заметил, что уже замёрз, через сорок минут намекнул, что уже проголодался, через час мы уже вышли из присмотренной им кофейни, походили по Майдану, забрались на смотровую площадку перед гостиницей «Украина», потом порешали мои внезапные проблемы, пробежались по Крещатику и улице Городницкого (известный украинский архитектор, вход в Арку) и приступили к главному и наилюбимейшему мужем туристическому маршруту – поиску вкусного ресторанчика. С этой целью оббежали практически пол-ночного Киева. Муж был полон сил и активной энергии, а я плелась в виде усталого хвостика. Помню – что в ночи мы карабкались по какому-то непередаваемо долгому и крутому подъёму. Как потом нашли на карте – «Крутому спуску». За двадцать минут, преодолев только треть бесконечных ступенек, я выкинула белый флаг – признала свои ошибки (отвергала все встречающиеся корчмы и подвалы), раскаялась в своём поведении (самоуверенность и беспечность), и призналась в любви к оставшемуся внизу на Крещатике Макдоналдсу, которая разгоралась во мне все больше и больше с каждой осиленной очередной ступенькой. Интересно, вот ведь мы туристы – и то обстонались, а как же сами киевляне, которые карабкаются по этим склонам каждый день? 
            Ничего мы на этом Крутом спуске-подъёме вкусного не заметили, зато прошлись по одной очень интересной и впечатляющей улице Киева – Круглоуниверситетской. Наверное, на эту улицу не часто заносит туристов - она тоже альпинистская. На ней на нас дохнуло высоким статусом людей на ней проживающих - красивые строгие высоченные (похожи на сталинские дома), посольства, какие-то административные старинные здания. Удивительно, что, спустившись по ней, мы оказались снова у Бессарабского рынка, за которым мы считай, и начали свой крутой подъём.
            Прочесали мы и бульвар Тараса Шевченко и насмотрелись на ярко сверкающую в ночи люксовую гостиницу «Премьер-Палас», вырулили мимо Киевского университета и сквера на Владимирскую к Театру имени Шевченко, а за ним – наконец-то! – осели в театральной кондитерской «Лicoва пiсня». Наверное, мы не по тем улицам ходили…два часа поисков…где поесть в Киеве…Крещатик не считается, как и японские-китайские и разные снеки-бары…вот и поешь в Киеве вишнёвых вареников….
 
 
День 3й. Владимирская церковь и Владимирская улица. Софийский собор и Софийская площадь (памятник Богдану Хмельницкому). Михайловский Златоверхий монастырь. Андреевский спуск и ресторан «Будьмо». Посещение Музея национальной истории Украины.
            С неба капает дождь….
            Весь день, когда мы вдвоем ходили по Киеву, небо нас щедро поливало потоками воды. Такая погода – не самая удачная, мягко говоря, для осмотра достопримечательностей. Перед глазами рябят отчётливо видимые пунктиры дождевых ниток. Мокрая рука держит фотоаппарат. Нависший над головой тяжёлый от воды зонт ограничивает видимость. Я ещё в длинной до колен, приталенной итальянской куртке, которая меня относительно защищает от капель, а муж страдает в практически мокрых джинсах. Поэтому мы носимся перебежками. Залетим под любую музейную крышу, отряхиваемся как мокрые курицы и ходим, осматривая всё по максимуму.
            … По улице Владимирской (метро «Золотые ворота») мы поднимаемся к Софийской площади и Софийскому собору. Белые стены, арка – вход, над ней очень красивая колокольня – совершенно нежного голубого цвета с густым очень изящным белым орнаментом. Вход на территорию музея (билетики в кассе под аркой) – 2 гривны. Это вы заплатили за прогулку по территории, а вход в Софийский собор – 20 гривен (билеты слева в киоске) и включает в себя экскурсию. Вы не ждёте, когда соберётся группа, а идёте в собор и там присоединяетесь к любому экскурсоводу.
            София – это наивеличайший образ вселенской церкви, это Премудрость Божия, про которую «апостол Павло говорить, що вона е с самим Христом». У святой Софии было три дочери – Вера, Надежда и Любовь. Когда вы входите в храм святой Софии, знайте, что двери вам открывает – Любовь.
            Главное, самое сильное, самое яркое, самое острое впечатление подарила нам мозаичная Богоматерь Оранта «Нерушимая стена», которая находится в куполе над центральным алтарём. Мозаика выполнена «на сяючому золотому» фону «з кубикiв рiзнобарного (разноцветного) скла – смальти». Вот сколько лет этому собору – столько лет Киев находится под её защитой. Оранта – значит молящаяся. «Нерушимая стена» - потому что вокруг неё есть надпись на славянском языке: «Бог посреди Ея и не подвижится, поможет Ей Бог день и ночь».
            Три золотые звезды – на челе и на груди. Два золотых креста – на особых нарукавниках «поручах», знак того, что сила даётся от Бога. Богоматерь окутана золотым покрывалом. Стоит на золотистом камне. И весь купол покрыт золотой мозаикой. Цвет золота непередаваемо глубокий.
            Здесь в Софийском соборе – самый большой «у свiти ансамбль» аутентичных мозаик и фресок 11в. – 260 кв.м мозаик и 3000 кв.м фресок. Фрески чудом сохранились. Их осталось чуть больше половины. 200 лет собор стоял без крыши. Виноват хан Батый. Потом их забелили известью. Нанесли слой масляной живописи. В 19в., обнаружив, за случайно отвалившимся куском штукатурки фреску 11 века, дилетантами-рабочими железными скребками были трудолюбиво отскоблены все наслоения вместе с фресками. А уцелевшие древние фрески так же трудолюбиво «дорисовали» опять маслом. В наше время лет 50 проодили уже «научную реставрацию», которая полностью раскрыла софийскую стенопись на оставшихся кусках древней штукатурки. А сейчас в соборе микс – из живописи разных столетий. Похоже, что здесь есть даже работа Врубеля – я никак не могу точно перевести вот эту фразу на украинском: «У мозаiцi зберiгся архангел у блакитных (голубых) шатах (?), iншi (которого) майстерно виконанi (выполнил) М.Врубель наприкiнцi (в конце) 19ст.».
            Интересно, что в Софийском соборе совсем нет изображений славянских святых. На южной (правой) стороне очень интересна фреска «Ипподром» с композициями «Акробаты», «Скоморохи», «Борьба ряженых», «Охота на медведя», «Охота на вепря». И ещё меня, как носителя такого же имени, заинтересовала парное изображение святых Андриана и Натальи (на одной из северных (левых) арок).
            Вообще рассматривание фресок в Софийском соборе – это занятие индивидуальное, тихое, внимательное, сосредоточенное и отрешённое. Фрески сохранились очень плохо, достаточно неотчётливы, и спрятаны под слоем въевшихся масляных красок. Они вам осторожно открываются…. Например, на масляной поздней яркоцветной фреске вдруг вы увидите нежноокрашенные часть фигуры, кусочек одежды, или вдруг на ярком фоне неожиданно проступает глаз, пол-лика. Спешите. Почему-то тщательно отреставрированные фрески исчезают… - их видимость становится все более нечёткой….
            Нам рассказывают про историю собора – «1019 год основания, Ярослав Мудрый, на фресках члены его семьи». Всё это можно прочитать в путеводителе или множестве других источников, например, ими забит весь Интернет.
            Но есть и альтернативные мнения. И честно говоря, они очень логичны, доказательны, аргументированы, селят сомнения и заслуживают внимания. Историки пользуются летописными документами, корпят над ними, сверяют имена, сопоставляют даты, события, и по мелким, мелким рассыпанным деталям восстанавливают истину.
            А она (истина) сильно противоречит общепринятой, уже давно и прочно изложенной везде, во всех учебниках. Ну, не переписывать же книжки, и не отнимать у русских князей звания «мудрецов»….
            Вот мнение (одно из многочисленных подобных) доктора исторических наук, профессора кафедры истории Киевской Академии и заведующей отделом научно-исторического наследия Национального заповедника «София Киевская» (!) – Надии Никитенко.
            Софийский собор был задуман и начал строиться при князе Владимире и его жене греческой принцессе Анне. Она привезла с собой византийских зодчих и художников, которые в дальнейшем построят на Руси храмы, и украсят их искусными мозаиками и фресками, напишут для них иконы. Привезла с собой христианские реликвии – мощи святых, священные книги. Так, взятая ею частичка мощей из церкви святого Пантелеймона Целителя с берега Босфора, будет заложена под престол Софийского собора в Киеве.
            А Ярослав Мудрый, вернее под Ярослава Мудрого, были сильно переписаны реальные события русской истории. У него была очень веская причина, из-за которой он пошёл на искажение дат и имён в летописях. (Разве это странно? Разве сейчас такого нет? История – это же пластилин.) Дело в том, что это он, убил своего сводного (родного по отцу) брата Бориса, а не Святополк «Окаянный». И отнял у него киевский трон.
            Про «Окаянного Святополка» мы знаем из «Повести временных лет». А Лев Гумилёв считал, что в «Повести» Нестор «даёт заведомо ложную схему событий», когда «собранные факты говорят об обратном». К тому же переделаны только русские источники, а «иностранные» хроники сохранились просто отлично, например, «Эгмундова сага» и др..  В ней все очень подробно описано. И тогда всё совпадает. Исторические паззлы сходятся, многое объясняется. По нашему же «заказному лiтописному сценарii» на Руси Святополк навеки останется «козлом отпущения» и «братовбийцейi», Борис – «його жертвой», а Ярослав – «мудрым и богообразным» наместником.
            Такою была цена золотого киевского трона.
 
            Слева в отдельном приделе находится «мармуровый саркофаг» с прахом Ярослава. А в следующем приделе – очень красивый и информативный макет древнего Киева под стеклом. Очень интересно увидеть и понять, наконец, топографию Киева и своим современным глазом оценить месторасположение всех его достопримечательностей. На макете муж нашёл и показал мне миниатюрные Золотые ворота, мимо реальных которых мы пробегали уже несколько раз. Сейчас они на реконструкции, все в лесах, и окруженные современным бетоном, выдернутые из своего исторического прошлого и лишённые своего прямого функционального предназначения – смотрятся как сувенирные. А раньше Киев был окружён огромными и крепкими стенами «детинца» и эти ворота, вписанные в мощную крепостную (видим на макете) стену выглядели совсем по другому и впечатляли.
            Кстати, памятник Ярослава Мудрого за «Золотыми воротами» тоже впечатляет. Да что же это за архитектурное обезьянничанье?!  Опять Ярослав Мудрый с кондитерским изделием в руках. В Ярославле он держит – маленький город в руках, в Киеве – маленькую Софию. При этом скульптор усадил князя в крайне неудобную позу. Чтобы так изогнуться мужчине – это надо постараться.
            Верхний этаж Софийского собора – музей, где выставлены уцелевшие фрески из Михайловского Златоверхого монастыря.
            Выходим из Софии Киевской на Софийскую площадь с памятником Богдану Хмельницкого, который сидит на коне и размахивает булавой. Пьедестал в виде кургана, и чем-то по очертаниям напоминает Гром-камень под Петром I в Питере. Памятник задумывался так: наверху украинский гетман, внизу поверженные им враги: «католический монах, польский пан и еврей» - цитата из путеводителя. Но денег на изображение врагов не хватило, только на пьедестал.
 
            Под проливным дождём быстро перебегаем от Софийской площади с Софийским собором до Михайловской площади с Михайловским Златоверхим монастырём. Они совсем рядом, представьте себе гантели – шарики это площади, а ручка – дорога их соединяющая (Владимирский проезд).
            Залетели под входную арку монастыря вместе с такой же мокрой до нитки свадьбой. Вход в Михайловский собор бесплатный, но на кованых воротах висит табличка с предупреждением, что фотографировать на территории запрещено. Но нам не до этого. Зонты вперёд и несёмся до входа в сам собор. Сразу удивляет и запоминается его цвет – настолько неизбитый, и вообще нехарактерный для русских православных храмов – цвет сирени. Внутри новенькие фрески. Сам древний собор XI века взорвали в 1937г. А какой он был красивый! Его расписывал иконописец Алипий (я рассказывала о нём в главе о Киево-Печерской Лавре). И чудом сохранившиеся некоторые фрески сейчас хранятся в музее Софийского собора (тоже уже писала выше). Известная всем мозаика с изображением Дмитрия Солунского сейчас выставляется в Третьяковской галерее в Иконном зале. Про современные фрески, которыми расписан храм, может быть, через сотни лет будут говорить – «шедевры древних мастеров 21 века». Но сейчас этого не скажешь, хоть и краски прогрессивные, и роспись «подчинена древнерусским канонам». В Михайловском храме слева есть очень красивая и почитаемая икона – святой Варвары. Главной святыней храма являются мощи этой святой.
            Вышли на улицу и поливаемые дождём побежали вокруг сиреневого собора. Зачем?  А чтобы найти часовню с источником позади него и прилепить монетку к медным кранам – на удачу 
 
            Что дальше? Снова дождь. Андреевский спуск. Борщ, чесночные пампушки, вареники и вишнёвая наливка в ресторанчике «Будьмо». Национальный музей истории Украины на Киевской (Киевой) горе. Залетели мы туда вместе с очередными промокшими молодожёнами. Шушукающиеся музейные тётеньки про них осуждающе сказали, что «если бы не дождь, они бы к нам не зашли». Скажу честно, это в целом относилось и к нашему мотиву посещения этого музея. Если бы не дождь… . А музей-то хороший и очень интересный, четырёхэтажный. Мы честно осилили только два этажа. Осмотрели «первобытнообщинные» залы, зал русской истории и сломались на остальном. Дело в том, что вся русская история в украинской истории занимает крохотный зальчик, там бюст Ярослава Мудрого, воссозданный Герасимовым, пара картин, чуть-чуть украшений и черепков. И всё. А остальное это литовские экспонаты, польские персонажи, и сами знаменитые украинцы. Интересно было узнать про Петлюру.
 
            В наших лучших фирменных беззаботных традициях на вокзал мы прискакали за пять минут до отправления поезда (муж потом меня гордо поправил: «не за 5, а за 8! 3 минуты разницы!) .
 
Послесловие.
            Киев оставил очень многослойное впечатление. Теперь больше в листопад в Киев не поедем, а только в травень (май), червень, липень, серпень, вересень или жовтень (октябрь) .
            Мне понравилась Украина. Моя бабушка, красавица с чуть раскосыми зелёными глазами и соболиными бровями – Анастасия Стефановна Коломиец – была украинкой, из села Ладыжичи.
            То-то я думаю, шо это мне так нравится сало! И шо это мне так идёт платок на голове, повязанный, как у Солохи, крылышками-кончиками наверху? 
 

      

Авторские права на текст полностью принадлежат автору - НатА. Полное или частичное воспроизведение, копирование, тиражирование текста на любых носителях, в т.ч. на Веб-сайте, возможно только при обязательной гиперссылке на сайт - (с) http://www.pamsik.ru и упоминании имени автора.
PamsikLivejournalновые фотографии из путешествий
Рекомендуемый шрифт при распечатке – Verdana 8.

 

 



 
 
             
           
          
   

© 2008
Все права защищены